Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему тюменским властям всюду мерещатся экстремисты


Екатерина Петрова: В Тюмени под подозрение в экстремизме попал анархист. Около двух недель назад участника Всероссийского движения "Автономное действие" Андрея Кутузова задержали сотрудники ФСБ по подозрению в совершении преступления по 280-й статье. Ему предъявили листовку с экстремистскими высказываниями.

История эта началась еще в октябре 2009 года. Андрей Кутузов, преподаватель Тюменского госуниверситета, кандидат филологических наук, стал одним из организаторов митинга протеста против "произвола" органов правопорядка и, в частности, отдела по борьбе с экстремизмом при ГУВД Тюменской области. На митинге, где, к слову, присутствовали активисты самых разных общественных организаций, раздавались листовки, в которых описывались действия отдела "Э". Акция прошла спокойно, никаких претензий к манифестантам у милиции не возникло.

Спустя полгода, в апреле 2010, в квартире Кутузова прошел обыск. Его задержали на 48 часов и предъявили листовку с экстремистскими призывами, автором которой, по версии следствия, является Кутузов. Сам он утверждает, что это явная подделка. Кутузов не исключает, что попал по усиление, старт которому был дан после мартовских терактов в Москве.

Андрей Кутузов: Пока нам еще не показали подробную экспертизу этой листовку, то есть что именно там. Там нелицеприятные высказывания в адрес милиции. Они пытаются доказать, что я ее изготовлял, распространял. Хотя она даже по стилю написания, по используемым там лексическим оборотам явно не соответствует тому, что я мог бы написать, включая то, что она просто содержит орфографические ошибки. У меня все-таки кандидатская степень по филологии. Реальные листовки были посвящены как раз проблеме в стране. Мы рассказывали в них – почему мы проводим этот митинг, что нам не нравится. Мы считаем, что они созданы как политическая полиция, то есть они созданы не для того, чтобы раскрывать преступления, а, условно говоря, чтобы давить оппозицию.

Екатерина Петрова: Взаимоотношения между анархистами и отделом "Э" в Тюмени довольно сложные. В прошлом году сотрудники этой структуры задерживали нескольких человек, в том числе и из "Автономного действия". Их заподозрили в вандализме, в частности, нанесении антивоенных надписей на стены военкоматов. Тогда это дело развалилось.

Вообще, гражданская активность, особенно, т.н. внесистемная, тюменскими властями, мягко говоря, не приветствуется. Так считает секретарь по идеологии тюменского обкома КПРФ Максим Карпиков. По его мнению, еще со временем губернаторства нынешнего руководителя аппарата правительства России Сергея Собянина, была выстроена система тотального контроля любых оппозиционных проявлений в Тюменской области.

Максим Карпиков: Получилось так, что на сегодняшний момент все оппозиционное поле, скажем так, зачищено. Со стороны ГУВД ведется системный контроль представителей оппозиции вплоть до того, что составляются так называемые списки потенциальных экстремистов. И постоянно правоохранительные органы проводят профилактические мероприятия по отношению к этим лицам. В частности, эти левые молодежные организации, в том числе анархисты, представителем которых является Андрей Кутузов, выступали против такой политики.

Екатерина Петрова: Впрочем, несмотря на такой жесткий контроль, движение анархистов в Тюмени даже набирает обороты. Сами они называют себя либертарными коммунистами, сотрудничают с левыми партиями и движениями, устраивают массовые акции.

В начале апреля анархисты провели антивоенный концерт, в марте приняли участие в митинге протеста против повышения тарифов ЖКХ, а зимой выступали за радикальную реформу милиции. Все эти акции проходили строго в рамках закона, с подачей уведомления и санкцией городских властей. Эксперты считают, что одной из причин подобного расцвета нетрадиционной для современности идеологии является слабость демократического лагеря. Это свойственно всем российским регионам, однако, если в соседнем Екатеринбурге, к примеру, ячейка "Яблока" довольно сильна, то в Тюмени - демократические и правые партии, по сути дела, существуют лишь на бумаге, говорит политолог Андрей Семенов. Семенов отмечает, что тюменские анархисты абсолютно интегрированы в правое поле.

Андрей Семенов: Это "Автономное действие", которое представляет, в том числе, Андрей Кутузов, по сравнению с другими регионами такое довольно интеллигентное, что ли, там можно сказать. Потому что они знают легальные способы. Они легальными способами предъявляют свои требования, свои протесты и т. д. Тут, может быть, сыграл тот фактор, что Андрей Кутузов – кандидат филологических наук, он преподаватель и т. д. Они не подполье, скажем так. Если бы у них немножко другие взгляды были, они вполне могли бы стать "яблочниками" или еще кем-то. Здесь есть какая-то проблема в том, что другие оппозиционные партии, в принципе, пустуют. Вот они самые активные получаются, эти анархисты. Слабость оппозиционных партий, либеральных партий, социал-демократических, "Яблока", "Правого дела" налицо.

Екатерина Петрова: Андрей Семенов полагает, что власти просто не знают, что делать с подобными социальными течениями, и вообще с гражданской активностью в целом. Четкой и недвусмысленной позиции по этому вопросу в Москве не выработано, что сказывается в политике на местах. Добавлю, что в региональном управлении ФСБ по Тюменской области отказались от каких-либо комментариев по ситуации вокруг Андрея Кутузова.

Экспертное мнение

Андрей Пионтковский, политолог: Наш коллега, пострадавший в Тюмени от так называемых правоохранителей, анархист. Я член партии "Яблоко" – другая политическая ориентация. Но мне принадлежит сомнительная честь. В 2007 году я был первым, кого преследовали по новоиспеченному закону – по обвинению в экстремизме за мои статьи и книги. Обвинение, тем не менее, было не менее абсурдным. Например, меня обвиняли, цитирую дословно, "в разжигании ненависти к русскому, американскому и еврейскому народов". Совершенно ясно уже было тогда, и вся последующая практика применения этого закона подтвердила, что этот закон – это ремейк знаменитой сталинской статьи Уголовного кодекса об антисоветской агитации и брежневской статьи, соответственно, о распространении сведений, порочащих советскую действительность. Направлен он, конечно, не для борьбы с теми, кто взрывает отделения милиции и станции метро, а на политических противников режима, которые действуют в правовом конституционном поле. Сейчас на наших глазах готовится вторая серия этой операции. В Думу внесен закон, позволяющий ФСБ, во-первых, выносить предупреждение потенциальным экстремистам, а, кроме того, просто задерживать для начала на 15 суток, а дальше, как будет видно. Видимо, они разочарованы все-таки – им мало кого удалось посадить в тюрьму. В частности, я после 2-летнего процесса был оправдан Бауманским судом города Москвы. Я думаю, что одним из требований демократической реформы, той политической модернизации, о которой так много и так красиво говорит президент Медведев, должна быть полная отмена закона об экстремизме и сопутствующих к нему указов, административных положений.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG