Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Продолжение цикла Российские регионы: Калужская область


Ирина Лагунина: Мы продолжаем сегодня цикл бесед о положении в российских регионах – их экономике, как они переживают кризис, как выходят из него, насколько качественные решения принимает местная власть и насколько местное же население довольно или не довольно этими решениями. Сегодня – о Калужской области. В беседе принимают участие доктор географических наук Наталья Зубаревич и директор информационного центра "Калуга-пресс" Александр Сказочкин.

Игорь Яковенко: Первый вопрос Наталье Васильевне: чем смитуация в калужской области отличается от экономической и социальной ситуации в других российских регионах?

Наталья Зубаревич: Калуга по-настоящему уникальна. Это регион, который смог сделать то, что не смогли сделать другие. Потому что он использовал все преимущества роста и расширения московской столичной агломерации. Но они были у многих регионов вокруг Москвы, но в первую очередь воспользовалась этим Калуга за счет очень серьезной интенсивной политики по поиску инвесторов. И благодаря этой политике в сочетании с преимуществами географического положения, то есть близость к Москве и относительно недорогой рабочей силы Калужской области удалось притянуть к себе очень серьезных инвесторов. Я осенью в октябре была в ее технопарках, и в Обнинском, и в двух, которые расположены в Калуге - это производит достаточно сильное впечатление. И я знаю, как работало калужское инвестагентство. Пять лет труда и результат налицо. Темпы роста промышленного производства в 7-8 году в Калуге были по 20-30% в год. Калуга резко нарастила объем жилищного строительства перед кризисом, обогнав очень многие регионы центральной России. Это была настоящая история успеха.
Но вот здесь второе – грянул кризис. Область держалась на полгода дольше страны, в ней продолжался рост. Но чудес не бывает. И в мае начался серьезный, довольно сильный спад. И сейчас по итогам года спад промышленного производства в Калуге, несмотря на очень большой задел новой промышленности, минус 15% - это хуже несколько, чем в целом по стране, спад инвестиций минус 30%. Выросла проблема незанятости, хотя не до очень суровых размеров, как в Поволжье или металлургическом Урале, но она возникла. И сейчас мы все, регионалисты, смотрим, затаив дыхание, и пытаемся понять, что выкарабкается Калуга, я в этом абсолютно уверена, как скоро, с какими издержками. Потому что очень хотелось бы, чтобы регион, который реально продемонстрировал историю успеха, смог продемонстрировать этот кризис как можно быстрее и с меньшими издержками.

Игорь Яковенко: Александр Викторович, как бы вы оценили качество власти и принимаемых ею решений в Калужской области?

Александр Сказочкин: Пополемизирую немножко с Натальей Васильевной. Она выделила Калужскую область как продвинутый регион. Сразу возникает вопрос: реально ли перенести этот опыт, который накопила Калужская область в результате такого успеха, на какой-нибудь другой регион, например, относящийся к тому поясу, который есть вокруг Москвы. И при ответе на такой вопрос мы немножко замнемся, а потом начнем думать: а за счет чего это можно сделать. Потом в итоге скажем, что перенести этот опыт нельзя. Поэтому, мне кажется, что Калужская область является действительно исключением. И то, что администрация Калужской области использовала шанс для того, чтобы так сделать, действительно уникальный случай. Возьмем две отрасли - промышленность и агропромышленный комплекс, наиболее такие, в которых занято все то население, которое здесь есть, кроме 40% пенсионеров и примерно 150 тысяч, которые ездят ежедневно в Москву на работу. Так вот промышленность. Здесь исключительно только внешние инвестиции. Все то, что есть - это не результат саморазвития Калужской области. Были прекрасные технопарки, которые располагаются недалеко от Обнинска и здесь под Калугой. Тоже в них был, действительно здорово, хорошо. Технопарк Грабцево, например, где располагается "Фольксваген" - это было сделано за деньги Калужской области, за деньги бюджета где-то около 78 миллионов. И когда четыре года назад принималось это решение, были достаточно активные споры, некоторые директора промышленных предприятий калужских, Турбинный завод, некоторые еще можно перечислить говорили: если вы дадите нам эти деньги, мы, безусловно, сможем их использовать даже лучше и эффективнее. Возьмем несколько новых инвестиционных продуктов, доведем их до рыночного уровня, мы попытаемся создать сеть продажи этих продуктов. Это будет действительно результат саморазвития. То, что мы имеем сейчас в Калужской области, я слышал о том, что новый кластер, связанный с медицинской промышленностью, датская фирма приходит сюда, здорово, очень хорошо, великолепно, что говорить. И рынок будет, Москва под боком, фантастический рынок. Но работа со своими промышленными предприятиями, конечно, оставляет желать лучшего.

Игорь Яковенко: У Натальи Васильевны Зубаревич есть возражение и вопросы.

Наталья Зубаревич: Такой вопрос: а с каких это пор саморазвитие, это как корейская идея чучхе, опора на собственность силы. Самая большая проблема в мире и в стране найти деньги. К вам эти деньги пришли, вы их притащили. Это что, не саморазвитие? Второй сюжет: завод турбинных лопаток, он 20 лет пытается выкарабкаться, он был под Потаниным, он был под Чубайсом, под кем он только ни был. Результат? Вы понимаете, что к вам приходит инвестор с налаженным рынком сбыта. Более того, это инвестор с новейшими технологиями. Съездите в Козельск, там есть чудный завод, который клепает машины, кузова к ним присобачивает. Вот там литейка до сих пор в землю. К вам приходят деньги с совершенно другим уровнем технологии, а вы говорите: ах, как плохо. Советское машиностроение неконкурентоспособно. Вы можете в него вливать как в АтоВАЗ тонны, результат будет заведомо понятный. Ваши смогли преодолеть это. Теперь по поводу агропрома и юга. Калужская область классический вариант расширение агломерации. Все живое, что есть, концентрируется на внешней границе московской столичной агломерации. Есть такое понятие транспортные издержки и качество человеческого капитала. Оно наилучшее на границе с московской агломерацией. Козельск, Сухиничи, Жиздра, далее по списку – это мертвая зона. Да, к сожалению, это так, но пространство нигде никогда не развивалась как скатерть на столе. Она развивается там, где есть конкурентные преимущества. Они у вас есть. А вы в ответ говорите про саморазвитие.

Александр Сказочкин: Во-первых, я тоже хвалю нашу администрацию и замечательно, что она использовала такой шанс. Давайте считать просто-напросто. "Фольксваген" - максимум три тысячи работающих - это в будущем, сейчас две с чем-то. "Вольво" - сейчас примерно полторы тысячи работающих. "Ситроен" - это максимум три тысячи работающих. Получится восемь. Сейчас "Медфарм", дай бог, если тысяча. Девять. В кКалужской области где-то миллион с небольшим хвостиком жителей. Все остальное будет существовать за счет чего и где будет работать, та же турбинка, "Кадви", институты Обнинска. Мы говорили про кадровый потенциал. В Калуге есть такая особенность, не очень хорошая - это не Тула, где есть ведущий университет, это не Орел, в Калуге непосредственно, по-моему, больше 30 филиалов разных вузов, и концентрация научных кадров распределена между ними. Обнинск является носителем кадрового потенциала. Я не знаю, что будет скоро, наконец будет принято решение о создании единого калужского университета, дай бог, если это будет.

Игорь Яковенко: У меня общий вопрос и к Наталье Васильевне, и к вам, Александр Викторович. Как вы оцениваете остроту кадрового голода?

Александр Сказочкин: Огромная проблема. Два года назад, когда я был в Москве в одном из вузов, который готовит кадры, в том числе и для калужского региона, возник вопрос, я конкретный пример привожу, о главном технологе для "Фольксвагена". Вы знаете, они искали, по-моему, в течение нескольких месяцев человека, который готов поехать из Москвы с соответствующим образованием, квалификацией в Калугу. Примерно 150 тысяч человек, в основном это север области, приезжает ежедневно в Москву и уезжает.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, как бы вы оценили кадровый потенциал Калужской области?

Наталья Зубаревич: Во всех регионах вокруг Москвы эта проблема остра. В Калужской области она остра чуть-чуть менее. Это потому, что ездить отсюда стали несколько позже. Второе: сами власти Калужской области и менеджмент крупных новых заводов оценивал ресурсы области максимум на два года, через два года они упирались в потолок, они не могли найти рабочую силу, квалифицированную, непьющую, способную к обучению. Они это прекрасно понимали. Разрабатывались вполне разумные программы перетаскивания нормальных кадров из АвтоВАЗа, из мест Поволжья. Потому что в этот район, близкий к Москве, люди поедут. Тем более, что до кризиса было приличное жилищное строительство и жилье было недорогим. Но то, что область имеет Обнинск, город, на порядок больше заселенный мозгами, и эти люди, когда науке было плохо, искали бизнес, делали свои предприятия, малые компании, то есть их адаптивность очень высока. И в принципе, поскольку все на машинах, можно будет ездить из Обнинска на работу в Калугу, если работа будет нормально оплачиваться.
Следующий момент: во всех крупнейших агломерациях существуют перетоки туда и обратно. Вопрос стоимости рабочей силы. Этот баланс придется искать. И теперь о советском опыте, немножко о прошлом. Давайте забудем о заводах численностью 20-40 тысяч человек. Это символ советской неэффективности. Я очень надеюсь, что таких заводов больше создаваться не будет. А то, что в Калуге создаются пусть по две, по одной тысячи качественные, я подчеркиваю, качественные рабочие места - это колоссальный стимул на завтра послезавтра для притягивания населения. И давайте разделять социальную защиту тех, кто неконкурентоспособен, и социальные лифты для тех, кто может работать. У нас, к сожалению, сейчас во втором огромные проблемы.

Игорь Яковенко: Александр Викторович, что с вашей точки зрения, главное должна сделать калужская власть для того, чтобы улучшить, скажем так, и так не очень критичную ситуацию в вашем регионе?

Александр Сказочкин: Я думаю, что можно двигаться в двух направлениях – это постройка хороших домов и развитие малого бизнеса. То есть тот же автомобильный кластер, о котором говорила Наталья Васильевна, и который хвалят все и я в том числе, может обрастать малыми предприятиями, включая и преобразуя жизнь вокруг этих предприятий, улучшая дороги, социальную инфраструктуру, отчисляя в пенсионный фонд, заботясь о тех, кто нуждается.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, есть что-то добавить?

Наталья Зубаревич: Пожелаю Калужской области найти возможности отдать гигантские долги, которые висят на ее бюджете. Все регионы в России, которые стремятся развиваться, все вынуждены занимать. И когда под эти займы обрушивается кризис, все они оказываются один на один со своими проблемами.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG