Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Велики ли шансы России стать хозяйкой не только Универсиады и Олимпиады, но и мирового первенства по футболу?


Москва ждет футбольных фанатов

Москва ждет футбольных фанатов


Владимир Кара-Мурза: В пятницу в Цюрихе делегация российского заявочного комитета передала президенту ФИФА заявочную книгу на проведение Чемпионата мира по футболу 2018 или 2022 года. Президент ФИФА поблагодарил российскую сторону за предоставление заявки и отметил, что получил персональное обращение от президента России Дмитрия Медведева и премьер-министра России Владимира Путина. Заявочная книга, состоящая из трех томов, представляет собой масштабный документ, описывающий в 20 главах все аспекты проведения Чемпионата мира 2018 или 2022 года в России. Соперниками России в борьбе за право проведения Чемпионата мира по футболу 2018 или 2022 годов являются Англия, Австралия, США, Португалия и Испания совместно и Бельгия и Нидерланды совместно. Япония, Катар и Южная Корея претендуют только на чемпионат мира 2022 года. О том, велики ли шансы России стать хозяйкой не только Универсиады и Олимпиады-2014, но и мирового первенства по футболу, мы говорим с футбольными обозревателями Игорем Фесуненко, бывшим собкором Гостелерадио СССР и Олегом Винокуровым, ведущим радио "Спорт". Насколько реалистично выглядят претензии России принять Чемпионат мира 2018 года?

Игорь Фесуненко: Если учесть расклад футбольных сил, авторитет претендентов, исторический опыт участия в чемпионатах мира предыдущих, если брать чисто футбольные показатели, то наши шансы не очень весомые, скажем прямо. Как можно соперничать с такой страной, как Англия или с такой страной, как Испания. Но есть, конечно, какие-то шансы положительные, я думаю, об этом тоже поговорим. В принципе по целому ряду факторов, о чем подробнее можно сказать позже, я скептически оцениваю эту инициативу нашего руководства.

Владимир Кара-Мурза: Отвечает ли Россия тем стандартам, которые предъявляют чемпионаты мира по футболу?

Олег Винокуров: Если мы будем говорить о чисто футбольной составляющей, то, конечно, нет. Все страны, которые вы перечислили, могут что-то уже сейчас предъявить – стадионы, инфраструктуру, как вы называли США, они совсем недавно, относительно недавно принимали чемпионат мира в 94 году и с тех пор там, мы предположить, что становится только лучше все. Но, понимаете, какая вещь, сейчас, к сожалению, все это выходит за рамки чисто спортивных проектов – это, к сожалению, становится политическим проектом. Скоро, меньше месяца осталось до Чемпионата мира в ЮАР, и это тоже политический проект, который еще неизвестно, чем обернется. Все признали давно, что надо было сделать так, чтобы Африка получила чемпионат, наконец сделали, теперь посмотрим, что будет. Мы понимаем, что предстоящий чемпионат Европы в Польше и Украине - это тоже политический проект, потому что Восточной Европе надо было что-то дать. Олимпиада в Сочи - это тоже политический проект, Олимпиада-2014. Так что, я не знаю, если просто говорить о футболе, как правильно сказал Игорь Сергеевич, как можно сравнить Россию и Англию, Россию и США, все, что угодно. Но тут уже другие игры.

Владимир Кара-Мурза:
Иван Стариков, член федерального политбюро движения "Солидарность" бывший замминистра экономики Российской Федерации, сомневается в выполнимости задуманного.

Иван Стариков: В целом эта затея гораздо приличнее, чем затея с проведением сочинской олимпиады. Потому что проведение зимней олимпиады в условиях влажных субтропиков само по себе весьма сомнительное. С другой стороны я посмотрел те объекты, которые будут построены в Сочи и что потом с этими объектами в регионе, где никогда не было традиций зимних видов спорта. Здесь мне затея нравится тем, что 13 городов, это стимул для развития регионов. Однако шансов, думаю, фактически нет, потому что спортивные чиновники международные уже начинают серьезно беспокоиться по поводу тех темпов строительства объектов спортивной инфраструктуры для сочинской олимпиады. Исходя из этого, я думаю, что эта затея не более, чем пиар-ход российских властей, такое определенное тщеславие.

Владимир Кара-Мурза: Вы побывали еще во времена "холодной войны" на крупнейших международных соревнованиях, почему такая великая держава, как СССР никогда, на них не претендовала?

