Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Расследование: почему до сих пор остаются закрытыми архивы Адольфа Эйхмана


Ирина Лагунина: 50 лет назад 11 мая 1960 года в аргентинском Буэнос-Айресе агентами Моссада был схвачен и вскоре доставлен в Израиль один из организаторов Холокоста бывший оберштурмбанфюрер СС Адольф Эйхман. Имя Эйхмана упоминалось на нюрнбергском процессе, его деяния в период войны были неплохо изучены. Но до сих пор его архивы остаются засекреченными. Как и до сих пор до конца не известно – каким образом он и многие вместе с ним были столь организовано вывезены в Аргентину. Об Адольфе Эйхмане продолжает рассказ наш корреспондент в Берлине Юрий Векслер.

Юрий Векслер: Адольф Эйхман безуспешно боролся на иерусалимском процессе за свою жизнь и поэтому говорил, конечно, не то, что думал. Но так как он должен был выглядеть убедительным в своих умозаключениях, что он де чуть ли не жертва своего послушания, то в какой-то момент он, скорее всего, и сам начал верить в свою версию. Он написал в тюрьме нечто вроде мемуаров с подзаголовком, который можно перевести, как "Мои боги" – это Эйхман о тех вождях, которым он верил и приказы которых исполнял. В какой-то мере в этих мемуарах Эйхман перекладывает на них, на своих богов, собственную вину. Но истинный Эйхман откровенно и не без гордости изложил свое кредо ранее, в Буэнос-Айресе в многочисленных беседах с голландским эсэсовцем Виллемом Зассеном. Зассен записывал разговоры с Эйхманом на магнитофон. Вот фрагмент.

Адольф Эйхман: Исходя из изложенных мотиваций, вам должно быть все понятно, если я скажу: если бы мы убили 10,3 миллиона наших заклятых врагов, то только тогда наша миссия была бы выполненной.

Юрий Векслер: Комментарий немецкой журналистки Габи Вебер, которая добивается рассекречивания документов немецкой разведки по Эйхману.

Габи Вебер: Это означает, что он считает порученное ему задание невыполненным – не все евреи Европы уничтожены. Это и было поставленной задачей. И она не была выполнена. Записи Зассена показывают нам истинного Эйхмана, он излагает здесь свободно то, что думает, потому что видит в собеседнике единомышленника. Поэтому ему нет необходимости скрывать свои взгляды.

Юрий Векслер: Именно эти изложенные в дружеской обстановке взгляды осложнили защиту Эйхмана на процессе в Иерусалиме. Зассен, намеревавшийся издать откровения Эйхмана, распечатал их и дал Эйхману, который собственноручно сделал немало пометок и исправлений и дописал несколько страниц в качестве дополнения. Этот текст с пометками Эйхмана попал в руки Иерусалимских судей. Но каким образом? Поначалу подозрение пало на Зассена. Зассен, узнав об аресте Эйхмана, решил на нем заработать и предложил тексты разным издательствам, но ведь суд нуждался именно в документе, от которого Эйхман не смог бы отречься. И такой документ стал достоянием суда, но не в результате предательства Эйхмана Зассеном, в чем последнего и обвиняли обосновавшиеся в Буэнос-Айресе многочисленные бывшие нацисты. В Германии живет уникальный человек, который сумел заполучить текст с пометками и дописками Эйхмана и переправить его в Израиль. Но об этой пока никому не известной истории я надеюсь вскоре рассказать отдельно.
А пока остановлюсь на том, что многие послевоенные десятилетия в Германии существовало противостояние бывших нацистов и тех, кто хотел установления демократии в стране. Одним из таких людей был прокурор Фритц Бауэр, передавший полученную им информацию о местонахождении Эйхмана израильтянам. Таким же человеком стал ныне 81-летний Томас Харлан Thomas Harlan, кинорежиссер и охотник за нацистскими преступниками – нациегер, как называют этих людей в Германии. Биография этого человека заслуживает внимания. Он – сын Файта Харлана, любимого кинорежиссера Гитлера и Геббельса. Файт Харлан – автор нацистского пропагандистского антисемитского фильма "Еврей Зюсс". В детстве Томас Харлан сиживал за одним столом с Гитлером, а Геббельс, посещавший папу Харлана, подарил Томасу игрушечную железную дорогу. Но став взрослым, Томас пошел другим путем: он уехал во Францию и его дети, которые родились и выросли там, вследствие принципиальной установки отца не знают немецкого.
Согласившись дать интервью кинодокументалистке Илоне Циок для фильма о Фритце Бауэре, о котором я рассказывал раньше в программе "Время и мир", Томас Харлан поведал ей, что был возмущен многими умолчаниями на процессе Эйхмана. Он абсолютно уверен в существовании договоренностей между Бен Гурионом и Аденауэром.
Режиссер документального фильма о Фритце Бауэре "Смерть по частям" Илона Циок цитирует высказывание Томаса Харлана:

Илона Циок: Процесс был воплощением выполняемого обещания спокойствия для ФРГ, и это позор.
Я спросила его, вы считаете, что лучше процесса бы не было вовсе?
Нет, нет, ответил Харлан, но процесс не должен был быть таким щепетильным. На нем обвиняемым был только Эйхман, почему не другие тоже, ведь были живы его начальники, их никто не обвинял и не называл, а сам Эйхман не был таким уж большим начальником.

Юрий Векслер: Томас Харлан назвал две фамилии – бывшего бригадефюрера СС Франца Альфреда Сикса Franz Alfred Six и бывшего штурманфюрера СС Альберта Хартля. Сикст давал свидетельские показания для процесса Эйхмана, но согласился дать их только в Германии, так как опасался возможного ареста в Израиле. К этому моменту он был одним из руководителей разведки ФРГ. В биографии Альберт Хартля есть очень важный факт. В 1943 году он установил контакт со служившим в Италии католическим священником австрийского происхождения Алоизом Худалем, который после войны оказывал помощь и поддержку многим бывшим нацистским преступникам, включая Эйхмана в переправке их в Аргентину и другие страны Латинской Америки.
Адольф Эйхман свидетельствовал на суде, что ему удалось уехать за океан в 1950 г. с помощью священника-францисканца в Генуе, который обеспечил ему получение паспорта Красного Креста на имя Рикардо Клемента и визу на въезд в Аргентину. Но много ли мог один священник? И здесь мы подходим к вопросу о засекреченных документах разведки ФРГ. Главное, чего ждут от них, это ответа на вопрос, как могли по несколько лет жить в ФРГ и не попадать под преследование многие нацистские преступники, кто вовремя предупреждал их об опасности преследования и помогал не просто скрыться, а отправиться в Латинскую Америку, где таких, как они, в конечном итоге оказались тысячи и тысячи. Ответы на эти вопросы хотел бы получить и официальный главный охотник за нацистскими преступниками, руководитель федерального бюро по расследованию нацистских преступлений прокурор Курт Шрим. Он тоже не имеет доступа к актам Эйхмана. Шрим часто посещает Латинскую Америку, в частности, Бразилию, где он прокомментировал засекречивание документов Эйхмана и сказал о массовом бегстве нацистов за океан в 50-е годы.

Курт Шрим: Это бегство не могло быть организовано только изнутри Германии, оно должно было быть организовано и за пределами Германии. Один тот факт, что многие и многие люди быстро получали фальшивые документы на новое имя, говорит о том, что все это было и должно было быть тщательно организовано, но кто стоял за такой организацией, у меня нет ни малейшего представления.

Юрий Векслер: Честно говоря, звучит слишком уж наивно для главного государственного охотника за нацистами. Курт Шрим продолжает:

Курт Шрим: Это политическое решение – держать в секрете акты Эйхмана, и это решение, которое я отказываюсь понимать. Можно только предполагать, что там есть факты, в сохранении которых в тайне и по сей день есть заинтересованные. Если бы мы точно узнали, какими путями уходили нацисты, то мы поняли бы некоторые закономерности, и это могло бы помочь нам, может быть, выйти на след некоторых еще живых преступников.

Юрий Векслер: Конечно, вероятность поймать крупных нацистских преступников уменьшается с каждым днем, и если взглянуть на число улизнувших, среди которых и известные, в частности, по "17 мгновениям весны" Мартин Борман и шеф гестапо Мюллер, если посчитать, то счет окажется явно в пользу нацистов. Почему и как им это удалось? Кто и из каких средств все это финансировал? Из золотого запаса нацистской партии, как предполагает борющаяся за снятие секретности с документов Эйхмана журналистка Габи Вебер. Надежда получить ответы на эти вопросы движет не только ей, но и работающим в Аргентине автором книги на эту тему, журналистом и историком Uki Goñi Уки Гони. Книга называется "Одесса". Причем здесь Одесса, спросите Вы?
Это абривиатура - нем. "Organisation der ehemaligen SS-Angehörigen", "Организация бывших членов СС") — название обозначает международную нацистскую организацию, основанную выжившими после Второй мировой войны бывшими офицерами СС.
Целью этой организации якобы являлась помощь в уходе от преследования (в том числе, путем переправления в другие страны и на другие континенты) тем бывшим эсесовцам, кто был объявлен в розыск органами правопорядка. Немецкие историки не верят в существование такой единой организации, но, например такой известный охотник за нацистскими преступниками, как Симон Визенталь был убежден в ее существовании. Существовала ли одна сеть или их было несколько, но так или иначе, прав Курт Шрим – без организованной за пределами Германии помощи бегство Адольфа Эйхманна, Йозефа Менгеле, Ариберта Хайма и других было бы невозможно. Один из тех, кто знает про "Одессу" больше других, аргентинский журналист и историк Уки Гони, посвятивший теме более 10 лет работы. Он свидетельствует о массовом характере нацистского переселения в Аргентину и поддержке этого круга со стороны аргентинских властей, особенно при правлении Перрона. Уки Гони убежден, что за пределами Германии важнейшими частями организации и пунктами маршрутов, ведших, например, в Аргентину, были Швейцария, в частности, бюро по эмиграции в Аргентину в Берне по адресу Марктгассе 49, которое организовывало получение паспортов Красного Креста, аргентинских виз и так далее. Занималось оно и денежными операциями, вплоть до отмывания и переводов в другие страны. Теперь известно, что швейцарские власти были обо всем прекрасно осведомлены.

Уки Гони: Швейцарские документы рисуют ясную картину: швейцарское правительство сквозь пальцы смотрело на все и позволяло бывшим нацистам въехать в страну и проследовать через нее в Италию, чтобы оттуда отплыть в Аргентину. Все это делалось по согласованию с правительством Аргентины, которое просило правительство Швейцарии давать возможность бывшим нацистам проезжать через Швейцарию, чтобы иметь возможность забрать их потом в Аргентину. Швейцария в ответ требовала за это от Аргентины согласия на прием беженцев, в основном еврейских, которых она не хотела оставлять у себя. Соглашения о таких условиях достиг тогда шеф швейцарской полиции по делам иностранцев Хайнрих Ротмунд.

Юрий Векслер: И все-таки, существовала ли единая организация под именем Одесса? После нескольких лет работы Уки Гони дает такой ответ.

Уки Гони: Одесса – это три различные организации. Правительство Аргентины, которое нуждалось в инженерах и ученых, проводило соответствующую кампанию и под ее эгидой принимало и бывших нацистов, так как Перрон симпатизировал нацистам и хотел спасти их от преследования. Затем Швейцария, в которой сотрудничали между собой дипломаты, бывшие нацисты и профашистски настроенные швейцарские граждане, которые создавали нечто вроде шлюза для отправки желающих в Аргентину. Ну а в промежутке была Италия, точнее церковь, со своими организациями помощи беженцам и со своими возможностями. Эти организации действовали одновременно – в Италии, Швейцарии и Аргентине. Это и была истинная Одесса.

Юрий Векслер: Не только Перрон, но и, похоже, легендарная Эвита была вовлечена в одесские процессы. Загадочным выглядит ее поездка в Европу в 1947 году. Вместо запланированных трех недель она пробыла в Европе три месяца. Она посетила Испанию, Италию, где была принята папой Пием ХII, а вместо объявленной в программе поездки Великобритании она провела время ... в Швейцарии. Эта поездка объявлялась как неофициальная, частная, но встречалась Эвита с банкирами, политиками и послами разных стран. С тех пор остаются слухи, что встречалась она и с теми, кто помогал нацистам бежать, однако доказательств таких встреч нет. Но именно после ее возвращения в Аргентину – эта дорожка для нацистов из Европы, которую некоторые называют "крысиным путем", функционировала без перебоев. Говорит Уки Гони.

Уки Гони: В Аргентине многие опасаются, что эта тема - "нацисты в стране" - может запятнать чистый в сознании большинства мундир Перрона или Эвиту, фигура которой также остается популярной. Это очень осложняло и осложняет мою работу.

Юрий Векслер: Многие документы этого времени, относящиеся к теме, были уничтожены в архивах Аргентины, и тем не менее, Уки Гони удалось многое выяснить и понять.
Вот что он пишет в книге "Одесса".

На следующий день после объявления о казни Эйхмана, в Буэнос-Айресе одна молодая еврейская женщина Грациела Нарсия Сирота, дочь хозяина дома, о котором ходили слухи, что в нем останавливались израильтяне, выкравшие Эйхмана, была похищена и подверглась пыткам – ей выжгли на груди свастику. Другая ни в чем не повинная еврейская девушка Мирта Пеньерек, которая по слухам будто бы закупила продукты для агентов Моссада, была убита.

Юрий Векслер: Книга Уки Гони "Одесса" вышла по-английски и по-испански в 2002 году. Потребовалось четыре года, чтобы нашлось издательство, готовое выпустить ее по-немецки.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG