Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

1957-й год. Дело было в Восточном Берлине


Берлин. 1945

Берлин. 1945

Музыкальная тема связана с главной темой недели – с Победой. На Радио Свобода в течение почти 40 лет работал Леонид Александрович Пылаев (настоящая фамилия - Павловский) – эстрадный исполнитель, киноактер, поэт, публицист, автор многочисленных песен. О нем принято было говорить "эмигрантский Утесов".

Шахматист, сатирик, выпивоха, душа компании, Пылаев был действительно всеобщим любимцем. Его цикл военных песен, по-моему, выдает в нем незаурядного лирика. Не сомневаюсь, что на родине песни Пылаева имели бы народный успех. Близка была Пылаеву и радиодраматургия. Здесь вход шло все, весь шум времени – фольклор, ходячие легенды, модные песенки, сатира и богатый личный опыт Леонида Александровича, успевшего до войны посидеть в сталинском лагере, побывать на приеме у всесоюзного старосты Калинина (в поисках социальной защиты, как сейчас сказали бы), затем попасть в немецкий плен и избежать послевоенной выдачи обратно в СССР. 9 февраля 1957 года на волнах "Свободы" прозвучал Пылаевский радиорассказ "Служили два друга в нашем полку", с подзаголовком "Дело было в Восточном Берлине".

Звучит советская песня:

Служили два друга в нашем полку,
Пой песню, пой.
Если один из друзей грустил,
Смеялся и пел другой.
И часто ссорились эти друзья,
Пой песню, пой.
И если один говорил из них "да",
"Нет", - говорил другой.

(Звонок)


- Дежурный по батальону N-ского стрелкового полка лейтенант Петров слушает!
- Попросите к телефону майора Сухачева. Товарищ майор Лашев.
- Слушаю, попросить майора Сухачева.

(Стук в дверь)

- Товарищ майор, разрешите доложить!
- Докладывайте!
- Майор Лашев просит вас к телефону.
- Что там у него, батальонная конюшня горит? Скажите, сейчас приду.
- Слушаюсь, товарищ майор!
- Товарищ майор Лашев, товарищ майор сейчас будет.
- Спасибо, товарищ дежурный.
- Я уже тут. Здорово, Василий!
- О, Яша, ты?
- А ты что подумал, что моя тетя?
- Яша, без шуток, у меня к тебе серьезный разговор. Можешь ты сейчас приехать ко мне?
- Не могу, Василий, у меня горючее вышло.
- Яша, я не шучу, мне нужно срочно с тобой поговорить и по очень важному делу, понимаешь?
- Ну как же не понять, конечно, понял. На повестке дня стоит два вопроса: или ты хочешь, чтобы…
- Яша…
- Мои танкисты проиграли твоим саперам в футбол…
- Яша, да я не шучу, пойми!
- Или у тебя новый роман на трех страницах…С берлинской Анне-Лизе.
- Ну шучу я, Яша, у меня срочное дело. Меня демобилизуют, понимаешь, Яша, демобилизуют!
- Демобилизуют?
- Товарищ лейтенант, разубедите сержанта Патрашина, пусть приготовит машину, я должен срочно ехать.
- Слушаюсь, приготовить машину, товарищ майор!

Звучит советская песня:

Через реки горы и долины,
Сквозь пургу, огонь и черный дым,
Мы вели машины, объезжая мины,
По путям-дорогам фронтовым.
Эх, путь-дорожка фронтовая,
Не страшна нам бомбежка любая,
Помирать нам рановато…

- Что, испугался?
- Да я к твоим штучкам давно привык, ты же меня издали узнал.
- Откуда издали? Я тебя узнал за три секунды до того, как мой шофер приготовился тебя раздавить. Ну, куда?
- Да вот здесь в трех шахах ресторанчик. Пошли?
- Подождешь меня, Петров? Я скоро - часа через два.
- Слушаюсь, товарищ майор!

- Ну вот, сели. Здесь удобно, и никого нет. Фроляйн, бите!
- (Немецкая официантка не понимает).
- По хорошей стопке и что-нибудь закусить, понятно?
- (Немецкая официантка не понимает).
- Битте, цвай допле шнапс и билехте брот.
- И, битте, радио немножко капут махен, потише радио.
- Натюрлих.
- И когда эти немцы научатся по-русски говорить, Вася?
- Когда-нибудь научатся. Так вот что, Яша, ты уже слышал - меня демобилизуют. Завтра утром вызывают в штаб…

А сейчас послушаем пылаевскую "Тетю Фаню".


Леонид Пылаев:

Тетя Фаня, уборщица школьная,
Горькой свеклой кормила меня,
Тетя Фаня, жиличка подпольная,
Мы с тобою не ели три дня.
Я под лодкою воздух весь выдышал,
Шла война, кандалами звеня,
Тетя Фаня, ведь я был подкидышем,
Ты, как мать, приласкала меня.
Над деревней моей, над Верейкою,
Был войны ураган пронесен,
Тетя Фаня, тобою, еврейкою,
Беспризорный мальчишка спасен.
Где ж теперь вы, ровесники-мальчики,
Где ж ты, школьный разрушенный дом?
Тетя Фаня, в холодном подвальчике,
Три зимы мы дрожали вдвоем.
Тетя Фаня, в холодном подвальчике,
Три зимы мы дрожали вдвоем.
XS
SM
MD
LG