Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто угрожает жизни президента Сербии Бориса Тадича


Ирина Лагунина: Специальная прокуратура Сербии по борьбе с организованной преступностью предъявила обвинения в крупных поставках кокаина из Южной Америки в Европу 20 членам нарко-группировки Дарко Шарича. Однако этой информации об успешном завершении расследования дела одной из самых крупных подобных группировок на Балканах, а возможно, и в Европе, предшествовало сообщение о том, что профессиональные убийцы, нанятые группировкой Шарича, готовят покушение на руководство Сербии. О реакции властей и общества на эти предупреждения рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

Айя Куге: Сербский «кокаиновый король» Дарко Шарич планирует покушение на президента Сербии Бориса Тадича, на министра Юстиции Снежану Малович, на главного прокурора по делам организованной престпуности Милько Радисавлевича, на ряд функционеров Министерства внутренних дел и службы госбезопасности. Об этом общественность информировал помощник министра юстиции Сербии Слободан Хомен.

Слободан Хомен: Вероятно, никогда ситуация в области безопасности, связанная с организованной преступностью, не была у нас столь напряженной, как сейчас. До сих пор преступные круги пытались помешать ходу расследования, чтобы дела не доходили до выдвижения обвинения в суде. Ведь именно в тот момент, когда обвинения выдвинуты и все переходит в компетенцию суда, государство демонстрирует, насколько серьезны его намерения. А мы как государство, действительно, имели очень плохой опыт, особенно когда был убит премьер-министр Зоран Джинджич. Теперь, семь лет спустя, мы вновь должны думать о том, как усилить охрану некоторых официальных лиц, жизнь которых находится под угрозой.

Айя Куге: Сообщается, что меры по обеспечению безопасности президента Бориса Тадича и официальных лиц, принимавших участие в расследовании дел группировки Шарича, подняты на самый высокий уровень. Министр юстиции Малович вместе с семьей переселена – куда, не разглашается. Специальный прокурор Радисавлевич постоянно меняет место проживания – чтобы избежать неожиданностей, их теперь охраняет самое профессиональное антитеррористическое подразделение спецчастей «Кобры». Сербские средства информации утверждают, что в течение последних месяцев группа Шарича впала в панику и предприняла конкретные шаги: слежку за официальными лицами, занимающимися делом нарко-мафии. Им также были отправлены закодированные угрозы. Официально утверждается, что в Белграде находятся профессиональные убийцы черногорского происхождения, которые готовят покушения на руководство Сербии. Является ли ситуация такой драматичной, как выглядит, судя по информации прессы? Вот мнение военно-политического комментатора, отставного полковника военной безопасности Любодрага Стоядиновича.

Любодраг Стоядинович: Каждое серьезное государство (а я полагаю, что в чём-то и мы являемся серьезным государством), предпринимает все необходимые меры, чтобы предотвратить возможность политических убийств. Правда, иногда такие убийства, если они хорошо спланированы и подготовлены, предотвратить почти невозможно. Но в данный момент очевидно, что это не тот случай. Полагаю, что государство имеет достаточно доказательств, чтобы до конца раскрыть деятельность и участников подобных групп. Порой они могут быть организованы по подобию военизированных формирований, с немалыми средствами и имуществом. Ведь нарко-торговцы часто объединяются, нанимая очень эффективных убийц. А наше государство ранимо, поскольку у нас были убийства на высоком политическом уровне, более того, некоторые из них до конца не раскрыты, – поэтому приходится действовать с особой осторожностью.

Айя Куге: Напомню, что весной 2003 года во дворе здания правительства был убит премьер-министр Сербии Зоран Джинджич. Этому убийству также предшествовали угрозы со стороны преступной группировки, которые, однако, не были восприняты всерьёз. Однако сейчас в Сербии задают вопрос, почему в данном случае ответственные за безопасность объявляют публично, что в адрес официальных лиц приходят угрозы. Помощник министра юстиции Слободан Хомен.

Слободан Хомен: Я действительно уверен, что граждане должны об этом знать. Ведь мы, представители государства, об этом знаем уже долгое время, знают это и преступники, и пришла пора с этим фактом ознакомить общественность. Мы хотим показать, насколько серьезной является борьба и решимость государства справиться с организованной преступностью. Конечно, мы ожидаем получить поддержку и международного сообщества. Ключевым событием я считаю выдвижение обвинений против группировки Шарича. А способность и силу в борьбе с организованной преступностью государство докажет лишь тогда, когда суд вынесет окончательный приговор. Да, кто-то называет все это, включая наши предупреждения, политической кампанией, однако это не так. Президент Тадич отметил, что лишь небольшое число людей имело смелость и храбрость встать против этого зла. И в этом роль президента: показать, что это дело государства, а не отдельных людей – это дело всех нас.

Айя Куге: Вопрос к профессору Международного института по безопасности в Белграде Зорану Драгишичу: насколько серьезными вы считаете такие угрозы? Или, как некоторые в Белграде подозревают, всё это политический маркетинг, с целью показать, что президент Тадич в опасности из-за того, что начал вести решительную борьбу против организованной преступности.

Зоран Драгишич: Каждую такую угрозу нужно воспринимать очень серьезно, и я уверен, что служба безопасности ими занимается со всей ответственностью. Сначала нужно убедиться, поступают ли угрозы действительно от группировки Шарича или от кого-то другого. Охрана президента Тадича должна быть поднята на самый высокий уровень. Ведь у нас был печальный опыт убийства Джинджича.
Однако меня удивляет то, что информация об угрозах предается на публику. Это странно! Таким образом предаются сигналы и тем лицам, кто угрожает безопасности, а вряд ли это в интересах следствия. Более того, в обществе создается определённый психоз, который никому не на пользу.

Айя Куге: Но трагическое убийстве Зорана Джинджича заставляет задуматься о том, готова ли группировка Шарича к политическим убийствам. Можно ли провести параллели между группировкой Шарича и Земунской группировкой, члены которой, вместе с военнослужащими спецназа Министерства внутренних дел Сербии «Красные береты» совершили убийство Джинжича?

Зоран Драгишич: Что касается группировки Шарича, то до сих пор никто из ее членов не нападал ни на кого из руководства Сербии. Шарич, казалось, никогда не интересовался политикой. Земунская преступная группировка, напротив, - напрямую и совершенно открыто опиралась на определённые государственные структуры. Ничего подобного в группировке Шарича до сих пор не замечалось. Однако нельзя исключить возможности, что такие, в финансовом смысле сильные нарко-группировки, могут нанять лучших профессионалов по убийствам. Сегодня много безработных бывших военных, бывших сотрудников служб безопасности, которых можно нанять за относительно небольшие деньги, а когда есть большие деньги – тогда и серьезность угрозы возрастает.

Айя Куге: Земун – это пригород Белграда, откуда и получила свое название Земунская группировка или как ее еще называют “Земунский клан”. Им командовал Милорад Улемек по кличке Легия. Группировка насчитывала около двухсот активных членов. В годы правления Слободана Милошевича Лукович стоял во главе элитных частей Службы безопасности под названием “красные береты”. Как выяснилось в ходе расследования убийства Зорана Джинджича, во времена правления Милошевича “береты” занимались тем же, чем потом преступная группировка – убирали политических противников. После убийства Джинджача этот отряд спецвойск был расформирован.
Но вернемся к нынешнему расследованию. Прокурор по делам организованной преступности Милько Радисавлевич сообщил, что прокуратура сейчас занимается и тем, что устанавливает связи сербских политиков с группировкой Дарко Шарича. Помощник министра юстиции Слободан Хомен.

Слободан Хомен: Не думайте, никто не свободен от закона. Окончена лишь первая часть следствия, она касается торговли наркотиками, но вряд ли стоит подозревать, что были политики, которые перевозили наркотики. Но очень даже возможно, что некоторые государственные функционеры и представители некоторых политических партий станут предметом финансового следствия. Ведь речь идёт о классическом деле коррупции – об отмывании денег, о чём уже говорил специальный прокурор.

Айя Куге: Насколько известно, следствие подозревает группировку Шарича в отмывании более миллиарда евро нарко-денег только на территории Сербии. Дарко Шарич, который до недавнего времени считался успешным бизнесменом, отмывал деньги через покупку (часто на подставные имена) крупных фирм, гостиниц, земельных участков по всей стране. Согласно новому закону, это имущество будет изъято. Наш следующий собеседник – белградский журналист Милош Васич, занимающиеся расследованием организованной преступности в регионе. Имела ли, согласно вашей информации, группировка Шарича связи в политических кругах Сербии?

Милош Васич: Мои источники в полиции утверждают, что Шарич когда-то имел опору в департаменте полиции, занимающимся уголовными делами, но после 2000 года он эту “крышу” потерял. Имел ли он поддержку в политических кругах – не известно. К тому же нужно быть очень осторожным, оценивая связи Дарко Шарича с сербскими бизнесменами и политиками. Ведь он очень успешно играл роль делового человека, и поэтому несправедливо было бы обвинять людей в том, что если они с ним сотрудничали или общались, то должны были знать, кто Шарич на самом деле. Десять лет полиция пыталась раскрыть происхождение его денег, но только теперь это окончательно удалось.

Айя Куге: Вы занимались расследованием преступлений, совершённых Земунской преступной группировкой и главным организатором убийства премьер-министра Зорана Джинджича Милорадом Улемеком-Легией, который отбывает сорок лет наказания за это убийство. Можно ли полагать, что и Шарич готов к политическим убийствам, чтобы, как утверждают официальные лица, сохранить своё богатство?

Милош Васич: В таких делах глупо прибегать к насилию и вредно привлекать к себе внимание. Я лично очень сдержанно отношусь к информации о том, что Шарич планирует политические убийства. Это на него не похоже. Кроме того, понятно, что в этом случае последовала бы очень энергичная реакция государства, которая никак не отвечает его интересам. Группировка Дарко Шарич совершенно не похожа на Земунскую группировку. Земунцы – это полуграмотные примитивные люди, которые заняли ведущее место в организованной преступности Сербии исключительно с помощью насилия. Они занимались в основном героином и вымоганием денег. Шарич и его люди – «белые воротники» преступного мира. Земунскую группировку Милорад Улемек-Легионер втянул в политические связи, привязал их к правым экстремистам, и именно политические амбиции их уничтожили.

Айя Куге: В Белграде принято решение купить президенту Сербии Борису Тадичу новую бронированную автомашину. До сих пор он ездил на автомашине 11 летней БМВ, не обеспечивающей нужную безопасность. Есть предложение поменять и его президентский самолёт Фалькон 50, которому тридцать лет и который уже несколько раз серьёзно ломался.
XS
SM
MD
LG