Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперт Константин Симонов – о российско-турецком нефтегазовом альянсе


Премьер Турции Реджеп Эрдоган (слева) и президент России Дмитрий Медведев могут о многом договориться в нефтегазовой отрасли

Премьер Турции Реджеп Эрдоган (слева) и президент России Дмитрий Медведев могут о многом договориться в нефтегазовой отрасли

Россия и Турция 12 мая в Анкаре договорились активно развивать проект нефтепровода Самсун-Джейхан. Этот нефтепровод проходит с севера на юг Турции и является альтернативой проекту болгарско-греческого нефтепровода Бургас-Александруполис – для транспортировки нефти из черноморского бассейна на европейские рынки. Генеральный директор российского Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов считает, что последние соглашения – плата России за поддержку Турцией "Южного потока":

Самым главным проектом, безусловно, является газопровод "Южный поток". Все остальное подчинено именно этой теме. Это касается, прежде всего, нефтепровода Самсун-Джейхан, в котором мы согласились участвовать только после того, как Турция дала предварительное согласие на прокладку "Южного потока" через свои территориальные воды.

По слухам, Россия готова пойти на уступки по контракту "Газпрома" с турецкой компанией Botas. Прежде всего, будут улучшены условия по невыбору газа. Известно, что долгосрочные контракты подписываются по принципу "бери, либо все равно плати". Покупатель обязан оплатить зафиксированный объем газа, даже если полностью его не выбрал. Теперь Турция получит возможность сократить потребление на 10-15 процентов от объема, предусмотренного контрактом, без взимания штрафов. Также будет снижена и цена газа, который Россия продает Турции.

Долгое время Россия лоббировала проект нефтепровода Бургас-Александруполис, проходящему через Болгарию и Грецию. Бургас-Александруполис и Самсун-Джейхан – конкурирующие проекты. Российская компания "Транснефть" выступила с шикарной идеей создания единой управляющей компании по двум этим проектам. Но очевидно, что эта идея абсолютно нереалистична, поскольку у этих проектов не может быть одних и тех же акционеров. Для Россия две "параллельные" трубы из черноморского бассейна тоже не нужны. Вообще и одна труба Самсун-Джейхан России не совсем нужна, потому что по ней пойдет, скорее, не российская, а каспийская нефть. Но ради "Южного потока" Россия идет на эти жертвы, хотя Турция ведет себя достаточно жестко.

– Иначе говоря, большинство других российско-турецких договоренностей – это своего рода плата за согласие Турции принять участие в газопроводе "Южный поток"?

– Но даже в обмен на такие уступки премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган обещает дать окончательное согласие на прокладку трубы через свои территориальные воды только осенью этого года, хотя все европейские страны, которые участвуют в "Южном потоке" уже дали свое согласие на прокладку этой трубы.

Но сейчас возник новый фундаментальный вопрос: нужен ли России "Южный поток"? Мы сделали Украине предложение о вхождении "Нафтогаза" в "Газпром". "Южный поток" реализуется же не от хорошей жизни. На сегодняшний день через Украину экспортируется в разные годы от 90 до 120 миллиардов кубометров газа. Поэтому "Южный поток" был задуман не от хорошей жизни, а потому что Украина ведет себя достаточно грубо. Она использует трубу, как важнейший элемент давления на Россию. Неслучайно мы видим, что сейчас на Украине разворачивается целая компания на тему, что Янукович хочет продать национальное достояние Украины. На Украине никто не хочет понимать, что труба без российского газа – это просто кусок железа в земле и больше ничего. Но там уже вбили в голову, что это достояние, за которое надо бороться. Но если бы Украина поддержала идею российского премьера Владимира Путина о вхождении "Нафтогаза" в "Газпром", то тогда необходимости строить "Южный поток" у России не было бы.

Турция, в свою очередь, постепенно превращается во вторую Украину. Парадокс в том, что на Украине хоть труба есть, а в Турции трубы нет, но она умудряется шантажировать не только Россию, но еще и Евросоюз. Как известно, через территорию Турции Европа намерена проложить газопровод "Набукко" мощностью 31 миллиард кубометров в год. Таким образом, Турция, еще не являясь транзитной страной, уже является самой проблемной. Страшно даже подумать, что будет, когда эти трубы действительно будут построены!

В идеале, конечно, лучше бы нам сохранить транзит газа через Украину. Но для этого нужны гарантии того, что транзит газа через Украину не будет зависеть от политики. А такой гарантией может быть только владение Россией ее газотранспортной системой, то есть поглощение "Газпромом" "Нафтогаза". Но законодательно приватизация газотранспортной системы Украины запрещена. Поэтому приходится договариваться с Турцией, которая уже активно этим пользуется. Я помню, что еще 3 года назад наши энергетические отношения с Турцией были очень плохими. Сейчас наши отношения резко поменялись. К сожалению, у меня нет уверенности в том, что это партнерство является долгосрочным и вечным.

– Какова вероятность того, что с Украиной все будет хорошо – Россия будет поставлять газ в Европу через Украину, а от "Южного потока" откажется?

– На это очень сложно ответить. Потому что очень сложно заглянуть в голову украинским политикам. Мы понимаем, что с экономической точки зрения это жесткое предложение со стороны России является единственной возможностью для Украины сохранить себя как транзитное государство. Ведь если Россия реализует "Южный поток", то через Украину поставлять что-то еще нет никакого смысла. Соответственно, если бы украинские политики мыслили долгосрочными категориями, они бы, очевидно, оценили те выгоды, которые сулит сохранение Украины как транзитного государства.

Но проблема в том, что украинские политики никогда не мыслят категориями нескольких лет. На Украине никто не знает, что будет через неделю. Поэтому задача украинских политиков – "оранжевых" или "голубых" по политическим цветам – усидеть подольше в кресле и снять свою маржу. И это создает огромные риски. Поэтому мы видим, какая истерика развернулась на Украине вокруг этих предложений. Труба – это последняя возможность Украины шантажировать Россию. Поэтому, я боюсь, что "ковровой дорожки" перед слиянием "Нафтогаза" и "Газпрома" точно постелено не будет.

– А Турция этим удачно пользуется?

– Турция, безусловно, этим пользуется. Поэтому что, если бы у нас не было проблем с Украиной, Турция вообще не была бы нам нужна и "Южный поток" не был бы нужен. Турция прекрасно пользуется и ситуацией с "Набукко", и с "Южным потоком". "Накачивая" статус Турции, мы тоже можем совершить ошибку вместе с Брюсселем. Потому что мы превратим Турцию фактически во "вторую Украину", которая будет терроризировать нас своим статусом монопольного транзитера.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG