Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Байкальск, теперь Самара – почему усиливается давление на российские экологические организации


Ирина Лагунина: В России продолжаются преследования экологических организаций. Сотрудники Управления по борьбе с экстремизмом и Отдела по борьбе с экономическими преступлениями Самары провели обыск в офисе Самарского Социально-Экологического союза и изъяли компьютеры. Похожая история случилась в январе с организацией «Байкальская волна», в офисе которой провели обыски и изъяли системные блоки.. Экологов обвинили в использовании нелицензионного программного обеспечения, расследование до сих пор не завершено. «Байкальская волна» активно выступает против запуска БЦБК. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Обыски в офисе Самарского отделения Социально-Экологического союза провели 13 апреля. Были изъяты документы, относящиеся к деятельности организации, и компьютер руководителя Самарского отделения Социально-Экологического союза Сергея Симака. Выемку документов и изъятие компьютера провели сотрудники Управления по борьбе с экстремизмом и отдела по борьбе с экономическими преступлениями Самарского ГУВД. По неподтвержденной пока информации, возбуждено уголовное дело по 282 статье Уголовного Кодекса – экстремизм. Коллеги Сергея Симака считают, что уголовное дело сфабриковано, и связано это с деятельностью его организации. Самарский Социально-Экологический союз реализует собственные программы по борьбе с безработицей, проводит общественный контроль за деятельностью промышленных предприятий, борется с точечными застройками ….Об обыске в самарском офисе Международного Социально-Экологического союза я поговорила с сопредседателем союза Святославом Забелиным….

Святослав Забелин: К сожалению, становящаяся обычной практика появления представителей органов внутренних дел, включая отдел по борьбе с экстремизмом и изъятие компьютеров и документации.

Любовь Чижова: С чем вы связываете возникновение этого дела и на какой стадии оно собственно сейчас находится?

Святослав Забелин: Про стадию ничего не могу сказать, потому что Сергей уехал в экспедицию, значит пока его не арестовали, слава богу. Он сам не имеет никаких комментариев от администрации области, потому что у него неплохие отношения, он вел большую программу по работе с безработными в этом году и был признан даже человеком года по одной из номинаций в Самарской области голосования граждан. Никаких особых комментариев, по крайней мере, о которых мог бы нам сообщить, ему не дали.

Любовь Чижова: Чем вообще занимается самарское отделение Социально-экологического союза?

Святослав Забелин: Самарское отделение почти постоянно ведет судебные дела против точечной застройки, против уничтожения зеленых насаждений в городе. Так что это заметная организация. Особых сомнений, что это задело чьи-то серьезные экономические интересы, у меня нет.

Любовь Чижова: Что вы можете вообще сказать о преследовании российских экологических организаций?

Святослав Забелин: Некоторое время, даже довольно долго после реального развития экологического движения у нас более-менее было спокойно. Видимо, с кризисом произошло обострение и экономические сложности разных наших мелких и крупных предпринимателей стали страдать от действий экологических организаций. И вот собственно началось.

Любовь Чижова: Что предпринимает Социально-экологический союз в защиту своего самарского отделения?

Святослав Забелин: Мы сделали заявление, распространили его, отправили Дмитрию Анатольевичу Медведеву. Сейчас ждем какого-то прояснения. Собственно действия у нас пока все стандартные, так же, как это было в истории с Байкальской Экологической волной, которая также еще не кончилась. То есть там была точно такая же схема. Присутствие товарищей из отдела по борьбе с экстремизмом, им было предъявлено совершенно непонятное обвинение в использовании контрафактного программного обеспечения, хотя оно все абсолютно лицензионное и никаких претензий со стороны отдела "Майкрософт" в Иркутске не было, но тем не менее. Нас больше всего настораживает, конечно, обвинение в экстремизме. Кто конкретно попросил товарищей из милиции появиться в офисе, мы пока еще не знаем.

Любовь Чижова: Говорил сопредседатель Международного Социально-Экологического союза Святослав Забелин… Российские общественные организации уже не в первый раз становятся объектами пристального внимания со стороны правоохранительных органов. Краснодарскую правозащитницу Анастасию Денисову, которая проводит мониторинг ксенофобии в регионе, обвинили в использовании нелицензионного программного обеспечения. Нижегородский экологический центр «Дронт» пару лет назад обыскивали сотрудники ОБЭП – отдела по борьбе с экономическими преступлениями, якобы из-за выявленных недочетов в налоговой отчетности организации. В январе этого года неприятности начались у иркутской «Байкальской волны» – как раз тогда, когда экологи активно выступали против возобновления деятельности Байкальского Целлюлозно-Бумажного Комбината. Рассказывает руководитель «Байкальской волны» Марина Рихванова

Марина Рихванова: В конце января к нам офис пришли сотрудники центра по потребительскому рынку и центра по борьбе с экстремизмом. И совершенно незаконно, на основании просто письма некоего человека без соответствующей санкции изъяли наши системные блоки компьютеров. При этом они ссылались, что им нужно проверить лицензионность программного обеспечения и посмотреть эти лицензии, документы они отказались в офисе. Сказали, что мы не специалисты. Они наши документы не посмотрели и не взяли, передали в какую-то свою экспертизу, которая сделала вывод, что программа не лицензионная на основании того, что нет документов. Вот такая получилась интересная вещь. Было сооружено уголовное дело. Сотрудники отдела по борьбе с экстремизмом вообще неизвестно, почему участвуют в этом все, может они и инициировали. Компьютеры сейчас в милиции находятся, уже этим занимается другой отдел милиции, ведется уголовное дело в отношении неопределенного круга лиц по факту. Поэтому даже наша адвокат не может получить материалы дела, потому что пока нет обвинений против кого-то конкретно.

Любовь Чижова: С чем вы связываете эту всю историю?

Марина Рихванова: Это все связано с нашими действиями в защиту Байкала, нам так кажется. Как раз тогда, когда к нам пришли милиционеры, в Москве была пресс-конференция компании "Континенталь Менеджмент" о том, что там на БЦБК все хорошо и планируется запуск комбината. Этот запуск грозит экологической катастрофой.

Любовь Чижова: То, что у вас изъяли системные блоки, как-то сказалось на деятельности Байкальской волны? Вообще, как вы сейчас работаете?

Марина Рихванова: Конечно, у нас сайт находится на сервере, сервер изъят и нет нашего сайта. Мы не можем сделать отчеты в фонды, потому что все материалы на компьютерах. Мы не можем сделать отчет годовой, выставить на сайте, что мы всегда делали. Конечно, работа очень сильно затруднена. Нам люди принесли свои компьютеры в помощь, но это же ненадолго. Когда нам вернут – неизвестно. Суды, что характерно, не хотят заниматься этим делом, которое явно заказное, и отказываются. Арбитражный суд не стал рассматривать нашу жалобу, теперь уже не стал рассматривать жалобу суд общей юрисдикции. Мы будем обжаловать это в областной суд и еще раз обращаться в арбитражный, они уже не должны отказать. Очевидно, что связываться с заказным делом никто не хочет.

Любовь Чижова: Ваш прогноз, чем это все закончится?

Марина Рихванова: Оно как бы по здравому смыслу должно закончиться нормально, но кто знает, что там в недрах этих организаций, какая еще информация, которая на компьютерах наших хранится, что они еще будут из этого сооружать.

Любовь Чижова: Ближайшие планы Байкальской волны каковы?

Марина Рихванова: Продолжаем заниматься вопросами БЦБК и создания центра по обогащению урана в Ангарске, что совершенно незаконно, в пределах города хранить радиоактивные отходы вообще запрещено по закону. То есть все делается абсолютно незаконно. Создание ядерных центров, сейчас запуск БЦБК. Никто не проверяет его техническое состояние, никто не проверяет, как работают очистные сооружения, а они уже готовы в режиме сброса сточных вод работать. И никто не проверяет, есть ли сейчас сброс сточных вод.

Любовь Чижова: Рассказывала руководитель иркутской экологической организации «Байкальская волна» Марина Рихванова. Глава российского отделения «Гринпис» Иван Блоков считает, что преследования российских экологов спровоцированы бездарной экологической политикой российских властей…

Иван Блоков: В разных регионах, безусловно, конкретные причины преследования российских экологических организаций со стороны властей и силовых структур различны. Но за всем этим стоит единая идея преследовать те организации, которые крайне неудобны для властей, которые вскрывают или пытаются решить те проблемы, которые власти или не хотят, или не могут. И примеры тому то, что происходило с Байкальской Экологической волной в Иркутске, и последние вещи, которые происходили с Сергеем Симаком, Социально-экологическим союзом. Все эти случаи, когда в организациях проводились обыски, велись под надуманными предлогами, они очень четко показывают, что причина совершенно не в тех вещах, о которых говорят правоохранительные органы. Потому что, как правило, такие обыски заканчиваются абсолютно ничем.

Любовь Чижова: Экологов пытаются обвинить в экстремизме. Вам не кажется это опасным?

Иван Блоков: Вы знаете, в экстремизме у нас сейчас обвиняют кого угодно. Поэтому жить вообще опасно. Я бы не стал говорить, что это критично опасно. Опасно совсем другое, что, что используются незаконные методы, то, что действия, которые производятся, делаются вне рамок правового поля. Есть значительное количество проблем, которые действительно надо было бы решать правоохранительным органам и в первую очередь это экологические проблемы, но они как раз не решаются. В то же время гораздо проще, экологическая организация – она вот, вот ее адрес, вот непосредственно люди. Не надо бегать по лесу и ловить незаконного порубщика, не надо останавливать предприятие, которое сливает грязную воду, но который имеет свой административный ресурс. А экологи беззащитны.

Любовь Чижова: У российского отделения Гринпис были когда-нибудь неприятности с правоохранительными органами?

Иван Блоков: Последние неприятности у нас были достаточно давно. Нынешнее законодательство, которое принято в первую очередь по отчетности общественных организаций, заставляет общественные организации делать безумную работу по отчетности. И мы все-таки можем позволить себе потратить время и сделать эту отчетность детально. В то время, когда организации, в которых штатный сотрудник один или вообще ни одного, им очень сложно выполнить требования закона. Закон устанавливает требования к общественным организациям значительно более серьезные, чем к коммерческим организациям. Поэтому к нам претензии достаточно сложно предъявить, а вот у других организаций, которые могли допустить какую-нибудь мелкую ошибку, могут появиться проблемы и этим тут же пытаются воспользоваться. Хотя опять же все это такие мелочи, о которых говорить не приходится. Согласитесь, ошибка, допущенная в отчетности о сутевой деятельности организации или грязная река, убитые рыбы в этой реке – это все несопоставимые вещи.

Любовь Чижова: Фактов преследования экологических организаций становится все больше. Не значит ли это, что экологи стали эффективнее работать и на их работу стали обращать внимание?

Иван Блоков: Я бы был счастлив сказать, что работа экологических организаций стала намного эффективнее. В реальности она была достаточно эффективной и продолжает, а вот что стало значительно менее эффективнее, так это работа государственных служб, которые отвечают за охрану окружающей среды. И безусловно, на этом фоне работа экологов становится все более и более серьезной, все более и более обращаем внимание. Потому что сами службы не в силах справиться с тем, что происходит. Я думаю, что это приходящие вещи, такое было в 80 годы, такое было в 90 годы, сейчас оно опять появилось. Я думаю, это все пройдет. Но тем не менее, сейчас надо быть более аккуратным и надо быть более серьезным. Я бы здесь говорил не только о преследованиях экологов, но и о том, что ситуация с окружающей средой становится все хуже, хуже и хуже. И то, что нынешняя система, связанная с окружающей средой, созданная в государстве, не в состоянии прекратить серьезные экологические проблемы. У нас пока нет экологического кризиса, но он может настать вот-вот. А то, что у нас точно есть – у нас есть четкий экологический кризис в головах людей и его надо прекратить. Он же есть и в головах у властей.

Любовь Чижова: Это было мнение руководителя российского отделения «Гринпис» Ивана Блокова. Российские экологи выступили в защиту Самарского отделения Международного Социально-Экологического союза. Они обратились с письмом к российскому президенту Дмитрию Медведеву, в котором потребовали прекратить практику преследования гражданских активистов и давления на общественные организации.
XS
SM
MD
LG