Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Узбекистан: ни слова о СПИДе


Максим Попов - узник совести. Надолго?

Максим Попов - узник совести. Надолго?

Международные организации по борьбе со СПИДом и их сторонники вступились за узбекского психолога Максима Попова. Он возглавлял организацию по борьбе с ВИЧ/ СПИДом, но был приговорен к семи годам колонии за экономические преступления и преступления против нравственности.

Гражданин Узбекистана, психолог Максим Попов в 2003 году создал неправительственную организацию "ИЗИС" для работы с наркоманами, ВИЧ инфицированными и их близкими. В организации Максима Попова психологи проводили тренинги и беседы о профилактике ВИЧ/СПИД; там работала спортивная секция. Все методики "ИЗИС" разрабатывались совместно с такими международными организациями, как ЮНЭЙДС (Объединенная программа ООН по ВИЧ/СПИДу), ЮНИСЕФ (Детский фонд ООН); ПРООН (Программа развития ООН), Глобальный Фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией. Они же оказывали "ИЗИС" финансовую поддержку. Размер гранта зависел от каждого конкретного проекта. Одним проектом могли заниматься 10–30 человек.

В январе 2009 года Максим Попов был арестован по обвинению в экономических преступлениях (якобы он не по назначению использовал гранты), а также преступлениях против нравственности (в одной из книг о профилактике ВИЧ эксперты суда усмотрели неуважение к традициям Узбекистана). Тогда же "ИЗИС" прекратил существование. В июле 2009 года Чиланзарский районный суд Ташкента приговорил Максима Попова к семи годам отбывания наказания в колонии и двум годам лишения в правах; две его коллеги – Татьяна Костюченко и Данахан Эшенова – были приговорены к шести годам условно по обвинению в экономических преступлениях. Сейчас Максим Попов находится в колонии общего режима №6 Навоийского района Узбекистана. Правозащитники называли его узником совести, претензии суда обвинителей многим кажутся необоснованными.

– Максиму Попову ставят в вину то, что он не так расходовал спонсорские деньги, – говорит Мария Яновская, корреспондент информационного агентства "Фергана.ру", автор расследования обстоятельств задержания Максима Попова. – Ни один спонсор и грантодатель не предъявил претензий Максиму Попову, в том числе финансовых – за каждый грант организация отчитывалась. Иначе она просто не получила бы новый – а ведь это единственный источник финансирования: ни копейки из бюджета "ИЗИС" не получал. При этом никто из спонсоров и грантодателей не был вызван в суд. Проверка совершалась Контрольно-ревизионным управлением Узбекистана, которое по уставу должно проверять только правильность расходования бюджетных денег.

Один из главных пунктов обвинения (преступление против нравственности) – то, что Максим распространял двести экземпляров пособия для учителей "Здоровый образ жизни" о профилактике инфекционных заболеваний. Эта книга была издана еще в 2003 году в Алма-Ате, пережила три переиздания, но "эксперты" суда признали книгу клеветнической, вредной, подрывающей устои узбекского народа. Эти экземпляры были конфискованы, но в Казахстане ее по-прежнему читают, – сказала Мария Яновская.

О вердикте суда друзья Максима Попова узнали лишь спустя несколько месяцев, в феврале 2010 года: все это время они считали его пропавшим без вести. Семья Максима Попова, возможно, знала об аресте, но предпочла этой информацией ни с кем не делиться.

– В Узбекистане существует практика запугивания родственников, – говорит Мария Яновская. – Родным Максима или пригрозили, или пообещали для Максима условно-досрочное освобождение. Но это будет стоить им определенных усилий и денег. Но главное – молчать.

Друг Максима Попова Иван (свое настоящее имя он скрывает, из Узбекистана эмигрировал) – уроженец Узбекистана, доктор экономических наук, по профессии банкир. Его собственный бизнес, как он говорит, у него отобрали. Тогда он пошел работать в "ИЗИС" и вел там секцию восточных единоборств в 2003-2007 годах. Как он рассказал Радио Свобода, друзьям Максима Попова пришлось дать взятку сотрудникам правоохранительных органов, чтобы узнать о том, какой приговор и когда был вынесен Попову.

– К нам обращался человек, и сначала с ним работал психолог, – вспоминает Иван работу "ИЗИС". – Потом его могли направить на медицинское лечение в государственное учреждение – сами мы не могли оказывать подобные услуги, поскольку для этого нужна лицензия. После лечения человек приходил ко мне в спортивную секцию. Такая схема была одобрена грантодателями. С их представителями мы регулярно встречались на семинарах, которые они проводили в Узбекистане... С нашими посетителями мы соблюдали принцип анонимности. Но с 2005 года сотрудники милиции настоятельно рекомендовали нам выдавать их имена. Мы никого не выдали: судьба ВИЧ инфицированных очень печальна, к ним относятся, как к изгоям, не берут на работу. При этом информацию об их заболеваниях легко может получить любой сотрудник милиции или даже руководитель отдела кадров частной фирмы. А наркозависимые стоят на учете в милиции, и всякий раз, как что-то случается в их районе, они попадают под подозрение, подвергаются унижениям. Наш отказ выдать фамилии, наши гранты, которые не доставались чиновникам, наконец, то, что "ИЗИС" составлял конкуренцию государственным структурам – наркологическим диспансерам и государственному Центру по борьбе и профилактике СПИДа – все это, вероятно, и вызвало негодование узбекских властей.

Друг Максима Попова уверен, что тот "подвергался физическому насилию", когда находился под следствием в Ташкентской городской тюрьме: "люди вокруг считали, что все гранты он положил к себе в карман и должен поделиться".

Все случившееся с Максимом Поповым вызвало беспокойство Международного общества борьбы со СПИДом. Об этом в интервью Радио Свобода рассказала его исполнительный директор Робин Горна:

– Мы тесно взаимодействуем с теми уважаемыми организациями, которые финансировали работу НПО Максима Попова, их эксперты участвовали в составлении книг и брошюр, что он распространял, – говорит Робин Горна. – Нам хорошо известны профилактические методы, которые использовал Максим Попов. Это действенные методы, эффективность которых научно доказана. Мы уверены, что Максим Попов предоставлял именно те профессиональные услуги по профилактике СПИДа, которые особенно необходимы в Узбекистане: в 2009 году там было зарегистрировано 16 тысяч ВИЧ инфицированных, что в 11 раз больше, чем в 2001 году. Такой значительный рост говорит об угрозе: эпидемия может выйти из-под контроля. Уже сейчас, по данным ЮНЭЙДС, в Узбекистане один из самых высоких уровней распространения ВИЧ-инфекции в мире. Те меры профилактики, которые применял Максим Попов, – жизненно необходимы. Его деятельность заслуживала похвалу и поддержку, а ей препятствовали и фактически признали противозаконной.

Максим Попов работал с так называемыми уязвимым группам – наркоманами и гомосексуалистами, которые находятся в зоне риска усиливающейся в средней Азии эпидемии. Именно в отношении этих уязвимых людей профилактические меры наиболее действенны, причем действенность зависит от того, кто эти меры применяет – государство или НПО. НПО легче завоевать аудиторию среди тех слоев населения, которые были маргинализированы государством. Узбекистану нужны такие неправительственные организации, как "ИЗИС" Максима Попова, – сказала Робин Горна.

В июле Международное общество борьбы со СПИДом проведет в Вене конференцию, куда приглашены и узбекские власти. Там, как надеется Робин Горна, они получат информацию о профилактике СПИДа от высококвалифицированных специалистов и узнают, почему "ИЗИС" Максима Попова, надо было ценить, а не закрывать.

Правозащитный центр CIVICUS со штаб-квартирой в Йоханнесбурге (Южноафриканская республика) назвал Максима Попова узником совести и направил письмо протеста президенту Узбекистана Исламу Каримову. Об этом Радио Свобода рассказала эксперт центра по гражданскому обществу Соня Зильберман:

– На ситуацию с Максимом Поповым может повлиять публичная кампания с требованием его скорейшего освобождения: молчание стало бы знаком узбекскому правительству о том, что международное сообщество арест Максима Попова допускает. Нет, не допускает. Поэтому мы направили письмо президенту Каримову, в котором призвали его уделить пристальное внимание "делу Попова" и предпринять меры. На нашем сайте есть шаблон письма президенту Узбекистана – и каждый может написать ему о Максиме Попове. Также мы направили письма в организации, которые финансировали "ИЗИС", чтобы они поддержали Максима Попова и сейчас. Важно всем понять, что эта помощь – акт солидарности с узниками совести, отбывающим наказание в разных точках мира, – сказала Соня Зильберман.

За официальной позицией узбекских властей корреспондент Радио Свобода обратился в несколько узбекских министерств, администрацию президента и кабинет министров. В Министерстве финансов Узбекистана, чьи специалисты, как сообщалось, были причастны к проверкам "ИЗИСА", корреспондента Радио Свобода направили к заместителю пресс-секретаря премьер-министра Бахтиору Хасанову. Он признался, что в "деле Максима Попова" не компетентен, как и многие его коллеги. Впрочем, он посоветовал корреспонденту РС обратиться в Министерство здравоохранения Узбекистана. Но пресс-секретарь министерства оказался в двадцатидневной командировке – в течение всего этого времени получить комментарий будет невозможно.
В администрации президента корреспонденту Радио Свобода сказали, что "информацией не владеют", "ничем помочь не могут" и рекомедновали обратиться в МИД. Пока пресс-секретарь МИДа Эшнор Джобаров искал подходящее "ведомство, которое могло бы прокомментировать" дело Максима Попова (сам Эшнор Джобаров комментировать отказался), корреспондент РС обратилась в Министерство юстиции Узбекистана. Там тоже отказались от комментариев и с негодованием напомнили, что "министерству не подчиняется судебная система", а комментировать решения суда может Верховный суд Узбекистана.

Пресс-секретарь Верховного суда Узбекистана Азис Абидов сказал, что необходимо письменно обратиться к председателю Верховного суда Баритошу Мустафаеву. Этот запрос надо сначала прислать в МИД Узбекистана. Корреспондент Радио Свобода перезвонила Эшнору Джобарову из МИДа – к тому моменту он мог найти "комментирующее ведомство". Выяснилось, что за несколько мгновений до этого звонка с Эшнором Джобаровым связался Азис Абидов. Вместе они нашли ответ: необходимо направить два официальных запроса в Верховный суд и в МИД, ответ на который может прийти и через месяц, а то и позже.

Радио Свобода продолжает следить за взаимодействием узбекских ведомств и международных организаций.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG