Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Книжное обозрение” Марины Ефимовой



Александр Генис: Мало того, что Дэвид Ремник - главный редактор знаменитого “Нью-Йоркера”, мало того, что он автор лучших книг о перестройке и крахе СССР, мало того, что он горячо любит и прекрасно знает русскую литературу, Ремник, в первую очередь, великолепный писатель. Меня, например, восхищает его проза, когда он пишет на неожиданную, совершенно постороннюю мне, но интересующую его тему профессионального бокса. В этих журнальных миниатюрах чувствуется тот же мускулистый стиль, что у раннего, газетного, Хемингуэя. Вкус к репортажу и литературный блеск сделали событием новый монументальный труд Ремника – биографию Обамы.
О ней нашим слушателям расскажет ведущая “Книжного обозрения” Марина Ефимова.

David Remnick. “The Bridge. The Life and Rise of Barack Obama”
Дэвид Рэмник. “Мост. Жизнь и карьера Барака Обамы”.

Марина Ефимова: О президенте Бараке Обаме в Америке уже написаны горы книг и статей. Продиктовано большинство этих трудов не административным рвением, а гордостью американцев за собственную смелость в выборе лидера. Биография, написанная редактором журнала “Нью-Йоркер” Дэвидом Ремником, - самая подробная и, я бы сказала, интеллигентная. Заглавие книги – “Мост” - имеет двойной смысл. Первый – напоминание о жестоком разгоне негритянской демонстрации на мосту в городке Сельма (штат Алабама) 7 марта 1965 года. Разгон демонстрации обернулся победой – законом, облегчавшим афро-американцам реализацию права голоса. Через 44 года после событий конгрессмен Джон Льюис сказал: “Избрание Барака Обамы – настоящий результат того, что произошло на мосту в Сельме”.
Второй смысл названия “Мост” определяет рецензент книги Мичико Какутани:

Диктор: “Название символизирует надежду многих американцев на то, что новый президент наведет мост между расами; между политическими крайностями либералов и консерваторов; между поколениями, хранящими в душе горечь сегрегации, и теми, кто рос в атмосфере мультикультурализма”.

Марина Ефимова: Такая надежда строится не на пустом месте, поскольку вся жизнь и деятельность Барака Обамы была сперва вынужденным, а потом сознательным примирением крайностей. Он родился на Гавайах и был сыном белой американки из Канзаса и африканца из Кении. Когда родители разошлись, мать снова вышла замуж, и отчимом Барака стал индонезиец. Большую часть детства мальчика воспитывали бабушка и дедушка, родители матери – белые американцы британского происхождения. Он учился в школах Джакарты и Гонолулу, а потом в Колумбийском университете и в Гарварде. Он начал карьеру с работы по политической организации населения бедных районов Чикаго. Этот опыт, который мог обернуться потерей самоидентификации, стал для Обамы источником огромных преимуществ. Он говорил журналистам:

Диктор: “Я с одинаковой легкостью могу войти в субсидированные жилые комплексы для малоимущих и в конференц-залы крупных корпораций, и общаться с теми и другими. Опыт научил меня создавать коалиции и формулировать цели, которые могут привлечь людей с самыми разными интересами”.

Марина Ефимова: В книге “Мост” Дэвид Ремник представляет Обаму вечным аутсайдером, которого, тем не менее, всюду охотно принимают: в Гарварде, на улицах и в церквях бедных районов Чикаго, в законодательном собрании Иллинойса, в Сенате Соединенных Штатов:

Диктор: “Примирение стало его образом действий, методом, главной чертой его политической личности. Все, кто имел с ним дело, заметили одно и то же свойство: во всех обстоятельствах он обезоруживающе спокоен, объективен, интеллигентен и обаятелен... и всегда выигрывает”.

Марина Ефимова: Уж как опасна для избрания была его связь с афро-американским проповедником Джеремаей Райтом. 20 лет Райт был пастором Обамы и при этом громил с кафедры “белую Америку”. И в его проповедях звучала яростная жажда мести. Когда пресса стала обсуждать их контакты, Обама выступил с хитроумнейшей речью – не в защиту Райта, а в защиту снисходительности молодого поколения афро-американцев к поколениям предыдущим, навсегда обиженным унижениями прошлого. Только когда Райт начал представлять теракты 11 сентября как заслуженное Америкой возмездие, Обама отрекся от пастора - меньше всего ему хотелось выступать в роли “сердитого афро-американца”. И белые американцы простили Обаме Райта.
Любопытно, что поддержка афро-американцев тоже не далась Обаме автоматически. Книга Ремника начинается с церемонии на мосту в Сельме 7 марта 2007 года, в которой участвовали кандидаты в президенты. Тогда Хилари Клинтон поддерживало втрое больше афро-американцев, чем Обаму. Он не был потомком американских рабов и никогда не принадлежал к активистам борьбы за гражданские права. К тому же его считали “недостаточно черным”.

Диктор: “Разница в речах Обамы и Клинтон была не в ораторском искусстве (тут Хилари могла с ним поспорить), но в умении Обамы вплетать собственную биографию в истории слушателей. “Мой дед, - сказал он, - был в Кении поваром у англичан, и даже когда ему было 60 лет, его все еще называли по имени, как мальчика. Звучит знакомо?”. Обама представил дело так, будто борцы за права афро-американцев решили и его судьбу. В его интерпретации именно благодаря им американское правительство стало приглашать в Америку для получения образования молодых кенийцев, среди которых оказался и будущий отец Барака. После речи в Сельме известный южный проповедник одобрил Обаму за то, что он “раскрыл свою душу”.

Марина Ефимова: Но Дэвид Ремник ловит Обаму на небольших передергиваниях фактов ради привлечения избирателей. Например, дед Обамы в реальности был обеспеченным человеком, владельцем недвижимости, уважаемым старейшиной. Что касается приглашения юных кенийцев в Америку, то это было сделано по инициативе кенийского министра труда на деньги частных благотворителей, вроде актёров Сиднея Пуатье и Гарри Белафонте.
Ремник рассматривает жизнь Барака Обамы ДО президентства, его книга кончается церемонией инаугурации, но она помогает понять, каким президентом может стать Барак Обама. Историк Уиллс, другой рецензент книги “Мост”, пишет:

Диктор: “Стратегия Обамы до прихода в Белый Дом заключалась в примирении всех и вся. Это сработало, зачем же отвергать столь эффективный метод? Однако примирительность – не всегда то, что требуется от лидера, ведущего страну в трудные времена. Чтобы рассеять страх населения после избрания на пост президента афро-американца, Обама держится за статус-кво, избегая разрыва с тем, что было до него. Он объявлял себя противником войны в Ираке, тем не менее, она продолжается под знаком “обеспечения безопасности”. Чтобы бороться с финансовым кризисом, Обама призвал тех финансистов, которые сами были причастны к созданию кризиса. Готовя медицинские реформы, президент добивался поддержки всесильной Медицинской Ассоциации, фармацевтических корпораций и страховых компаний – то есть именно тех, которые и создают главные проблемы”.

Марина Ефимова: Что ж, возможно, бороться с титанами легче с помощью других титанов...
В книге “Мост” Дэвид Ремник пишет, что суть истории Барака Обамы – расовый вопрос. “Улучшение судьбы афро-американцев, – говорил Обама, - это улучшение Америки”. Будем надеяться, что президент помнит и о том, что история Америки включает историю афро-американцев, но не исчерпывается ею.
XS
SM
MD
LG