Игорь Фесуненко: Это трудно ответить на этот вопрос. Точнее говоря, этот вопрос должен быть задан прежним руководителям Советского Союза. Очевидно, тогда другие были приоритеты, другой стиль мышления, другие задачи политические ставила перед собой страна, точнее, ее руководство. Но насколько я помню, я сопровождаю историю нашего футбола практически весь послевоенный период, никаких даже разговоров о том, что, а не плохо бы провести у нас чемпионат мира, начиная с 58 года, когда мы впервые появились на чемпионате мира тогда в Швеции, действительно не было. То ли мы были скромны, то ли осознавали свои скромные, мягко говоря, возможности в этом, сложилось, так сложилось. Сейчас я немножко, честно говоря, удивлен такой активностью на этих направлениях наших нынешних руководителей.

Владимир Кара-Мурза: Становится ли выигрыш шанса своеобразным стимулом для развития спорта, как некоторые считают Олимпиаду-80 для Советского Союза?

Олег Винокуров: Здесь нет никаких сомнений. Естественно, Чемпионат мира, где угодно его проведи, для любой страны это большой импульс, это естественно множество всяких выгод и практических, и имиджевых. Даже глупо все это обсуждать. Я тут подумал, может быть отсутствие какого-либо стремления у советского руководства проводить, даже претендовать на проведение крупнейших соревнований было связано действительно с имиджевым моментом. Все же советский спорт считался любительским. И на олимпиаду, допустим, все-таки претендовали, потому что в те годы, в 80 году, в частности, когда прошла олимпиада в Москве, в те годы соревнование считалось любительским. А все эти буржуазные профессиональные мероприятия, типа чемпионатов мира и Европы по футболу, они все-таки были может быть по духу не близки Советскому Союзу, советскому так называемому любительскому спорту. Может быть в этом была собака зарыта?

Владимир Кара-Мурза: Велика ли здесь идеологическая составляющая? Все-таки играли с канадскими профессионалами, не стеснялись, что профессионалы.

Игорь Фесуненко: Каждое руководство любой страны, конечно, думает об имидже, об авторитете, о престиже страны и ставит перед собой определенные задачи. Я просто могу предположить, что у советских руководителей, начиная с периода брежневского и сюда ближе, у них было достаточно других возможностей прославить страну на мировой арене, вывести ее куда-то, поднять к звездам в прямом и переносном смысле слова. Мы строили, во-первых, мощные всевозможные объекты за рубежом. Во-вторых, все-таки у нас был спутник, у нас был Гагарин, вот такого рода явления больше работали на авторитет страны, чем победа на футбольном чемпионате или на олимпийских играх. У нынешних руководителей, боюсь, руки связаны, у них почти не осталось возможностей для кардинального какого-то решения, для каких-то поисков побед в любых сферах жизни общества. Вот поэтому хватаемся за футбол, чтобы притащить к себе Универсиаду или зимние олимпийские игры для того, чтобы поднять очень сильно пошатнувшийся авторитет страны. Почему говорю пошатнувшийся, потому что как журналист-международник давно наблюдаю за этими вопросами и прекрасно знаю, что если взять период от окончания Второй мировой войны и до наших дней, то всегда авторитет нашей страны то взлетал к небесам – спутник, Гагарин, перестройка горбачевская, то вдруг рушился вниз - это танки в Венгрии, танки в Чехословакии и так далее. Вот сейчас мы находимся как раз в зоне свободного падения и сейчас авторитет нашей страны, ее престиж на мировой арене крайне низок. Что-то надо делать, давайте проведем Чемпионат мира по футболу. Это внешнеполитический момент, а внутриполитический - это естественно стремление людей, которые не могут много дать много народу, но дадим хотя бы зрелища, если не все хорошо с хлебом.

Владимир Кара-Мурза: Юрий Иванов, бывший депутат Государственной думы, специалист по деятельности спортивных общественных организаций, подходит к вопросу с практической точки зрения.

Юрий Иванов: Как болельщик я, конечно, хочу посмотреть футбол, болел бы за Россию на этих играх. Но, к сожалению, мешает немножко мое гражданское начало. Дело в том, что настроим эти 40-тысячнки где-нибудь в Саранске, у нас средняя цифра посещения футбольных матчей 13 тысяч за последние 10 лет. Что дальше будут делать эти огромные сооружения, стадионы, на них гуси будут гулять или будут местные Грызловы по вечерам трясти ногами, изображать футболистов? Меня больше интересует другой вопрос: огромные расходы, гигантские расходы. И принято решение об участии в чемпионате мира не где-то в думе, не где-то в Совете федерации, не где-то в результате опроса, а принял один человек – Путин. Он принял решение, после чего мы стали оформлять и подавать эту заявку.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос гостям Владимира: у баснописца Крылова есть басня "Стрекоза и Иуравей", начинается она так: "Попрыгунья Стрекоза лето красное пропела, оглянуться не успела, как зима катит в глаза". Только намедни Россия отметила 65-летие победы, то, что ветераны войны остались в ветхом жилье, про это забыли, у них на руках только бумажка указ президента. Но с этим понятно, к следующему юбилею они просто вымрут. Следующее: Медведев заявляет, что страна жизненно заинтересована в инновациях и модернизации, после этого бюджет образования сокращается на 15%, бюджет науки на 10. Мало того, дума принимает закон о полной платности среднего образования и всех медицинских услуг, хотя весь интернет пестрит буквально воплями: подайте, умирает ребенок, нет денег на операцию. Зато на олимпиаду в Сочи вбухивается 30 миллиардов долларов.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, это одно из средств привлечь инвестиции в нашу страну, такие помпезные спортивные соревнования?

Олег Винокуров: К сожалению, мне кажется, что здесь нельзя смешивать все разные статьи расходов, разные статьи бюджетов. Понимаете, много люди говорят о том, что на что расходуются деньги. Если бы на покупку футболистов, тут же не вопрос чемпионата мира, посмотрите, каждый день кто-нибудь где-нибудь в российских клубах покупает за 20 миллионов евро, за 30 миллионов евро футболистов, платят им сумасшедшие зарплаты. Но наивно полагать, что если бы эти деньги не были потрачены на это, то они были бы потрачены на что-нибудь полезное, на увеличение пенсий или улучшение жилищных условий ветеранов войны. Нет, конечно, это совершенно разные вещи. Мы понимаем, что, естественно, если бы сейчас стояла такая альтернатива: или провести олимпиаду в Сочи или чемпионат мира или все в стране начнут жить лучше, я думаю, что вывод был бы очевиден. Но здесь, конечно, все иначе организовано.

Владимир Кара-Мурза: Марк Рафалов, бывший футболист и футбольный арбитр, ветеран Великой отечественной войны, скептически отнесся к помпезной инициативе.

Марк Рафалов: Я помню, я еще был при делах и во всяких комиссиях, когда готовились олимпийские игры в 80 году в Москве. Я помню, сколько разворовали телефонных аппаратов, всего остального, смета, сейчас не помню, в каких цифрах выражалась, была превышена почти в два раза. Не думаю, что сейчас превышение будет меньше и насчет Сочи, и насчет всех этих затей. Сам факт проведения какого-то крупного турнира, тем более чемпионата мира для любой страны - это престижно. Но невольно задаешься вопросом об уместности этого. Когда огромное количество людей живет в довольно сложных условиях, конечно, я как человек, отдавшей всю жизнь футболу, был бы очень рад, чтобы чемпионат мира проводился в нашей стране. Но я не могу оторвать это от повседневности, которая наблюдается нами.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Брянска от радиослушателя Тимура.

Слушатель: Добрый вечер. Я считаю, когда такие решения принимаются, они знают, для чего это надо. Но в отличие от той же Бразилии, где уровень жизни примерно одинаковый, может быть у них где-то хуже, у них страна болеет футболом, они являются экспортерами футболистов в мире. У нас проведение олимпиады в Сочи, чемпионата мира – разные вещи. У нас кроме Москвы в других городах нет ни гостиниц, ни дорог, никаких условий. В Москву на чемпионат приезжают люди ниже среднего уровня, и они не в состоянии в Москве гостиницы брать. Я не знаю, как это будет организовываться.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, сопоставимы ли возможности России и Бразилии?

Игорь Фесуненко: Радиослушатель очень точно усмотрел разницу футбольных держав России и Бразилии, он, правда, не совсем точно сказал, что у них уровень жизни ниже, чем у нас, на самом деле у них уровень жизни выше, у бразильцев. Дело не в этом. Совершенно правильно отмечено, что вряд ли разумно тратить такие гигантские деньги в нынешних условиях, когда мы не выбрались из одного кризиса, вполне возможно, что нависает другой, громадной гирей висят игры в Сочи и теперь вешать гигантскую на очень непродолжительный исторический срок финансовую гирю на шею стране - это неразумно. Я как давний болельщик, конечно, с громадным интересом ходил бы на футбольные матчи чемпионата мира в нашей стране и, разумеется, чемпионат способствовал бы развитию футбола, и конечно, эти полтора десятка стадионов заросли бы потом травой или превратились бы в пастбища для коров. Но было бы приятно и радостно видеть звезд мирового футбола у нас в стране. Как журналист, как гражданин я прекрасно понимаю полную неуместность такого рода решения в этих условиях, когда настоящее у нас серое, а будущее туманное.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Новороссийска от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос, как остановить это безумие? Гигантские траты в Сочи, Универсиада в Казани, теперь еще футбол. Народ России не был бы против, если бы эти деньги тратились на квартиры и вручались молодоженам, будущему страны, но не на это безумие.

Владимир Кара-Мурза:
Как вы считаете, в ФИФА работают реалисты, они понимают истинную ситуацию? Они, тем не менее, ездят в Сочи последние три года и как ни в чем небывало инспектируют эти стройки.

Олег Винокуров: Да, это возникало уже не первый раз. Мне тоже кажется, что в какой-то момент должен возобладать здравый смысл. Я в самом начале упоминал про практически полную политизированность этого процесса и ведь практически каждый раз Международный Олимпийский комитет, ФИФА, УЕФА периодически сталкиваются с какими-то проблемами. Греция сейчас пытается выбраться с помощью всего мирового сообщества из того кризиса, в который ее ввергло проведение олимпиады 2004 года в Афинах, которая до последнего находилась под угрозой срыва, там уже шла церемония открытия, где-то забивали последние гвозди, достраивали стадионы, очень был напряженный момент. Очень напряженный момент сейчас с Польшей и Украиной. Каждый раз чиновники говорят: нет, мы будем серьезнее, мы не будем сейчас так, мы будем серьезнее ориентироваться. С ЮАР было то же самое, тоже говорили: нет, это неправильно, когда мы так просто даем чемпионат под какие-то проекты, когда нам предоставляют макет, ничего нет, обещают все построить. Наверное, успеют. В Сочи, наверное, тоже успеют. Чиновники каждый раз это говорят, но как-то выводов вроде бы не делают. Но когда-то это должно прекратиться, а может быть никогда, может быть чиновники все одинаковы во всем мире.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Святослава.

Слушатель: Добрый вечер. Тут, понимаете, вопрос очень простой. Напомню, что в 2018 году выборы президента Российской Федерации, конечно, это пиар-проект. Я лично, конечно, буду болеть за то, чтобы Англия получила, как футбольный болельщик. Потому что там все готово, отличная инфраструктура, никто ни в чем не нуждается. А здесь просто пиар-проект. Сегодня слышал, молодые журналисты по ВВС, извините, очень жаль, что таких как Олег Винокуров и Игорь Фесуненко нет ни на радио, ни на телевидении. Спасибо Владимиру Кара-Мурзе. Я думаю, это связано с президентскими выборами в 2018 году, и поболтают, деньги разворуют, лапшу на уши народу навешают, а народ рад, что ему вешают на уши лапшу. Я не вижу тут никаких проблем. Англия получит на мой взгляд и все.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, кто фаворит?

Игорь Фесуненко: Я считаю, что фаворит номер один по всем объективным показателям, конечно, Англия. На втором месте я бы поставил Испанию с Португалией, хотя утверждают все, что не очень положительно оценили эти варианты двойные. Во-первых, все решает не Блаттер, он имеет влияние, но все-таки там есть голосование и так далее. Я считаю все-таки так: первое место Англия, второе Испания с Португалией.

Владимир Кара-Мурза:
Виктор Небоженко, украинский политолог, президент социологического центра "Украинский барометр", видит политическую подоплеку в любой спортивной инициативе.

Виктор Небоженко: Политика в другом, политика в том, что чемпионат Европы для Украины - это способ неформального присоединения к Евросоюзу, способ коммуникации с Европой. Это очень важно. Способ некоего европейского экзамена. Точно так же как зимняя олимпиада 2014 года для России – это, грубо говоря, последний шанс показать, что она может цивилизованно проводить праздники на глобальном уровне. Что касается заявки, я думаю, что Россия сейчас во все стороны делает заявки. Навряд ли после взрывов в метро даже жадные футбольные чиновники международных организаций захотят рисковать своим статусом и своим престижем.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос Сергея Борисовича, радиослушателя из Свердловской области.

Слушатель: Здравствуйте. Хотелось бы сказать, существует, мы забываем с вами, что существует огромная прослойка людей в провинции, которые не слушают Радио Свобода, не смотрят интернет, не интересуются политикой, слаще морковки ничего не пробовали, они за гранью нищеты, только работа, пиво, подраться. И поэтому подобного рода инициативы могут запросто пройти. Хотя телега впереди лошади - престиж страны, но это пройдет.

Владимир Кара-Мурза: Согласны, что футбольные зрелища рассчитаны на невзыскательную провинциальную публику?

