Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Разговор с умным человеком (Ульяновск)


Сергей Гогин: У нас в гостях Ольга Игоревна Солнцева, всю жизнь проработавшая в Ульяновске учителем русского языка и литературы.

Что вы помните о первых днях войны?

Ольга Солнцева: Как раз 21 числа был выпускной вечер, а 28 июня ушел первый эшелон. И наши мальчишки – один 9-й и два 10-х класса – без всякой подготовки сразу в этот эшелон. И они уехали.

Сергей Гогин: Из тех десятиклассников, которые ушли, сколько из них вернулось?

Ольга Солнцева: Шесть. Вот из трех классов вернулось шесть. Один – полный инвалид.

Сергей Гогин: С какими трудностями и лишениями столкнулось гражданское население тылового Ульяновского во время войны?

Ольга Солнцева: Началась массовая эвакуация в Ульяновск. Важные учреждения эвакуировали скорее. Лихорадочно искали места для того, чтобы школу выселить. Потому что, прежде всего, освобождали все школьные помещения. Вот в Дворец пионеров запихнули три школы.

Сергей Гогин: А как же учились в такой тесноте?

Ольга Солнцева: В три смены. Зима 1941 года была невероятно морозная. Сразу никакого отопления нигде. Поэтому школа во Дворце пионеров покрылась слоем льда. Было холодно ужасно. И у нас были уроки где-то 25 минут и 20 минут перемена. Наверное, единственный случай в моей школьной жизни, когда нас уговаривали учителя – ну, не сидите вы, идите, побегайте. Потом трудные, конечно, жилищные условия. У нас дом был настоящий теремок. У нас жили все. Причем, не топили, дров не было. Появились сразу буржуйки. Одна у нас маленькая комнатеночка была и подселяли кого-нибудь – то милиционер какой-то с женой. Вешали веревку. И кто-нибудь всегда там жил. Электричества у нас не стало буквально, наверное, через месяц. И мы всю войну жили без электричества. В школе третья смена, зима – тьма кромешная. Лампа одна на 15 или 20 свечей стоит на учительском столе. А мы в темноте сидим. И вшивые были, потому что с баней в Ульяновске была проблема.

Сергей Гогин: Чем питались? Что давали по карточкам?

Ольга Солнцева: Первый год какие-то запасы были. А вот второй год был страшно голодный. А все лето мы работали в колхозах. А осенью уже на себя. Начинали учиться с 1 октября.

Сергей Гогин: Как часто в семьи ваших друзей и знакомых приходили похоронки с фронта?

Ольга Солнцева: Все время. Вот идет почтальон, и все с ужасом смотрят на нее – к кому зайдет? В классе со мной учился такой хулиганистый парень. Вот у него убили отца. Он получил похоронную, спрятал ее. А у него была мама- врач и маленькая сестренка. Он полгода ходил с этой похоронкой, никому ничего не говорил. Мы только заметили, что он другой стал – перестал драться, перестал задираться. А потом его мать брюки единственные стала стирать и нашла похоронку. Мы его уж так зауважали за это. А так все время – каждый день в школе стоит какой-нибудь рев, потому что кому-то похоронка пришла. Это было совершенно буднично, потому что очень много погибали.

Сергей Гогин: День Победы 9 мая 1945 года как вам запомнился?

Ольга Солнцева: Мы уже были готовы к этому. Такое ощущение было совершенно невероятное. А дождь шел целый день. Никто не уходил с улицы. Идем по улице – сидит старик на какой-то там табуретке чуть живой. Ведро у него самогона, кружки – и он всех: "Подходите! Подходите! Пейте! Радость у меня какая!" Я говорю: "У всех радость". "У вас у всех радость, а у меня два сына – и оба вернулись, и оба живы".

XS
SM
MD
LG