Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фестиваль “Арлекин”



Марина Тимашева: В Петербурге завершился VII всероссийский фестиваль театрального искусства для детей “Арлекин”. Рассказывает о нем Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Фестиваль детских театров “Арлекин”, задавшийся целью обновить, встряхнуть и поднять на достойную высоту российское театральное искусство для детей, в этом году представил как никогда обширную программу. Свои спектакли в Петербург привезли театры и из Якутии, и с Урала, и из Поволжья, и из Калининграда, и из многих других регионов России. Это особенно удивительно, поскольку кризис не мог не сказаться на бюджете фестиваля. Говорит генеральный директор национальной премии и фестиваля “Арлекин”, директор детского музыкального театра для детей “Зазеркалье” Евгений Ганеев

Евгений Ганеев: Размахнувшись на большую программу, попали в очень жесткие финансовые условия. Всегда было не очень просто, но в этом году очень тяжело. Театры за свой счет приезжали, что тоже вызвано кризисом, сами за все платили, мы только их координировали. Новшество, тоже вызванное, наверное, кризисом - не сумел приехать московский театр с мюзиклом “Карлсон”, выехало жюри к ним. Может быть, так и будем впредь поступать с громадными театрами (когда приезжает по 127 человек).

Татьяна Вольтская: Но тогда петербургские зрители их не увидят?

Евгений Ганеев: Да, к сожалению.

Татьяна Вольтская: Ну, тогда можно вообще сделать фестиваль “Выездное жюри”.

Евгений Ганеев: Нет, это только в форс-мажорных обстоятельствах, это не может быть системой.

Татьяна Вольтская: “Арлекин” всегда полон неожиданностей, - замечает Евгений Ганеев.

Евгений Ганеев: Три года назад Петр Зубарев победил, стал лауреатом. Он -из города Мариинска, там козы ходят в городе, а какой театр “Желтое окошко”.

Татьяна Вольтская: Такого количества иногородних театров на “Арлекине” никогда не было,- говорит директор-распорядитель национальной премии и фестиваля Марина Корнакова.

Марина Корнакова: Два из шести конкурсных спектаклей идут на национальных языках. Якутский ТЮЗ и Башкирский национальный драматический театр имени Мажита Гафури. Естественно, спектакли идут с синхронным переводом.
На фестивале - разнообразие жанров, форм и средств выразительности! Спектакли от авангардных, экспериментальных, как спектакль “Миньона”, петербургской группы «Странствующие куклы господина Пэжо”, до достаточно традиционных, академичных, очень добротных, профессионально сделанных спектаклей - как “Лорд Фаунтлерой” Калининградского драматического театра. А есть игровые, как хэппенинг, сделанные спектакли, например, башкирский “Мастер и подмастерье”. Есть замечательные национальные сказки, как созданный на основе эпоса Олонхо спектакль Якутского ТЮЗа “Камень счастья”. Надо сказать, что якутские спектакли у нас уже в четвертый раз в программе фестиваля - были два раза спектакли Нюрбинского театра и второй год к нам приезжает Якутский ТЮЗ. Внеконкурсная программа это Татарстан, Поволжье, город Выборг (театр “Святая крепость”), РАМТ - Российский академический молодежный театр - привез замечательные спектакли в постановке молодых режиссеров, выпускников Сергея Женовача. Такого разнообразия у нас, пожалуй, не было никогда.

Татьяна Вольтская: В этом году жюри “Арлекина” возглавил Анатолий Праудин.

Марина Корнакова: Идея была такая, чтобы в состав жюри вошли лауреаты премии “Арлекин” минувших лет. Возглавляет жюри Анатолий Праудин, лауреат 2005 года. В жюри также вошел Петр Зубарев (театр “Желтое окошко”, город Мариинск), в жюри вошла замечательная наша актриса Ирина Леонидовна Соколова, также Сергей Петрович Баневич, композитор, который в прошлом году получил премию за великое служение театру для детей ( как и Ирина Соколова). Кроме того, в состав жюри входят, как всегда, ведущие театральные критики.

Татьяна Вольтская: Марина, вот у вас на фестивале идут спектакли на национальных языках с переводом. Но ведь детям, наверное, трудно их воспринимать?

Марина Корнакова: Настолько говорящая пластика, что дети понимают и сюжет, и взаимоотношения героев, даже без наушников. Дети считывают содержание гораздо тоньше, чем мы. Башкирский национальный драматический театр имени Мажита Гафури, это главный национальный театр в Башкирии, и там работают молодые режиссеры. Они поставили игровой, с интерактивными формами общения с детьми, спектакль, рассчитанный на детей, которые сидят вокруг на подушках. Сказали, что очень бы хотели представить вообще башкирскую культуру, башкирскую музыку, буквально в пять минут дать понять детям, что такое Башкирия, а потом уже начать спектакль. Церемонию закрытия фестиваля в этом году у нас делал якутский театр. Это потрясающе – они, на основе своих ритуальных шаманских дел, оформили церемонию закрытия.

Татьяна Вольтская: Очень важна внеконкурсная программа. Фестиваль открылся как раз внеконкурсным спектаклем “Иваново сердце”.

Марина Корнакова: Это спектакль уже совершенно легендарный. Это открытие фестиваля “Арлекин”. В 2006 году Петр Зубарев получил не только статуэтку “Арлекина”, но и грант на постановку нового детского спектакля, и он поставил новый спектакль “О рыцарях и принцессах”. И вот эти два спектакля - “Иваново сердце” и “О рыцарях и принцессах” - я очень много езжу по фестивалям российским – они просто нарасхват, потому что это, наверное, лучшее, что сегодня есть у нас в стране.

Татьяна Вольтская: Но фестиваль это не только спектакли, это и выставки, и семинары, и видеопоказы, и презентации новых проектов, и две лаборатории молодых режиссеров - “Ярмарка идей” и “Молодые режиссеры - детям”, организованные в форме как словесной защиты новых театральных находок, так и в форме коротких показов, подготовленных в дни фестиваля. Вот, например, молодой режиссер Валентина Мазалькова из Петербургской Театральной академии показывает отрывки из “Бибигона” Чуковского.

Звучит фрагмент спектакля:

Корней Чуковский: Я живу на даче, в Переделкине. Это недалеко от Москвы. Вместе со мною живёт крохотный лилипут, мальчик-с- пальчик, которого зовут Бибигон. Откуда он пришёл, я не знаю. Он говорит, что свалился с Луны. И я, и мои внучки Тата и Лена - мы все очень любим его. Да и как же, скажите, его не любить!

Актер: Ну все, товарищи! Я требую общественность сюда. И я хочу вам сказать следующее: что буквально позавчера, 7 июня, сидел Бибигон под большим лопухом и спорил о чем-то с моим петухом!”

Татьяна Вольтская: А дальше начинается некая свалка, где все хором кричат текст, и я боюсь, что ребенок ничего не поймет. Мне даже показалось, что замирающий голос Чуковского в начале - символ режиссерского подхода: детская тема замирает, возникает взрослый спектакль, где дедушка грубо флиртует с кухаркой, а стрекоза красуется в костюме авиатора начала века.
Хотя это и есть лаборатория. И, может быть, здесь лучше, чем где-либо видно, что проблема современного театра для детей существует.
XS
SM
MD
LG