Олег Винокуров: Мне так трудно сказать. Я думаю, в любой стране есть люди, равнодушные к тому или иному виду спорта, к футболу в том числе. Наверное, к футболу меньше всегда, но где-нибудь в Испании и Португалии, да и в Англии найдутся люди, я был там на чемпионате Европы 96 года и тоже сталкивался с людьми, которые презрительно говорили мне: да что футбол? Крикет – вот это да. А что ваш футбол? Такие люди есть везде. Естественно нельзя говорить, что чемпионат мира по футболу объединит весь российский народ, конечно, это неверно, это неправильно. Это для определенной категории людей, причем, надо сказать, что не столько своих. Если вы возьмете любой чемпионат мира, то от общего числа болельщиков местные не такой уж большой процент будут составлять. Когда приезжают 32 страны, значит из 31 страны приезжают десятки тысяч болельщиков на чемпионат. Сами понимаете, это действительно проводится для всего мира, а для не для себя. В этом смысл: страна устраивает праздник всему миру. Мы только говорим о том, что будет выгодно от проведения чемпионата мира России, мы получим то, получим это, будет то, се, пятое, десятое. Испании с Португалией или Англии в принципе ничего не нужно в футбольном плане, у них и так все есть, они не хотят от этого чего-то получить. Они хотят просто устроить миру праздник. Естественно, народ посмотреть, себя показать – это понятно. Но в принципе они не хотят за счет этого решить какие-то свои проблемы и развиться, они и так развиты достаточно, им это не нужно. Вот в чем вопрос.

Владимир Кара-Мурза: Вы ветеран отечественного телевидения, в чем важность бесплатных трансляций футбольных, что борется Кремль, отбирая права у платных каналов и переводя их в бесплатные первый и второй канал?

Игорь Фесуненко: Это старая, древняя как мир проблема - хлеба и зрелищ нужно людям. Иногда зрелищ очень нужно, чтобы отвлечь внимание людей от каких-то тяжелых, насущных проблем. Действительно, у нас очень многие люди не имеют возможности посещать иные мероприятия платные или какие-то еще, давайте смотреть правде в глаза: народ действительно любит футбол и возможность смотреть футбол по телевидению для граждан, могу сказать, большинства, но для громадной части нашего населения – это главное дело жизни, если говорить о возможности развлекаться, получить отдушину, получить какое-то удовольствие. Что же им смотреть, не сериалы же для бабушек, для женщин, Муз-ТВ для молодежи. Нормальные мужики, которые приходят с работы, которые вкалывали в шахте и остались живы, что бывает далеко не всегда, или с завода приходят или с учреждения чиновники, даже белые воротнички, нальют пиво и смотреть футбол. Так вот их этого лишают, начинается возбуждение. И конечно, я помню в прошлом году благодаря усилиям Путина помимо одной разрешенной, еще две даны - это был большой вздох облегчения. В этом году пока этого не добились.

Владимир Кара-Мурза: Зигмунд Дзинчаловский, польский журналист, обрисовал проблемы, с которыми столкнулась Польша при подготовке Евро-2012.

Зигмунд Дзинчаловский: Для Польши решение Европейской федерации футбола о том, что Чемпионат Европы состоится в Польше, было немножко неожиданным. Потому что мы понимали в то время, что польская спортивная инфраструктура отличается от итальянской футбольной федерации. Это было неожиданным. Но сразу в Польше поняли большой потенциал. Ведь чемпионат Европы - это по масштабам третье спортивное мероприятие в мире после олимпийских игр и после чемпионата мира. Это является большим вызовом, несмотря на то, что часть матчей будут разыграны в Украине. Мы понимаем, что это не только спортивное событие, а общественное, такое, которое дает возможность классному, хорошему, положительному пиару для страны. Это очень важно.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ивана.

Слушатель: Добрый вечер. Мне кажется, что здесь идея очень простая, к сожалению, очень некрасивая. Мне кажется, здесь все элементарно. Порядка 80% выделенных средств, если не 90, будут разворованы – это заранее известно. Это является единственной причиной того, что устраиваются все эти вещи. А то, что здесь перечисляли расходы, забыли про поля, у нас же ни одного нормального футбольного поля нет. Сделать такое количество полей, какое нужно количество денег. А почему в Советском Союзе не устраивали? Не до того было, надо было страну после войны поднимать. Европа давно была на мировом нормальном уровне, а нам надо было с нашей эффективностью только-только, нам было просто не до чемпионатов.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, исчерпаны ли возможности российских олигархов по инвестициям в отечественный спорт? Судя по всему, на них последняя надежда, они уже строят стадионы за рубежом, вкладываются в другие виды спорта.

Олег Винокуров: Мне кажется, пока углеводороды не заканчиваются, наоборот, новые и новые месторождения обнаруживаются. Так что, я думаю, что и с олигархами в ближайшее время будет хорошо, у них будет с деньгами все нормально. Другое дело, что все это не приведет ни к чему для народа. Мы говорили, что премьер-министр России вынужден решать вопрос с трансляциями, хотя ведь так все давным-давно устроено во всех цивилизованных странах, там тоже все показывают за деньги. В Великобритании на платном телевидении. Но премьер-министр Великобритании не будет заниматься этим вопросом, потому что премьер-министр, он уже давно организовал жизнь в Великобритании таким образом, что там все могут себе позволить иметь эти тарелки и платить эти несчастные на их взгляд пять фунтов за просмотр футбола. В России теоретически тоже премьер-министр мог задуматься, как бы нам сейчас все это сделать, чтобы народ мог спокойно купить тарелки и смотреть за триста рублей. Но поскольку легче отобрать у телевидения и показать по бесплатному каналу все эти матчи, чтобы так повысить уровень жизни. А олигархи, я думаю, прекрасно смотрят футбол по всему миру, если им это интересно, по всем платным каналам, существующим в природе.

Владимир Кара-Мурза: Насколько органично нашему менталитету то, о чем сказал Олег, закупать тарелку, карточку, лицензию и смотреть?

Игорь Фесуненко: Володя, дорогой, вы знаете, тут дело не в менталитете, дело в том, что основная масса населения не имеет на это средств элементарных. Чтобы купить тарелку, надо вложиться, а потом каждый месяц платить. Для подавляющего большинства населения, особенно в провинции, в периферии это не по карману – это самое главное, по-моему, ограничение.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем как раз глубинку, Нижегородскую область, радиослушателя Владимира.

Слушатель: Добрый вечер. Господа, а что лучше, чтобы народ говорил о голодоморе, о геноциде чечен или о Марине Салье? Наш премьер-министр не дурак. Поэтому, чтобы отвлечь народ, он сделал одну олимпиаду в Сочи, а теперь другую где-то будет делать. Поэтому все идет по накатанному и отвлекает. Понимаете, коммунисты пыль в глаза пускали чем – спутниками, а сами ходили, задницей голой сверкали. А тут то же самое народ полуголодный, зато у нас олимпиада. Встаем с колен. Ура, товарищи!

Владимир Кара-Мурза: Насколько пропорциональны издержки идеологические, которыми пытаются отвлечь народ, и реальные? Некоторые считают, что крах Советского Союза как раз приблизила Олимпиада-80, помимо афганской войны, своими затратами.

Олег Винокуров: Кстати, такие мысли меня давно посещали, что касается Олимпиады-80. Потому что история олимпийского движения знает несколько таких наиболее ярких примеров, когда действительно страна пыталась показать всем миру, что является сверхдержавой, и вот она для этого должна была провести олимпиаду. Первое такое событие случилось в 36 году, когда Гитлер посчитал, что необходимо в Германии провести олимпиаду, и десяти лет не просуществовало его государство после этой олимпиады. Потом в 80 году. И тоже десять лет, и нет Советского Союза. Теперь, я думаю, что будет с Китаем после Пекина-2008, не будет ли там каких-то тектонических изменений.

Игорь Фесуненко: Пока Китай, извините, Олег, процветает, и дай нам бог обгонять Китай каким-то образом, с олимпиадами или без.

Олег Винокуров: Пока да, согласен. Это третий яркий пример, сверхдержава должна была о себе заявить и заявила. Может быть это будет исключение. А так, знаете, действительно, наверное, такие вложения выходят боком. Мы вспоминали про Грецию, которая сейчас вынуждена обращаться ко всем. Греция, кстати говоря, очень яркий пример именно потому, что там действительно все объекты, которые были понастроены, они оказались абсолютно никому не нужны, и они действительно разваливаются, стоят пустые. Просто были вложения абсолютно в никуда. Хотя в России, в Москве хоть спорткомплекс "Олимпийский" функционирует до сих пор, там бассейн и плавают все, и бегают, активность есть. А в Греции все быльем поросло за прошедшие всего шесть лет.

Владимир Кара-Мурза: Насколько разорительными оказались затраты на Олимпиаду-80, как пример пока единственный, который нам приходит в голову?

Игорь Фесуненко: Я, честно говоря, сейчас не помню количественные величины, в которые обошлась олимпиада и не могу сказать, какой там процент расходов и какие потери понесли. Но то, что это действительно было тяжелейшее бремя и тяжелейший удар по бюджету страны - это бесспорно и безусловно. Хотя были положительные моменты, увидели люди уровень цивилизации, увидели впервые в жизни упаковку кефира и прочих творожков в пластике, все были потрясены, как люди живут и что имеют в своих магазинах. В этом был большой плюс олимпиады. Действительно, удар финансовый по бюджету был головокружительный. Но в те времена у нас еще была все-таки дорогая нефть, и поэтому мы могли тогда пойти на эти расходы, и тогда у нас не было нынешних кризисов. А как мы выберемся из этого кризиса и не ждет ли нас следующий. Вообще сейчас очень сложное время. Я хочу напомнить, что недавно у нас грохнула самая крупная гидроэлектростанция Саяно-Шушенская, чуть позже, только что взорвалась самая крупная в стране шахта. У нас так много таких узких мест, так много чего-то такого, которое в любой момент может разрушиться, в таких условиях, когда страна как песочный джинн катается, шатается и неизвестно, сделает ли следующий шаг. И тратить громадные деньги на строительство полутора десятков футбольных полей - вот это меня смущает, честно говоря.

Владимир Кара-Мурза: Николай Сванидзе, телеведущий канала "Россия", член Общественной палаты, автор фильма "Футбольные войны", предпочел воздержался от прогнозов.

Николай Сванидзе: Как оценить шансы, я не знаю, не готов прогнозировать. Я думаю, что достаточно высоки на 18 год, хотя, скажем так, далеко не абсолютны. Там есть такой очень мощный конкурент, как Англия. А что касается того, что слишком много - это иногда бывает, что кустом идет. Потому что, я помню, что в Мексике подряд: 68 год олимпиада, а 70 год чемпионат мира по футболу. Это так иногда бывает, потому что в этом есть своя логика, что вроде бы страна встраивается, затачивается на спортивные сооружения, поэтому одно мероприятие идет за другим. Правда, у нас не совсем такая ситуация, потому что у нас олимпиада зимняя и в Сочи и к чемпионату мира по футболу это будет иметь косвенное отношение. Но, тем не менее, помешать, я думаю, не помешает.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Игоря Анатольевича.

Слушатель: Добрый вечер. Я позволю себе сначала поправить Олега Винокурова, что Гитлер решил провести олимпиаду. Во-первых, олимпиада была дана еще Веймарской республике, а Гитлер ее получил.

Владимир Кара-Мурза: Вообще она была дана Испании, в Испании началась гражданская война. Не будем углубляться. Ваш вопрос?

Слушатель: На первый уже ответили. Тут разговоров много было, надо посмотреть в прошлое, что нам после московской олимпиады осталось. Все объекты развалились, потому что построить - это полдела, а вот потом содержать. А содержать нужно и инфраструктуру развивать, и наполнять тренерскими кадрами. А второй у меня такой, о морали и идеологии. Я задавал вопрос Николаю Долгополову, он меня пресек, что я не прав. По поводу журналистики, посмотрите, сейчас на спортивную журналистику. Во-первых, специалисты сейчас уже в тревоге. Журфак МГУ – это сплошной девчатник. Потому что парни в школах учатся плохо, экзамен по русскому языку не сдают. Вот сейчас девчатник идет и на футболе, и на хоккее. Футболисты выбирают нового президента федерации, в зале журналистов - сплошной девчатник. Антон Сихарулидзе рассказывает про олимпиаду – плохо, слушает сплошной девчатник. Девчатник будет освещать чемпионат мира. Вам не кажется это пародией?

Владимир Кара-Мурза: У нас прекрасные есть женщины-комментаторы.

Олег Винокуров: Не понял я тоже.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, каков уровень нынешней спортивной журналистики?

Игорь Фесуненко: Я должен сказать, что я ни в коем случае не хотел бы прослыть женоненавистником, шовинистом и так далее. Но вот опасения, которые прозвучали в устах только что прозвучавшего в эфире коллеги, я их разделяю. Я преподаю журналистику в трех институтах и во всех трех институтах группы, в которых я работаю, почти исключительно женские, сидит 20 девушек и два парня, которые, как правило, не ходят, не учатся и ничего не делает. Так что меня это немножко беспокоит и удручает. Не потому, что девочки бездарные, а все парни талантливые. Женщины могут быть прекрасными спортивными комментаторами, журналистами, тысячи примеров мы знаем, я не буду их приводить. Но тенденция какая-то беспокойная, об этом надо думать, и может быть это тема для отдельного разговора.

Владимир Кара-Мурза: Вопрос москвички Ларисы Дмитриевны.

Слушательница: Добрый вечер. Я когда услышала это сообщение, я в ужасе. Я до сих пор не знаю автора зимней олимпиады в субтропиках. И потом у нас дети, мы собираем деньги на лечение детей. Какой чемпионат мира? Я понимаю, что это риторический вопрос.

Владимир Кара-Мурза: Олег сказал, что это из разных источников. Как мы ответим нашей радиослушательнице?

Олег Винокуров: Вы знаете, я сейчас задумался, почему-то мы стали очень серьезно продумывать и обсуждать эту тему. То есть понятно - почему. Потому что вдруг ни с того, ни с сего России дали игры в Сочи. Ведь дело в том, что до этого, сейчас просто никто не вспомнит, Россия претендовала бесконечно каждые два года, то Москва, то Санкт-Петербург, то еще кто-то на то, на се, на пятое, десятое, когда было ясно, что шансов нет никаких. Я себе просто представлял людей, которые кочевали из одного заявочного комитета в другой, люди просто уже освоили такую профессию быть работником заявочного комитета, осваивали, естественно, каждый раз безумные деньги. Потому что все эти книги, вы сказали, Владимир, в самом начале - это заявочная книга три тома, 20 глав – это же надо все создать, написать, сколько снять клипов.
И понимаете, бюджет такой заявочной кампании, он тоже исчислялся несколькими миллионами долларов. И они благополучно осваивались без всякой ответственности. Потому что было ясно, кто тебе что-нибудь даст, никто тебе ничего не даст. Поэтому проходила заявочная кампания, Москва выбывала, как правило, в первом туре, допустим, если про олимпиаду 2012 года говорить, но все это происходило из года в год. Эти люди переходили в новый заявочный комитет, покупали себе новые дома, машины и так далее. Государственный бюджет отделывался легким испугом, всего-то несколько миллионов ничтожных, и все. И никто всерьез этого никогда не обсуждал. И тут вдруг, надо же такому случиться, я просто до сих пор не верю, что Сочи дали олимпиаду, когда был Зальцбург, в котором все 11 объектов уже существовали, их надо было чуть-чуть подкрасить, подправить, подреставрировать, и дали вдруг Сочи, у которого было 11 макетов. И из-за этого мы всерьез обсуждаем. 8 лет назад до принятия этого исторического решения, если бы вы меня позвали в студию, обсуждали, я бы сказал: Владимир, что здесь обсуждать? Других что ли тем нет? Кто нам даст что-нибудь когда-нибудь. А тут, видите, Сочи все изменило.

Владимир Кара-Мурза: Требуют ли подобные заявки серьезной предварительной экспертизы с участием специалистов, может быть с вашим участием?

Игорь Фесуненко: Разумеется, требуют. И конечно, надо, чтобы народ обсуждал, и специалисты, и в недрах Олимпийского комитета национального, и с представителями ветеранов спорта, может быть в думе и так далее. По-моему, это очевидно, здесь даже не о чем говорить. Но тот факт, что все это было сделано волюнтаристски, на уровне главы правительства, меня это удручает. Конечно, Владимир Владимирович Путин продемонстрировал блистательное умение убеждать, когда в Гватемале выиграл это решение по Сочи. Он действительно блистательно выступил, нужно отдать ему должное. Я удивляюсь, что он не поехал с Шуваловым, а написал письмо, может быть из-за этого наши шансы уменьшились.

Владимир Кара-Мурза: Только 16-19 августа, может тогда он приедет.

Игорь Фесуненко: Может быть когда сюда приедет комиссия, он тогда их очарует, посмотрим.

Владимир Кара-Мурза: Если не приглашать Чемпионат мира по футболу, на каких путях следует искать выход из кризиса отечественного футбола?

Олег Винокуров: Есть просто нормальный естественный путь его развития. Потому что, опять-таки возвращаясь к списку тех стран, которые будут составлять конкуренцию России, мы понимаем, что все эти страны сперва развили свой футбол, все получили, все построили, построили все стадионы. Про дороги и гостинцы в Испании в Англии не будем и так все ясно, они построили их, не думая о том, что будут страна претендовать, не будет все у них и так есть, и после этого сказали: приглашаем, у нас все есть. Не хотите ли в гости к нам? Здесь, видимо, никто никогда ничего делать не будет, хотя есть в русском языке пословица "под лежачий камень вода не течет". Я не знаю, что она должна в данном случае изображать, видимо, как раз объясняет, что кругом лежачие камни и ничего не течет, поэтому давайте весь мир нам поможет, даст нам чемпионат мира, и мы тогда разовьемся каким-то образом.

Владимир Кара-Мурза: Следует поменять последовательность, то есть сначала стать ведущей футбольной державой, а потом приглашать мировые первенства?

Игорь Фесуненко: Это было бы логично. Я хочу вернуться к вашему вопросу, который вы Олегу только что задали, с чего нужно начинать по-настоящему развитие, прогресс нашего футбола. Я бы начал с детского футбола, он у нас практически погибает. Сюда надо вкладывать деньги и олигархические, и бюджетные, какие угодно, строить стадионы создавать чемпионаты детские, платить хорошо тренерам и на этой почве у нас вырастут игроки, и глядишь, это первый, самый важный шаг к созданию действительно того, что можно будет назвать футбольной державой, которая имеет моральное право претендовать на чемпионат.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, в случае фиаско на претензию на 2018 год, остудит ли это пыл выставляться на 2022?

Олег Винокуров: Думаю, что совершенно не остудит. Мы теперь с этим будем сталкиваться постоянно.

Игорь Фесуненко: Тут еще такой момент, что один чемпионат будет проведен в Европе, а другой на другом континенте. Если получит, условно говоря, Англия вместо нас, то мы на 22 претендовать при всем желании не можем.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG