Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дэвид Кэмерон может стать сильным премьером


Британский премьер Дэвид Кэмерон и его заместитель Ник Клегг

Британский премьер Дэвид Кэмерон и его заместитель Ник Клегг

Первая пресс-конференция британского премьер-министра и его заместителя состоялась в саду резиденции на Даунинг-Стрит.

Дэвид Кэмерон и Ник Клегг изложили свое видение будущего сотрудничества двух партий и ответили на вопросы журналистов. Оба лидера заверили, что едины в стремлении создать стабильное и эффективное правительство, в котором сейчас нуждается Британия для выхода из экономической рецессии.

Соглашение о коалиции предусматривает создание стабильного, межпартийного альянса на пять лет, а это означает, что следующие парламентские выборы не могут состояться ранее мая 2015 года. Дэвид Кэмерон назвал приоритетной задачей его правительства - немедленное сокращение бюджетного дефицита, пообещав сократить уже в текущем финансовом году правительственные расходы на 6 млрд. фунтов. Ник Клегг подчеркнул, что и для него, и для Кэмерона коалиция - это серьезный риск, на который оба они пошли в надежде проводить новую политику. Он назвал коалиционное правительство реформистским, невиданным в британской истории типом правительства, нацеленным на радикальные реформы политической системы. Клегг, конечно, намекал на проведение референдума о преобразовании мажоритарной избирательной системы в пропорциональную, что было давней мечтой либерал-демократов и главным условием с их стороны для создания коалиции. Главами ключевых министерств стали соратники Кэмерона по партии - члены теневого кабинета консерваторов. Тем не менее, многие британские комментаторы скептически смотрят на возможность пятилетнего сотрудничества столь идеологически несхожих партий. Политолог, профессор Лондонской школы экономики и политологии Тони Треверс не исключает разногласий внутри коалиции при реализации политики нового правительства:

– Идеологии любых коалиционных британских политических партий совпадают лишь частично. В этом случае, часть либералов-демократов политически близка к консерваторам, другая часть - к лейбористам. В партии отсутствует единое мнение о коалиции. Еще недавно многие парламентарии обеих партий противостояли друг другу на выборах, но сейчас, сформировав правительство, им приходится учиться работать друг с другом. Активисты обеих партий все еще будут соперничать на местных выборах. И, конечно, их соперничество продолжится на следующих парламентских выборах. Боюсь, что в созданной на такой основе коалиции могут возникнуть серьезные расхождения при реализации правительственной политики, что может привести к тому, что составившие ее партии не смогут сотрудничать. Либерал-демократы настроены более проеевропейски, чем консерваторы, которые в массе своей евроскептики. Это может привести к противоречиям в правительстве, хотя обе партии обязались проводить единую политику в отношении Европы.

– Что вы думаете о новом британском премьер-министре Дэвиде Кэмероне?

– Это довольно молодой человек. У него современные взгляды. Ему удалось значительно осовременить бренд и имидж Консервативной партии. Это во многом благодаря ему была создана коалиция с либерал-демократами. У него могут возникнуть серьезные трения с собственной партией, с ее правым крылом, которое считает, что он сделал слишком много уступок либерал-демократам. Поддержка ее либерального центра ему обеспечена. Кэмерон – явно сильный премьер. Во всяком случае, это самый сильный лидер консерваторов со времен Джона Мэйджера. Ему удается успешно противостоять самым агрессивным в мире британским СМИ. Кэмерон проявил себя и как талантливый переговорщик при создании коалиции. Сейчас он в определенном смысле самый могущественный человек в Британии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG