Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как женщины отвоевывают у мужчин Америку


Ирина Лагунина: Как женщины отвоевывают у мужчин Америку? Очень быстро. Главные завоевания произошли за 3 десятилетия – с 60-х годов 20-го века до 90-х. В исторических масштабах это такой малый срок, что историк женского движения Гэйл Коллинс написала: «Женская революция закончилась так быстро, что борцы не успели добежать до баррикад». И о том, что из этого вышло, рассказывает Марина Ефимова.

Марина Ефимова: Накануне этой революции, в процветающей послевоенной Америке 50-х годов 20-го века почти каждая семья имела дом или квартиру, автомобиль и массу вспомогательных электроприборов, облегчающих труд хозяйки. Однако этим домохозяйкам еще многого не хватало в жизни. Чего именно – можно понять из воспоминаний писательницы Джейн О’Райли:

«...Никогда не заработала ни цента, никогда никуда не съездила одна – даже в кино или на вечеринку, ни разу не приняла сама важного решения... Наконец, я всё-таки ушла от мужа, но продержалась одна только 4 месяца – в ужасе от собственной смелости. Я хотела бежать из дома, но чувствовала, что мне нужно спросить разрешения».

Марина Ефимова: Конечно, американки на фермах или фабричные работницы жили несколько другой жизнью. Проблема, описанная Джейн О Райли была проблемой женщин среднего класса. Но этот класс был огромен, и его проблемы были массовыми.

«В 1961 году декан мединститута сказал журналистам: «Да, мы берем женщин: по две на каждый курс - чтобы одной не было скучно». В 1960 году в Америке женщины составляли 6% врачей, 3% юристов и меньше 1% инженеров. Когда Рут Гинсбург (в будущем Верховный судья) поступила в Гарвард на юридический факультет (среди 3-х-4-х других девушек), декан произнес речь, которую начал так: «Мои дорогие леди! Что вы тут делаете, занимая места, предназначенные для мужчин?». Еще в 60-х годах покупка дома оформлялась только на мужа. В купчей значилось: «Оформлено на мистера Джона Дэниела и супругу». Имя жены даже не упоминалось».

Марина Ефимова: Это был отрывок из книги журналистки Гэйл Коллинз «Когда все изменилось. Удивительное путешествие американских женщин из 60-х годов в наше время». В фильме Мартина Ритта «Любовь Мёрфи» действие происходит в Аризоне 60-х. Брошенная мужем женщина хочет получить займ в банке. Служащая говорит ей:

Служащая банка: - На вашем заявлении нет подписи мужа. И у вас нет собственности, нет никакой гарантии для получения займа...

Героиня: - Я – гарантия. Тут, ведь, приложены рекомендации. Я – профессионал. Я тренирую лошадей с 16-ти лет.

Служащая банка: - Вы – женщина.

Героиня: - Вы хотите сказать, что если бы на моих брюках была не молния, а ширинка, то я бы получила заем?..

Служащая банка: - Во всяком случае, у вас было бы больше шансов.

Марина Ефимова: Еще в 1972-м! году в газете «Нью-Йорк Таймс» была опубликована история о том, как женщина не могла снять квартиру, потому что не оформляли документы с ее подписью. Ей пришлось ехать в психиатрическую клинику, пациентом которой был ее муж, и с помощью врачей заполучить его подпись. Не забудем и традиции!..

«Продюсер на телевидении объяснял журналистам, почему в его фильме у женщин нет деловых ролей: «Для драмы необходим конфликт. А если женщина будет принимать решения, или бороться, или одерживать победы, это произведет неприятное впечатление». Начальник НАСА сказал, что «идея отправить женщину в Космос вызывает у него тошноту». Даже всеми любимый доктор Спок, либерал, говорил: «Если женщины начнут соревноваться с мужчинами, многие из них станут упрямыми и сварливыми».

Марина Ефимова: История женского движения 60-70-х годов полна судьбоносных событий – от исторически важных до анекдотичных, от трогательных до отвратительных (например, убийства мужчин радикальными феминистками)... от подготовленных и продуманных действий до случайных, но грандиозных удач. В 1964 году либералы в Конгрессе боролись за принятие «Акта о гражданских правах» - закона, направленного исключительно на достижение равноправия афро-американцев – при приеме на работу и на самих рабочих местах. Но влиятельный сенатор-южанин Говард Смит (80-ти лет отроду), чтобы показать абсурдность подобного равноправия, включил в текст законопроекта и пункт о равноправии женщин в тех же ситуациях. Он хотел сделать Акт предметом шуток (в чем вполне преуспел). Но, в Конгрессе тогда было 12 женщин (от разных партий, но одинаково умных). Увидев добавку Смита, они тут же сговорились, объединили голоса (в разрез с требованиями своих партий) и помогли провести Акт через Конгресс. Рассказывает колумнист "Нью-Йорк Таймс", автор книги «Когда все изменилось» Гэйл Коллинз:

Гэйл Коллинз: В легальной сфере Закон о гражданских правах – одно из главных событий в движении за женское равноправие, его спусковой крючок. Дело в том, что даже когда этот закон (с добавкой о равноправии женщин) был принят, никто не собирался проводить его в действие. Он был предметом постоянных шуток – в том числе и моей газеты «Нью-Йорк Таймс», и даже самой либеральной тогда газеты «Нью Репаблик». НО!.. Закон есть закон. Пока его не было, среди женщин никто не верил в возможность равенства на службе. Но когда он появился, а руководители фирм отказывались ему подчиняться, вот тогда поднялось возмущение. Началось объединение, создание женских организаций (насчитывавших 10 млн членов!), начались дискуссии в прессе, суды, и т.д. «Шутка» сенатора Смита имела огромные последствия.

Марина Ефимова: Возможно, в нынешнем году (во всяком случае, через несколько месяцев) число женщин в американской армии труда превысит 50%. Впервые в истории Америки в возрастной группе населения от 30-ти до 40-ка лет женщины имеют больше университетских дипломов, чем мужчины. А в 22% американских семей женщины и зарабатывают больше, чем мужчины. Правда, средний заработок женщин все еще составляет лишь 80% от заработка мужчин, но это может измениться сейчас, когда в результате рецессии трое из каждых четырех американцев, потерявших работу, были мужчинами. В журнале «Economist» переход большинства в американской армии труда к женщинам было отмечено статьей “We Did It!” - «Мы это сделали!». Автор пишет:

«Экономический прогресс американских женщин является самым значительным социальным сдвигом нашего времени».

Марина Ефимова: «Никто, кроме женщин, - пишет социолог Элис Росси, - не вел борьбу за свои права, находясь в таком близком, интимном контакте с противником» - то есть, с мужчинами.
В конце 50-х годов типичная мечта типичной американской девушки – найти мужа с хорошим заработком. Потому что заработки женщин (в большинстве своем) не давали возможности жить самостоятельно. Одинокие женщины жили или с родителями, или делили квартиры с сёстрами и подругами. В колледжи поступали, в основном, ради того, чтобы там найти мужа. В 60-х всё это изменилось, и не только благодаря Закону о гражданских правах. Читаем в книге Гэйл Коллинз:

«В 1962 году скромная составительница реклам Хелен Браун произвела сенсацию, написав небольшую книжку «Секс и одинокая девушка». Там она описала (по собственному опыту и опыту своих подруг), как одинокая женщина может не только сама себя содержать, но и развлекаться, получать удовольствия и жить богатой сексуальной жизнью. Книга, написанная с энергией, убежденностью и обаянием, была издана в то время, когда 90% американцев (судя по тогдашнему опросу) считали, что незамужняя женщина вообще не может быть счастлива».

Марина Ефимова: Хелен Браун оказалась провозвестником новой эры. Правда, в полную силу эта эра вошла в 1970 году - с появлением противозачаточной таблетки. Ее эффект невозможно переоценить. В 99-м году “Economist” провозгласил: «ТАБЛЕТКА определила отличие 20-го века от всех предыдущих». Рассказывает социопсихолог, автор книг о взаимоотношениях мужчин и женщин, доктор Джошуа Колеман:

Джошуа Колеман: Новые противозачаточные средства позволили женщине вести, как мужчина, свободную сексуальную жизнь. Поэтому она может вступать в брак позднее и с большей осмотрительностью выбирать мужа. Поздние браки реже кончаются разводом. Сам развод тоже изменился. В 1970 г. группа законодателей-реформистов сумела провести новые законы, облегчившие развод. Они позволили женщинам с большей легкостью разрывать неудачные или несчастливые браки. Всё это плюс материальная независимость дали женщинам гораздо больше рычагов власти в семье, дали больше возможностей для переговоров с мужьями об их правах и обязанностях. Отчасти поэтому за последние 30-40 лет участие американских мужчин в домашнем хозяйстве удвоилось, а участие в уходе за детьми утроилось.

Марина Ефимова: Миссис Коллинз, а как, по-вашему, принял женскую революцию «противник», то есть, американские мужчины?

Гэйл Коллинз: Мой друг писательница Нора Эфрон всегда говорит, как она сочувствовала мужчинам, которые женились в 60-х годах. Они были полны традиционных представлений о роли жены, но однажды они приходили с работы домой и заставали в прокуренной гостиной толпу женщин, которые дискутировали на тему, какие плохие у них мужья. Это был для них новый мир. Тем не менее, мужчины играли в Движении активную роль. В Конгрессе, в дни голосований за постановления в защиту прав женщин, я помню, некоторые конгрессмены приезжали из больниц, чтобы проголосовать. Поддержка мужчин была серьезной – во всяком случае, с того времени, когда идея начала, так сказать, овладевать массами.

Марина Ефимова: Миссис Коллинз, как сейчас считают американские женщины: получили они то, о чем они мечтали?

Гэйл Коллинз: Ну, никто никогда не получает «всего». Но в 70-х годах, когда я училась в университете, мы были идеалистами, конечно, когда считали, что вслед за равноправием на службе и в семейных отношениях, придет и решение детской проблемы. Мы думали, что фирмы дадут матерям гибкое рабочее расписание, что правительство предоставит беременным оплаченный декретный отпуск, что будет организована сеть общественных детских садов. Ничего этого не случилось. Это была наша ошибка. Кроме того, когда зарплаты женщин увеличились, зарплаты мужчин понизились. И сейчас вопрос о том, как растить и воспитывать детей, совмещая это с интенсивной работой обоих родителей, превратился в одну из главных социальных проблем Америки.

Марина Ефимова: Американские революционерки не учли закон сохранения материи. Сколько рабочих мест и зарплат отдали женщинам, столько примерно отняли у мужчин. В соединении с экономическим спадом 70-х-80-х годов это и создало ситуацию, когда средняя семья в Америке может безбедно жить только на две зарплаты.
Как женская революция психологически отразилась мужчинах? Доктор Колеман?

Джошуа Колеман: Я смею утверждать, что в целом это хорошо повлияло на мужчин. Они стали отзывчивее в интимных отношениях с женщинами, больше считаются с их нуждами и желаниями, принимают большее участие в семейных делах. Но путаница налицо. Ведь, долгое, долгое время у мужчины в Америке была роль кормильца, защитника и главы семьи. Этой роли у мужчин больше нет. И многие из них не понимают, чем они теперь могут привлечь женщин – особенно образованных женщин. Ведь те не ищут теперь защитника и кормильца. Они ищут свою мечту: мужчину любящего и нежного, чувствительную душу, умного собеседника, достойного партнера и безотказного помощника в одном лице. Не у всякого мужчины хватает уверенности в себе, чтобы вести отношения на равных с женщиной, которая зарабатывает больше, чем он, занимает бОльший пост, образованней, чем он. Это тяжело отражается на самооценке мужчин, на их уверенности в себе.

Марина Ефимова: Насколько я могла заметить, современные молодые женщины часто берут в свои руки инициативу в любовных отношениях. В мое время это считалось пагубным для отношений. Тогда казалось, что женщина должна вдохновить мужчину на любовь и ждать отзыва. Как сейчас женская инициатива в любви сказывается на отношениях?

Джошуа Колеман: Моя практика показывает, что тут с обеих сторон царит нервная путаница. После разрушения традиций никто не знает, как вести себя в начале отношений. В Америке первое свидание обычно происходит в кафе, за ланчем. Женщины говорят: «Если мужчина платит за ланч, это значит, что он меня пригласил, и это приятно волнует. С другой стороны, если я не предложу заплатить за свой ланч сама, он может подумать, что я навязываюсь. Поэтому я настаиваю на том, что заплачу сама, но при этом чувствую себя не по-женски». А мужчины говорят: «Я боюсь платить, чтобы она не приняла меня за сексиста, и боюсь НЕ платить, чтобы она не подумала, что я жадный». Вот такая ситуация на сегодняшний день.

Марина Ефимова: Вы знаете, я иногда начинаю подозревать, что, может быть, борясь с исторической несправедливостью, с жестокими законами общества, мы незаметно нарушаем законы природы?

Джошуа Колеман: Я знаю многих людей, которые считают, что мы нарушаем естественные законы... что мужчина природой предназначен быть лидером. Но в Америке победила идея, что равенство в семье и в обществе обеспечивает наиболее счастливое (или, во всяком случае, удовлетворённое) состояние населения. Борьба женщин за равенство была такой страстной, что она во многом определила результат. А мой опыт психолога показывает, что мужчине важно в семье не доминирование, а ощущение, что его ценят и уважают. Потеря уважения неизменно вызывает депрессии и чувство утраты своей мужской роли.

Марина Ефимова: В прошлом году опрос знаменитого Pew Research Center показал, что 62% работающих матерей хотели бы работать неполный рабочий день. 72% опрошенных женщин недовольны тем, что их дети растут не дома, а в детских садах, что дети почти не общаются с родителями и это сказывается на формировании их личности. (Не забудем, что бабушки и дедушки для американских детей, как правило, недоступны – слишком далеко живут). Опросы также показали, что, в среднем, 2/3 домашних работ все еще выполняют женщины. Но, главное, - 60% женщин считают, что в сегодняшней Америке мужчинам живется лучше, чем женщинам. Тем не менее, лишь 19% американок хотели бы вернуться к роли домохозяйки. Как пишет в "Нью-Йорк Таймс" Катлин Шайн, «Борьба за роль и статус женщин – неоконченная история. Нынешние американки – это те, кто отчасти формируют женское движение, отчасти сформированы им. Это те, кто в юности рвался к переменам, а в зрелые годы учится жить с последствиями этих перемен». Пути назад нет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG