Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грозит ли России укрепление рубля?


Ирина Лагунина: России могут понадобиться определенные меры валютного контроля, если приток капитала в страну вновь станет угрожающим для финансовой стабильности. Это – один из выводов очередного доклада Международного валютного фонда, представленного во вторник. При этом эксперты МВФ отмечают, что пока нет необходимости в радикальных мерах.
Валютный контроль был фактически отменен в России еще четыре года назад. Однако в последние месяцы, на фоне значительного укрепления курса рубля из-за притекающего в страну капитала, те или иные меры регулирования этого притока активно обсуждаются.
Подробнее об этом – в материале Сергея Сенинского...

Сергей Сенинский: ... Как и до финансового кризиса, значительная часть нефтяных доходов России по-прежнему поступает в специальные государственные фонды.
С другой стороны, в Россию притекает и краткосрочный зарубежный капитал. Его обладатели стремятся заработать, например, на разнице процентных ставок в разных регионах мира. И эти деньги также оказывают давление на рубль. Именно на эту часть притока капитала в страну, видимо, и могут быть ориентированы любые временные меры валютного контроля, если они вообще появятся. А еще – на новые зарубежные заимствования крупнейших компаний, в том числе - государственных компаний. Из Москвы – главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова:

Наталия Орлова: Конечно, меры по контролю за движением капитала, которые сейчас обсуждаются, - это, безусловно, обсуждение вопросов, как регулировать именно счет движения капиталов. Потому что собственно государственные фонды наполняются из экспортных доходов, а экспортные доходы отражаются в торговом баланс, то есть по счету экспорта.
Кроме того, я хочу напомнить, что когда в 2006 году Россия принимала решение запускать конвертируемость рубля, то законодательство, позволяющее вводить любого рода валютные ограничения, было отменено. И на данный момент нам необходимо будет принять очень существенные поправки законодательные, чтобы Центральный банк смог опять использовать такие инструменты валютного контроля. То есть на данный момент обсуждение возможности запуска таких инструментов является чисто гипотетическим.

Сергей Сенинский: Если бы финансовые власти России решились "отпустить" курс рубля, решило бы это проблемы, возникающие из-за притока капитала?..
Кстати, буквально на следующий день после представление упомянутого доклада МВФ главный представитель фонда в России Одд Пер Брекк заявил журналистам, что пока не видит оснований для радикальных мер по сдерживанию дальнейшего укрепления рубля. Из Москвы - руководитель аналитического управления "Банка корпоративного финансирования" Максим Осадчий:

Максим Осадчий: В общем-то старший представитель МВФ Брекк в России говорит вполне резонные вещи. Снижение процентных ставок и повышение волатильности курса рубля, которые, безусловно, случатся при том, что называется отпуском рубля, они будут способствовать снижению притока спекулятивного капитала. Ведь смысла вкладывать в высокорискованные и одновременно низкодоходные активы нет никакого. Другой вопрос, откажется ли ЦБ от выполнения своей конституционной задачи – стабилизации рубля. Вот это вряд ли...

Сергей Сенинский: Но задача стабилизации курса рубля не в том, чтобы удерживать его на каком-то уровне любой ценой. Ведь провел же сам Центральный банк год назад девальвацию рубля до определенного нового уровня...

Максим Осадчий: Если Центральный банк отпустит рубль, что называется, на волю волн, перестанет искусственно ослаблять его за счет предложения рублевой массы, за счет скупки нефтедолларов, в этом случае, конечно, рубль неизбежно будет укрепляться к своему эффективному значению, которое сейчас находится где-то на уровне 20 рублей за доллар, то есть почти в полтора раза рубль укрепится. При этом, если действительно совсем отпустит рубль Центральный банк, произойдут две вещи. Во-первых, упадут процентные ставки, потому что не будет осуществляться денежная эмиссия, которая раздувает инфляцию и на фоне инфляции повышаются ставки – это с одной стороны. А с другой стороны, конечно, если Центральный банк не будет вмешиваться, то рубль будет гораздо сильнее колебаться на фоне притока нефтедолларов, они достаточно изменчивые и на фоне притока – оттока капитала. То есть у нас будут низкие ставки, что хорошо для нас, но плохо для иностранных инвесторов, и у нас будет волатильный рубль. А волатильный рубль, волатильные рублевые активы, что, конечно, снижает их стоимость. Такая ситуация действительно будет способствовать снижению притока, причем не только спекулятивного капитала, но и вообще притока иностранных инвестиций в Россию. Это абсолютно очевидно.

Сергей Сенинский: Представители правительства России время от времени осторожно говорят о возможности введения неких мер ограничения притока в страну одних капиталов и, наоборот, стимулирования притока других, в первую очередь – долгосрочных. О стимулировании последних буквально на этой неделе говорил первый вице-премьер Игорь Шувалов - то есть о тех самых "длинных" деньгах, которых России так не хватает. Но гораздо больше вопросов вызывает возврат к практике валютного контроля, пусть и временной. Наталия Орлова, главный экономист Альфа-банка:

Наталия Орлова: Сразу окажу, что я не вижу необходимости вводить какие-либо меры контроля. Потому что, во-первых, это будет расцениваться как негативный шаг финансовыми рынками. Все-таки следует помнить, что в России нет "длинных" денег, и когда мы говорим о необходимости финансировать инвестиции, нам, конечно, нужно, в первую очередь, опираться на международные рынки. Мы это видели недавно по выходу России на международные рынки капитала.
Второе главное соображение против введения каких-либо форм контроля заключается в том, что на Россия сейчас испытывает приток капитала только благодаря тому, что цены на нефть растут. И приток капитала не является устойчивым. На мой взгляд, изменение законодательное и введение таких мер контроля было бы оправданно, если долгосрочно и фундаментально России действительно угрожал бы существенный приток спекулятивного капитала. Но для этого нужны очень развитые внутренние финансовые рынки и должны быть другие предпосылки по движению капитала. Этого нет. Поэтому, мне кажется, нет смысла реагировать на краткосрочную проблему принятием каких-то существенных законодательных изменений.

Сергей Сенинский: Тем не менее, обсуждаются некоторые вполне конкретные меры...

Наталия Орлова: Что касается непосредственно тех мер, которые обсуждались, на самом деле речь шла о двух мерах. Первое – изменение уровня необлагаемых налогом на прибыль процентных выплат, которые компании могут относить на себестоимость. На данный момент, если ставка по кредитам ниже 15%, она не относится на себестоимость. Было предложение, чтобы этот уровень с 15% был снижен до 3%.
И второе предложение – это увеличение резервных требований. Но опять-таки повторю, я считаю, что ни одна из этих мер, наверное, не будет применена, или ее реализация не слишком осмысленна.

Сергей Сенинский: Сколь правомочно, на ваш взгляд, ставить вопрос таким образом: до тех пор, пока в стране не возобновится устойчивый экономический рост, движимый именно внутренним, а не внешним спросом, экономика так и будет не в состоянии усвоить всю поступающую в страну массу капитала? Или это – лишь один из факторов? Максим Осадчий, руководитель аналитического управления "Банка корпоративного финансирования":

Максим Осадчий: Пока российская экономика будет критически зависеть от притока нефтедолларов, от сырьевого сектора экономики, мы будем чрезвычайно непривлекательны с точки зрения хорошего долгосрочного капитала. И у нас будет очень плохая структура притекающего к нам капитала, низкого качества капитальных потоков, там будет преобладать краткосрочный спекулятивный капитал, который при малейшем дуновении ветра будет утекать из России. А достичь хорошего устойчивого уровня развития экономики и хороших устойчивых потоков капитала, хороших прямых инвестиций в экономику России можно только при условии модернизации институтов, а не только экономики. Понятно, что не решив эту задачу, мы не получим устойчивый рост экономики.

Сергей Сенинский: Это – вопрос будущего... А пока – грозит ли России новое и резкое укрепление рубля – если допустить, конечно, что Центральный банк не будет, как сегодня, этому препятствовать?
Ведь дальнейшему укреплению рубля не будут рады не только компании-экспортеры, но и Министерство финансов! Все они получают часть выручки в долларах, тогда как большая часть их расходов - в рублях...
С другой стороны, курс рубля растет, пока нефть дорожает. Или, как минимум, не дешевеет... Наталия Орлова, Альфа-Банк:

Наталия Орлова: Я согласна, что мы, конечно, говорим сейчас о достаточно ограниченном потенциале укрепления курса рубля. И опять-таки я лично это связываю с состоянием счета текущих операций, то есть с торговым балансом. Я просто приведу такие цифры, что у нас за первый квартал рост импорта составил 22%, в апреле он составлял 30%. То есть у нас идет очень быстрое восстановление объемов импорта, которое сокращает положительное сальдо по торговому счету и делает Россию очень уязвимой к любой коррекции по ценам на нефть. В таких условиях приток капитала, который на данный момент наблюдается, он имеет очень краткосрочную направленность и говорит о том, что действительно укрепление валютного курса тоже будет происходить только до тех пор, пока цены на нефть растут. Как только на нефтяном рынке, возможно, наметится коррекция, то у рубля будет, скорее, потенциал к ослаблению, нежели к укреплению.

Сергей Сенинский: За период с осени 2008 года мировые цены на нефть повысились почти в 2,5 раза. А так называемый "реальный эффективный" обменный курс рубля (учитывающий разницу темпов инфляции в России и странах, являющихся ее основными торговыми партнерами), только за четыре первых месяца 2010 года, по данным Центрального банка, повысился на 9%...
XS
SM
MD
LG