Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Труженица тыла живет на руинах (Челябинск)


Труженица тыла живет на руинах (Челябинск)

Вера Сырова не хочется оказаться погребенной под обломками своей кухни

Александр Валиев: Вере Ивановне Сыровой 82 года. Она труженик тыла, вдова, сестра и дочь участников войны. Живет Вера Ивановна на хуторе Миасский, в Челябинске, в кухоньке посреди своего старого разрушенного дома. Точнее, того, что от него осталось. Экскурсию по развалинам проводит ее сосед, Дмитрий Махлеев.

Дмитрий Махлеев: Ну, вот она живет здесь. Это комната была. Тут уже нет ни крыши, ничего нет – все рухнуло. Вот следующая комната… была. Вот она комната была. Все тут рухнуло. Вот печка стоит и все. Доказательство того, что это жилой дом был. А сейчас посмотрите, что тут? Ничего нет. Вот там комната еще есть – там дыра. Там тоже жилая была. Там уже нет ничего. Все рухнуло, ничего нет. Вот здесь она живет.

Александр Валиев: То, что показывает мне Дмитрий Фролович - это оставшиеся от стен комнат камни, подпорки, дыры в крыше и стенах там, где они еще есть. Как таковое жилое помещение - это одна лишь кухонька. Куда мы и заходим.

Дмитрий Махлеев: Вот в таких условиях наши пенсионеры живут, ветераны труда, тыла, которые нас поднимали на ноги. А сейчас в каких условиях она живет? Это, вообще, не знаю… Здесь подпорка. Потолок уже рушится. Вот ее спальня. Она спит здесь. Ветеран наш спит, который с 14 лет пахала в колхозе за палочки, а потом на заводе! Общий стаж у нее 50 лет на производстве.

Александр Валиев: Кухня размером метров 10. Старая утварь, печка, топчан, заваленный тряпками. На нем Вера Ивановна спит преимущественно, одетая с ног до головы иначе холодно. Рядом с печкой коробка, в которой спят три маленьких козленка.

Вера Сырова: Я сюда приехала в 1952 году. Я сначала на кирпичном заводе, потом… В общем, по заводу. На пенсию я пошла с тракторного завода. Была подсобницей оформлена, а и строполем была, и строполем оформлена была, да. А сейчас что? Сейчас только жить негде. Зимой не раздеваюсь, в чем хожу – в том и сплю, только валенки снимаю. Тут все замерзает. Мне холодильника зимой не надо – все на полу мерзнет. Куда деваться…

Александр Валиев: Сама Вера Ивановна из Мордовии, когда началась война, ей было 13 лет.

Вера Сырова: В войну овес косили, потом уже с 16 лет я 4 года на торф ездила.

Александр Валиев: Отец и брат Веры Ивановны погибли на войне. Муж выжил, но умер рано, в 40 с небольшим лет.

Вера Сырова: Отец погиб под Ленинградом. А брат не знаю… Они прислали первые письма. Отец написал, что "стою в лесу на запасе под Ленинградом", а брат… Мне товарищ брата рассказывал, который пришел раненый. Он говорит – погиб 6 марта в 6 часов утра. Ударили ему в голову. Хотели его похоронить, но после боя не нашли. А с отцом не было таких товарищей. Он говорил: "Убьют меня, и некому будет сообщить".

Александр Валиев: Вера Ивановна воспитала двоих детей. Дочь живет по соседству, в доме мужа. Сюда, в хутор Миасский, приезжала комиссия, которая вынесла постановление - в улучшении жилищных условий нуждается только Сырова Вера Ивановна. К тому времени, в 2001 году, дом был уже развалюхой. Через 3 года комиссия приехала снова. С тех пор прошло 6 лет. Остатки домика держатся на честном слове.

Дмитрий Махлеев: Если бы здесь я не вмешался в эти дела, она бы так и померла, наверное, здесь и, наверное, помрет – не получит.

Вера Сырова: А я, может, и помру тут.

Дмитрий Махлеев: Нынешний год зимой придешь к ней, здесь везде снег. Она натопит печку, немножко согреется, вода начинает капать. Вот и все.

Вера Сырова: Печку истоплю – горячо, деревяшку подложишь, сяду на плиту и сижу к печке прислонюсь.

Александр Валиев: Недавно соседи Веры Ивановны обратились в районную администрацию, где в свое время вычеркнули Сырову из очереди. Сейчас, говорят, надо снова туда вставать. Это в 82 года! Но Дмитрий Махлеев не собирается сдаваться.

Дмитрий Махлеев: У меня есть фотокамера своя. Я приду, все на пленку сниму. Если ничего не получится с администрацией, я сниму все, запечатаю и отправлю в Москву. И все. Я отправлю Путину сразу и Медведеву и в Госдуму отправлю. Пускай думают. Это же безобразие! У них собаки живут лучше, чем она живет. Она с 14 лет пашет! И до сих пор пашет!

Александр Валиев: Вера Ивановна не думала, что проживет до столь преклонных лет. Надеялась, что на ее век этого дома хватит. Но коль судьба подарила долгую жизнь, ей вовсе не хочется оказаться погребенной под обломками своей кухни.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG