Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первая неделя работы конференции по Договору о нераспространении ядерного оружия. Есть ли результаты?


Ирина Лагунина: В Нью-Йорке продолжает работу конференция ООН по обзору Договора о нераспространении ядерного оружия. В Вашингтоне этому форуму придают исключительное значение, к которому американская дипломатия напряженно готовила новые инициативы и предложения. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Накануне открытия конференции посол США в ООН Сьюзен Райс рассказала журналистам о задачах, которые ставит перед собой американская делегация.

Сьюзен Райс: Как сказал президент Обама весной прошлого года в Праге, "основные положения договора основаны на здравом смысле: страны, обладающие ядерным оружием, будут двигаться в направлении разоружения; страны, не имеющие ядерного оружия, не будут приобретать его; все страны могут обладать доступом к мирной ядерной энергии". Мы ожидаем, что конференция продемонстрирует важную роль, которую договор играет в международной системе нераспространения и в деле укрепления региональной и глобальной безопасности и стабильности.
Нашей целью на Конференции по рассмотрению выполнения этого международного документа является укрепление всех трех опор договора: разоружения, нераспространения и мирного использования ядерной энергии. Но мы идем на эту конференцию не просто с твердой решимостью президента Обамы добиться прогресса по всем трем направлениям. Мы также идем на нее после нескольких месяцев напряженной работы, которая уже ведется и уже приносит свои плоды.
Мы сосредоточим внимание на том, как улучшить выполнение требований, предусмотренных договором, и усилить поддержку МАГАТЭ. Несоблюдение каким-либо государством его обязательств подрывает режим нераспространения в целом.

Владимир Абаринов: В Вашингтоне осознают, что надежда на полный консенсус всех 189 участников Договора нереалистична. Тем не менее администрация Барака Обамы рассчитывает в ходе конференции укрепить договоренность между ядерными и неядерными странами. Сьюзен Райс.

Сьюзен Райс: Несомненно, на ней возникнут трудности, но делегация Соединенных Штатов сосредоточит внимание на тех областях, по которым мы можем добиться конкретного и значимого прогресса. Мы будем искать точки соприкосновения, и во время конференции мы будем выступать конструктивно и гибко, стремясь к достижению консенсуса, чтобы эта уникальная возможность не была упущена, и будем продолжать развивать достигнутый успех в предстоящие месяцы и годы.

Владимир Абаринов: Конфронтационную позицию занял в своем выступлении на конференции президент Ирана Махмуд Ахмадинежад. Он указал на США как на основной источник угрозы ядерного распространения, а также на ненадежность действующего ныне режима.

Махмуд Ахмадинежад: Г-н председатель, дорогие друзья! Очевидно, что производство и складирование ядерных вооружений и политика, проводимая некоторыми обладателями такого оружия, а также слабость и несбалансированность Договора о нераспространении были главными факторами напряженности и стимулами к разработке ядерных вооружений.
Сегодня ядерное разоружение, устранение ядерной угрозы и предотвращение распространения ядерного оружия является крупнейшей задачей на пути обеспечения безопасности, устойчивого мира и дружбы. Однако вопрос в том, является ли правильным методом наделение обладателей ядерного оружия чрезвычайными полномочиями в МАГАТЭ? Ожидать добровольного разоружения и нераспространения со стороны обладателей ядерных вооружений нелогично, ибо они считают это оружие фактором своего превосходства. Как говорится в персидской пословице, "лезвие ножа не порежет свою рукоятку".
Так же нелогично ожидать установления безопасности от крупнейших поставщиков и экспортеров оружия в мире. Администрация США, главный виновник производства, складирования, распространения, использования ядерного оружия и угрозы его применения, настаивает на управлении процессом пересмотра Договора о нераспространении. Это правительство в своей новой ядерной концепции говорит, что не будет разрабатывать новые ядерные вооружения и не собирается применять его против страны, не имеющих такого оружия.
Но насколько общественность может доверять правительству США в выполнении взятых на себя обязательств? Где гарантии реализации этого обязательства и независимой ее верификации? Я хочу напомнить, что за последние несколько десятилетий правительство США воевало с теми, кто до этого был его другом. В рамках новой же ядерной концепции некоторым государствам-членам МАГАТЭ, подписавшим договор, угрожают превентивными ядерными ударами. Эта же администрация старается за счет отвлекающих проектов не дать общественному мнению сосредоточиться на случаях нарушения ею своих обязательств и ее правонарушениях. И с недавних пор за счет преувеличения опасности ядерного терроризма она стремится оправдать сохранение и модернизацию своего ядерного арсенала и в то же время отвлечь внимание мирового сообщества от необходимости ядерного разоружения в сторону малозначительных или мнимых проблем. Между тем, оснащение террористов ядерным оружием может произойти исключительно со стороны государств, которые производят и содержат в своем арсенале такое оружие и имеют длинный послужной список в поддержке террористов.

Владимир Абаринов: По словам Ахмадинежада, Иран не стремится к обладанию ядерным оружием.

Махмуд Ахмадинежад: Я от имени великого, цивилизованного и высококультурного народа Ирана, который всегда выступает глашатаем единобожия, справедливости и мира во всем мире, объявляю о готовности Исламской Республики Иран к реализации предложений и справедливых планов ядерного разоружения и нераспространения, использования экологически чистой атомной энергии в мирных целях. Я во всеуслышанье заявляю, что народ, воспитавший и подаривший миру таких великих людей, как Фирдоуси, Хафиз, Саади, Санаи, Ибн-Сина, Абу-Рейхан, Шахриар и мудрого мистика, свободолюбивого вождя революции имама Хомейни, народ, который всегда провозглашал в мире любовь, доброту и мир для всего человечества, а двустишие его великого поэта Саади "Сыны Адамовы – члены одного тела, и сотворены из одной жемчужины" украшают вход в штаб-квартиру ООН, народ, который 2500 лет назад объявил рабовладение бесчеловечным и отменил его, то есть великий иранский народ не нуждается для своего прогресса в атомной бомбе и не считает ее признаком достоинства и чести.

Владимир Абаринов: Государственный секретарь США Хиллари Клинтон приняла вызов, брошенный Ахмадинежадом.

Хиллари Клинтон: Cегодня подавляющее большинство государств выполняет свои обязательства по нераспространению. Но несколько отщепенцев продемонстрировали решимость нарушить правила и бросить вызов международному сообществу. В течение минувшего десятилетия одно государство после того, как его поймали на обмане, заявило о своем выходе из Договора о нераспространении, а затем объявило о проведении двух ядерных испытаний. Другое цинично утверждало, будто соблюдает договор, а тем временем нарушало его гарантии, расширяло свою программу обогащения урана, уклонялось от сотрудничества с МАГАТЭ и игнорировало предписания Совета Безопасности.

Владимир Абаринов: Под первым государством имеется в виду Северная Корея, под вторым – Иран. Хиллари Клинтон продолжает.

Хиллари Клинтон: Мы знаем, что есть страны, которые предпочтут неконструктивный подход. Сегодня утром президент Ирана выдвинул все те же надоевшие, лживые, а порой и нелепые обвинения в адрес Соединенных Штатов и других участников конференции. Но это не удивительно. Как все вы слышали сегодня утром, Иран будет делать все возможное, чтобы отвлечь внимание от собственного послужного списка и попытаться уйти от ответственности. В конечном счете, однако, о каждом из нас будут судить не по словам, а по делам. И оценивать всех нас будут не по тому, насколько напористо мы пытаемся утвердить свои права, а по тому, насколько добросовестно выполняем свои обязательства. И, как сказал Генеральный секретарь, в этом отношении ответственность лежит на Иране. Пока что он не взял на себя это бремя. Иран – единственная представленная в этом зале страна, которая, как указал Совет управляющих МАГАТЭ, в настоящее время не выполняет своих обязательств по ядерным гарантиям, – единственная. Он бросил вызов Совету Безопасности ООН и МАГАТЭ и поставил под угрозу будущее режима нераспространения. Именно поэтому он оказывается во все более глубокой изоляции и испытывает давление со стороны международного сообщества.

Владимир Абаринов: Госсекретарь США объявила, что Соединенные Штаты расширяют поддержку доступа неядерных государств, соблюдающих положения договора, к мирной ядерной энергии. В ближайшие пять лет США выделят на эти цели 50 миллионов долларов. Эта инициатива, заявила Хиллари Клинтон, "улучшать здравоохранение и питание, управлять водными ресурсами, укреплять продовольственную безопасность и помогать странам развивать инфраструктуру для безопасного и надежного использования ядерной энергии".
От имени России к участникам конференции обратился заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков.

Сергей Рябков: Хотел бы подчеркнуть, что мы прибыли на Конференцию не с "пустыми руками". У нас есть конкретные идеи и предложения относительно возможных путей дальнейшего развития и укрепления ДНЯО. Они будут изложены в наших выступлениях, а также в подготовленных нами совместно с другими государствами-участниками рабочих документах, в которых поднимается проблематика разоружения, устойчивого развития атомной энергетики, многосторонних подходов к ядерному топливному циклу, противодействия манипулированию правами по статье X ДНЯО.

Владимир Абаринов: Статья Х Договора и нераспространении ядерного оружия предусматривает возможность выхода государства из Договора в случае, если оно сочтет, что наступили "исключительные обстоятельства", которые ставят под угрозу "высшие интересы страны". Страны, допустившие нарушения режима нераспространения, а затем во избежание наказания вышедшие из Договора, должны нести ответственность за эти нарушения, считает Россия.
XS
SM
MD
LG