Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рассказ молодежной эстонской организации «Открытая республика»


Ирина Лагунина: В Эстонии до сих пор довольно болезненно стоит вопрос об отношениях между эстонцами и русскими. Далеко не все еще привыкли к мысли о том, что после образования независимого государства русские в этой стране оказались в положении меньшинства. Особенно это относится к людям старшего возраста, которым, естественно, сложнее перестроиться. Легче это дается тем молодым людям, которые уже выросли в этой независимой стране. «Открытая республика» - это объединение молодежи, комфортно чувствующей себя в Эстонии. О ней – сегодняшний разговор Людмилы Алексеевой.

Людмила Алексеева: Мой собеседник Евгений Криштофович, председатель правления молодежной эстонской организации «Открытая республика». Расскажите об этой организации, Евгений.

Евгений Криштофович: "Открытая республика" – это молодежная организация, которая в Эстонии объединяет свыше 1600 человек в возрасте от 16 до 26 лет. Большинство из них, примерно 70% наших членов – это русскоязычная молодежь. Это школьники, студенты, работающая молодежь.

Людмила Алексеева: Только русскоязычные?

Евгений Криштофович: 30% - это те, у кого домашний язык эстонский. А русскоязычные, в том смысле, что есть среди них этнические русские, есть белорусы, украинцы и так далее, те, которые домашний язык используют русский. У нас делают разницу между родным языком русским и домашним языком русским. Может быть у них родной украинский или белорусский, а дома говорят по-русски. Поэтому сейчас стал модным термин "домашний язык".

Людмила Алексеева: Принципиально то, что ваша организация объединяет молодых людей по языковому признаку.

Евгений Криштофович: Так сложилось исторически. "Открытая республика" была основана в 99 году свыше 10 лет назад из очень практической надобности. Русская молодежь очень мало участвовала в организациях третьего сектора в Эстонии, не была вовлечена практически в эту деятельность и практически не показывала общественной активности. Мы тогда с друзьями, я учился в школе в это время, мы с друзьями подумали, что надо сделать организацию, которая будет специфические проблемы, связанные с невовлеченностью русской молодежи, будет профессионально решать. И мы решили сделать Союз ученических представительств школ с русским языком обучения. В то время появился эстонский союз, мы решили сделать русский. Потому что ученические представительства в школах, они обладают очень большими функциями по закону и для того, чтобы их развивать, необходимо это делать на том языке, на котором собственно в школе идет учебный процесс.

Людмила Алексеева: Какими функциями наделены ученические представительства по закону?

Евгений Криштофович: Ученическое представительство, как и другие школьные органы, такие как совет попечителей или педсовет решают определенные функции по решению каких-то обязательных задач в школе, например, утверждение плана развития, учебного плана. То есть в некоторых случаях у них есть совещательный голос, а в некоторых случаях основной, решающий. Представитель учеников по закону должен быть обязательно в составе совета попечителей школы, который является самым высоким органом, представитель учеников имеет совещательный голос на педсовете. И ученическое представительство является как раз тем органом, который может легитимно этот коллектив учеников представлять.

Людмила Алексеева: По-видимому, он введен для того, чтобы сызмальства приучать людей к какой-то общественной активности?

Евгений Криштофович: В 99 году все поправки к закону, которые в цивилизованных странах всегда существовали, потому что система образования должна быть максимально открытой, как и открытое общество в этих странах, в 99 году в Эстонии только появилось. Это было тоже в новинку. И для того, чтобы утвердились все эти нововведения, нужны были общественные организации. И мы создали специально русский союз, но не для того, чтобы противопоставить эстонскому союзу, никоим образом, а для того, чтобы на русском языке проводить форумы и так далее, обучение и прочее. И организация очень быстро в этом смысле выросла до того, что сегодня она объединяет 90% русских школ по Эстонии. Их не так много, их всего в Эстонии 62, но если 90% из них, 58 из 62 участвуют в работе, сейчас это называется Ассамблея ученических представительств, то это очень хороший показатель. И они очень тесно сотрудничают с правительством, с Министерством образования, министр частый гость на их форумах.

Людмила Алексеева: А они влияют на школьную жизнь?

Евгений Криштофович: Да, они влияют на школьную жизнь и в своих школах, и на государственную политику. Потому что в консультативных советах их представители заседают, и ежегодные конференции этой ассамблеи, в них всегда принимают участие и министр образования, и высшие чиновники. Обязательно те решения, которые там принимаются, они находят очень большой отклик в обществе, они обсуждаются в прессе, что думает об инициативе учеников, это всегда вызывают широкую дискуссию.

Людмила Алексеева: А теперь расскажите о вашей организации "Открытая республика".

Евгений Криштофович: "Открытая республика" как организация, занимающаяся более широким профилем общественно-политической деятельности, она выросла из этого союза ученических представительств, когда мы все школы позаканчивали, те, кто это начинали, мы решили, что проблема вовлеченности русской молодежи никуда не исчезла. И мы решили, что "Открытая республика" может быть таким мостом сотрудничества молодежи из разных лингвистических групп и национальных групп. И мы стали заниматься, например, информационной деятельностью, сообщать молодежи разным языком или домашним языком о том, чем занимаются разные эстонские молодежные организации. И организовывать разного рода собственные программы, например, программа гражданского образования, сотрудничаем с разными международными организациями и нашими партнерами в других странах, ездим друг к другу в гости, организовываем волонтерские обмены, участвуем в волонтерской программе, в нашей организации работают волонтеры из других стран, и члены нашей организации, например, недавно из нашей организации уехало несколько человек в Испанию и Португалию, к нам приехали из Украины и Белоруссии. Мы очень надеемся, что в ближайшее время волонтером в нашу организацию на длительный срок придет человек из России, мы бы очень хотели. Мы хотим развивать связи с Россией.

Людмила Алексеева: Какие у вас отношения с государственными органами?

Евгений Криштофович: С государственными органами у нас ведется действительное сотрудничество, то есть они не просто выслушивают то, что мы предлагаем, но они еще и стараются учитывать в планировании государственной политики, связанные с важными для нас вопросами, например, интеграция общества, развитие системы образования, молодежной работы, то есть то, где у нас высокая компетенция. Мы с представителями эстонского публичного сектора, государственного сектора ведем постоянный диалог, и члены нашей организации и работники нашего бюро являются членами экспертных советов различных и сотрудничают с парламентом и с правительством. Нам удалось много программ государственных инициировать в сотрудничестве с другими организациями. Например, когда нам стало известно, что в Белоруссии наших сверстников, студентов изгоняют из университетов из-за того, что они имеют отличную от Александра Лукашенко политическую позицию, мы попросили Министерство иностранных дел и Министерство образования инициировать программу, чтобы пригласить часть студентов в Эстонию учиться за счет эстонских налогоплательщиков. Нам удалось эту программу осуществить. И в сотрудничестве с другими гражданскими объединениями, фондом "Открытая Эстония" и Эстонским европейским движением и другими мы помогли министерству эту программу составить и сами участвуем в ее реализации. То есть мало того, что предложили, еще и делаем.

Людмила Алексеева: А какие у вас отношения с другими объединениями русских в Эстонии?

Евгений Криштофович: Объединений русских в Эстонии не так уж и много. В принципе "Открытая республика" не позиционирует себя как объединение русских, русскоязычных, потому что за 10 лет нашей деятельности к нам пришло очень много людей, домашним языком которых является эстонский. Что нас очень радует, потому что все наши мероприятия, которые не связаны с представительским в русских школах, которые затрагивают общественно-политический контекст более широкий, всегда придерживаемся принципа, что в этих проектах должны принимать участие 50 на 50 русских и эстонцев, даже если это регионы, где проживают большинство населения, говорящих на одном языке, например, на северо-востоке Эстонии в городе Нарве 98% русскоязычного населения или, наоборот, в южной Эстонии, где русских практически нет, мы всегда стараемся привезти туда людей, говорящих на другом языке для того, чтобы это общение проходило. Потому что Эстония страна очень маленькая и в нашей стране всего живет миллион 300 тысяч населения, мы по территории не самая маленькая страна Европейского союза, есть и меньше - Голландия, Дания меньше нас, например, а по количеству населения у нас очень мало народу.
Мы говорим о себе, что у нас маленькая страна и большое общество. Но для того, чтобы этот принцип не был только декларируемым, был применен на практике, нужно работать каждый день. И организации, которые занимаются в основном русским населением, они действуют на северо-востоке чаще всего, потому что там живут практически русские. Мы счастливы сотрудничать с ними и помогаем многим национально-культурным обществам и не только русским, а еще и украинским, белорусским и другим. У нас люди, которые изучают разные специальности, юристы, педагоги и так далее, в организации очень много, они этим организациям безвозмездно, причем помогают в развитии деятельности. Например, мы помогаем белорусскому объединению в Эстонии открыть белорусский класс и оформить все соответствующие документы для подачи заявки в Министерство образования и науки для того, чтобы это было сделано. И, например, украинцам помогаем такую же программу развивать, хотя они дальше продвинулись, они давно инициировали. Белорусам мы помогли это инициировать тоже.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG