Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сезон запретов


Депутаты Бельгии почти единогласно поддержали закон, который запрещает появляться в общественных местах в одежде, закрывающей лицо

Депутаты Бельгии почти единогласно поддержали закон, который запрещает появляться в общественных местах в одежде, закрывающей лицо

В российских блогах обсуждают массовые акции и шествия, состоявшиеся в разных городах в первых числах мая. Наибольшее освещение в ЖЖ получила почему-то пешая акция "Синих ведерок". Она прошла 2 мая в Москве и закончилась задержанием десяти человек. Переход автомобилистов в пешеходный режим раскритиковал в своем блоге Андрей Мальгин:

– Зря они повылазили из машин: их не могли не повязать, и их повязали. В силу скудости ума менты вменили им наличие политического лозунга, каковым оказалась единственная бумажка: "Йа мигалко. Мне усе мона". При этом все всё понимали. И что не прогулка это была, а протестная акция, понимали абсолютно все участники шоу, как в форме, так и в гражданском. А что мы имеем в итоге? Снижение уровня общественной дискуссии, и ничего больше.

Чуть меньше откликов собрала демонстрация коммунистов, состоявшаяся 1 мая в Петербурге. Вот как ее освещает юзер smolyak:

– Первомай запомнится только обильным количеством портретов Сталина, с которыми товарищи прошли по основной части Невского проспекта. Никакого гласного возмущения я не слышал. Не пустили на Невский проспект людей с растяжкой "Матвиенко в отставку". Сталина – это хорошо, Матвиенко в отставку – это плохо.

В Петербурге же городские власти не разрешили провести "Монстрацию" – аполитичное шествие под абсурдными лозунгами. "Монстрация", возникшая в 2004 году в Новосибирске, получила всероссийскую известность после ареста в 2009 году ее организатора, художника Артема Лоскутова. В ответ на запрет в Петербурге провели вялые похороны мертворожденной местной "Монстрации". Рассказывает пользователь gadkaya_zebra:

– Когда мы пришли (без особых надежд и чаяний, скорее в желчном расположении духа), ментов было в 3 раза больше участников. Люди стояли гордые в костюмах с мыльными пузырями и табличкой "Ыть" и нарциссически мычали в минуту мычания на камеры, потом начался какой-то внесистемный дрейф, не принесший не открытий, ни мобилизации, ни солидарности, ничего...

В Омске, где "Монстрация" также не была одобрена властями, симпатию к молодым людям, несмотря на прессинг милиции, проявили коммунисты. Вот отчет участника процессии, юзера basilleus:

– Утром 1 мая площадь перед Успенским собором пестрела ярче, чем сам собор. Пока участники обеих акций подтягивались, одна женщина пикетировала собор, стоя с лозунгом: "Христиане за коммунизм!". В соборе демонстрантов посчитали демонами, и ударили в колокола. Монстрами же из Монстрации интересовались сотрудники из "учреждения напротив". Люди в костюмах, пошитых в одном ателье, упокоились, лишь убедившись, что никто никого в отставку не просит. А то, что некоторые требовали "Долой Луну!" - милицию не интересовало. На первую омскую Монстрацию собралось около 200 человек в возрасте от 1 года до "полтинника", убеждений от коммунистических, анархических до никаких. Монстранты скандировали: "Мясо - колбаса!", "Простите меня!", "Бог простит!".

В Новосибирске, где в "Монстрации" приняли участие около 2 тыс. человек, лучшим лозунгом, по мнению пользователя stroller, был лирический: "Мне не надо вставать на цыпочки, чтобы поцеловать небо".



В англоязычной блогосфере обсуждают недавнее решение нижней палаты парламента Бельгии. Депутаты почти единогласно проголосовали за закон, который запрещает появляться в общественных местах в одежде, закрывающей лицо. Главным образом, под действие закона подпадают мусульманские женщины, носящие паранджу или никаб. Правозащитная организация Amnesty International уже осудила это решение. С критикой также выступили представители различных конфессий. Англиканский епископ Джон Хэрроуэр выдвигает свои аргументы:

– Правительство, утверждая, что государство вне религии, на самом деле отнимает у людей возможность сохранить верность своей религии. Данный запрет исходит от людей, отрицающих человеческую духовность. Однако именно духовность формирует мировосприятие. Люди с религиозными убеждениями заслуживают уважения и понимания, а не изгнания своей религии из публичной сферы. Кроме того, данное решение угрожает отношениям между мусульманскими и немусульманскими сообществами. На мой взгляд, за принятие этого закона ратовали те, кто боится роста мусульманского экстремизма. Однако основная задача сейчас – именно интегрировать мусульман в мультиконфессиональное общество.

Юрист Марк Рандацца полагает, что этот закон может нарушить гражданские права исламских женщин, только если они скрывают лицо добровольно, а таких, по мнению блогера, единицы:

– Я не вижу проблем в том, что женщина хочет носить головной платок. Однако паранджа – это отвратительное проявление женоненавистничества. С другой стороны, если ей так хочется, то при чем здесь государство? Имеет ли государство право рассуждать так же, как я – а именно, что никто не носит головной платок добровольно и, следовательно, подобный запрет "освобождает" женщин, которые не способны самостоятельно бороться за свои права?

Блогер Mountain Humanist считает, что борьба за права человека – дело вполне государственное. Однако в данном случае выбраны неправильные цели и методы:

– Совершенно очевидно, что тысячи женщин во всем мире вынуждены носить головные платки во имя ислама и тем, кто не верит, что на небесах существует четкий распорядок, кому что надевать, эта практика действительно кажется нелепой. Однако светские запреты ничуть не лучше религиозных, и данный запрет явно нарушает свободу женщин, желающих носить бурки из религиозных убеждений. Как общество, мы должны подвергать остракизму режимы, насаждающие религиозную практику в светской сфере – такие как Саудовская Аравия, Афганистан и даже США (где однажды человеку не выдали автомобильный номер, состоящий из слов "бога нет"). Может, стоит прекратить заниматься модой и заняться более серьезными проблемами – в частности, фанатиками, нарушающими права своих сограждан?
XS
SM
MD
LG