Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему бишкекский суд не изменил меру пресечения гражданину Великобритании Вугару Халилову?


Ирина Лагунина: Как мы уже рассказывали в нашей программе, 12 апреля в Бишкеке был задержан журналист, в прошлом корреспондент Радио Свобода и Би-Би-Си, а последнее время владелец собственной ПР-фирмы в Киргизстане Вугар Халилов, что выяснилось, прочем, только 19 апреля. Все это время гражданин Великобритании Халилов находится в следственном изоляторе Службы безопасности Киргизстана. Напомню вкратце, что ему вменяется в вину деяние по статье 183 часть третья Уголовного кодекса Киргизской республики – то есть легализация денежных средств, полученных незаконным путем. Его адвокат утверждает, что пострадал он из-за того, что оказывал пиар-услуги, в том числе поддерживал сайт компании MGN group, руководитель которой - Евгений Гуревич - был связан с сыном беглого президента Курманбека Бакиева. Во вторник дело рассматривал Бишкекский городской суд, о чем мы беседуем с адвокатом Вугара Халилова Артемом Ивановым.

Артем Иванов: Бишкекский городской суд рассматривал дело по моей жалобе на постановление об избрании ему меры пресечения в виде заключения под стражу. Несмотря на то, что нами были представлены веские аргументы, жалоба была оставлена без удовлетворения, а Вугар остался содержаться под стражей.

Ирина Лагунина: И сколько может длиться подобная мера пресечения по решению суда, например?

Артем Иванов: Изначально дается мера пресечения на срок следствия, а срок следствия, согласно нашему действующему законодательству, составляет два месяца. И Вугару избрана эта мера пресечения сроком на два месяца. Впоследствии, если потребуется необходимость в продлении этого срока, он также может быть продлен, но опять-таки, только по решению суда.

Ирина Лагунина: У вас была возможность встретиться с господином Халиловым?

Артем Иванов: Да, конечно. Несмотря на возникавшие трудности, сейчас у меня есть доступ.

Ирина Лагунина: Вы можете сообщить какую-то не конфиденциальную информацию о ваших встречах?

Артем Иванов: Не конфиденциальную информацию – он просит врача, доктора постоянного, чтобы проходить лечение не в условиях лишения свободы, ему требуется такая помощь, он постоянно это просит. То есть основная просьба его.

Ирина Лагунина: Какие-то допросы сейчас производятся?

Артем Иванов: С 14 апреля, когда ему была избрана мера пресечения, и по сегодняшний день никаких следственных действий с участием Вугара не производилось.

Ирина Лагунина: В том числе допросов?

Артем Иванов: В том числе и допросов, абсолютно никаких следственных действий не производилось.

Ирина Лагунина: А что касается присутствия или возможности посещения для консула Великобритании, поскольку, я напомню, что Вугар Халилов гражданин Великобритании, консулу дают возможность встречаться?

Артем Иванов: Ему было разрешено встретиться два раза. Первый раз после решения суда о признании незаконными действий и после этого еще один раз 26 числа.

Ирина Лагунина: А попытки предпринимались?

Артем Иванов: Да, конечно.

Ирина Лагунина: Ваше ощущение от встреч с Халиловым, в каком он психологическом состоянии находится? Он подавлен, он отрицает свою вину? Что с ним происходит?

Артем Иванов: Конечно, он отрицает свою вину, поскольку он считает себя невиновным – это раз. И подавлен, поскольку в стране сейчас творится такой правовой беспредел, и он боится быть просто осужденным за компанию со всеми остальными.

Ирина Лагунина: А сколько таких случаев или Вугар единственный?

Артем Иванов: Дело в том, что у нас группы задержанных можно разделить на две категории, то есть политические, кто занимал ответственные руководящие посты, и экономические. Что касается политических заключенных, то их гораздо больше, нежели экономических, из экономических он единственный.

Ирина Лагунина: То есть он фактически заложник всего большого бизнеса, который раньше работал с бывшим президентом?

Артем Иванов: Можно так сказать. Хотя к этому бизнесу он не имеет какого-либо отношения.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с адвокатом Вугара Халилова Артемом Ивановым. Я также уже говорила в эфире о том, что в социальной сети Face book создана группа Justice for Vugar Khalilov. В интернете также открыта к подписанию петиция – обращение к правительствам Киргизстана, Великобритании и к Европейской комиссии, в котором, в частности, говорится

«• Со времени его ареста права Вугара, предусмотренные междунароными законами, а также Законом Кыргызстана, систематически нарушаются;
• Отношение к нему не соответствует целям, провозглашенным новым правительством Кыргызстана по соблюдению прав человека и верховенства закона;
• Согласно международным законам, неоказание медицинской помощи трактуется как физическое насилие;
• Один из высокопоставленных членов правительства назвал Вугара Халилова «врагом народа» в одной из газетных публикаций, что серьезно подрывает шансы на ожидание справедливого юридического разбирательства;
• С каждым днем, проведенным Вугаром в заключении при таких условиях, подрывается позиция Кыргызстана на международной арене».

Ирина Лагунина: Петицию за несколько дней подписали 173 человека – много журналистов со всех концов света. Среди них – моя бывшая коллега Иля Балаханова. Я спросила Илю, что она знала о характере деятельности основанного Вугаром агентства Flexi communications.

Иля Балаханова: Я знала, что он занимается пиаром в Киргизии. Пожалуй, все, что я знала. Знаю, что такое пиар, поскольку я последние 10 лет сама тоже занимаюсь пиаром.

Ирина Лагунина: Что вам показалось странным во всем этом деле, что вы решили вступить в кампанию поддержки Вугара Халилова?

Иля Балаханова: Прежде всего коллегиальность. Потому что, я считаю, журналистское сообщество не знает слова "бывший журналист". Как бы мы потом ни строили свою жизнь, мы в этом сообществе остаемся просто по своему мироощущению. А по ситуации мне понятна суть, как мне кажется, происходящего. У меня полное ощущение, что Вугар является заложником в Киргизии. Я недавно прочитала в газете "24 ТВ", опубликованной на одном из киргизских сайтов, заметку со ссылкой на высказывание высокопоставленного киргизского чиновника от правоохранительных органов с угрозой в адрес крупного бизнеса. Я думаю, что киргизские власти прекрасно знают, где и какими легитимными способами можно искать своих бывших оппонентов. И у меня складывается ощущение, что цель как раз не в том, чтобы призвать к ответу своих предшественников, а в установлении новых правил игры или своих правил игры. И в этом смысле Вугар оказался слабым звеном по отношению к тому крупному бизнесу, который работает в Киргизстане. Я думаю, что это сигнал для бизнес-сообщества.

Ирина Лагунина: Сигнал какого рода, что пойти на контакты с новыми властями, каким-то образом обеспечить новую коррупционную схему, если хотите?

Иля Балаханова: Допускаю, что может быть и так. Тем более, зная, что в западном пиаре вообще не принята система платежей в средства массовой информации или какие бы то ни было другие инстанции. Я уверена, что Вугар работал именно по этой схеме. Западные компании, работавшие там, работают по этой схеме. И то, что Вугар оказался в такой ситуации, в принципе демократии не знают термина "заложник", просто не знают. И я думаю, что киргизский дипломатический истеблишмент, который некоторый период своей жизни сталкивался с жизнью цивилизованных стран, цивилизованных сообществ, хоть как-то должен это понимать. Мне бы хотелось, конечно, ошибаться, но на взгляд обывателя в хорошем смысле слова, стороннего наблюдателя это выглядит банальной непрезентабельной совершенно разборкой.

Ирина Лагунина: Но, тем не менее, Вугару было отказано во встрече с представителями консульства Великобритании, насколько я понимаю. Или лучше сказать наоборот, что представителям консульства Великобритании было отказано во встрече.

Иля Балаханова: Вы знаете, мне вообще несколько странна позиция британских властей в этой ситуации. Я не знаю, возможно такая позиция обусловлена какими-то дипломатическими установками, неведомыми мне. Но на мой взгляд, такая не настойчивость, такая инертность, она мне кажется очень странной. Наверное, в данной ситуации можно было включать какие-то иные дипломатические способы, петиции, обращения, ноты, на которые должно было бы реагировать киргизское руководство. И потом Роза Отумбаева, насколько я знаю, она занимается дипломатией. И я думаю, путь от британских дипломатов до Розы Отумбаевой не такой далекий на самом деле.

Ирина Лагунина: О судьбе Вугара Халилова мы беседовали с бывшей коллегой Илей Балахановой.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG