Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Николай Мейнерт – о вступлении Эстонии в еврозону


Эстония, Таллин

Эстония, Таллин

Европейская комиссия на этой неделе заявила, что Эстония готова присоединиться к зоне единой европейской валюты с 1 января 2011 года. В июле министры финансов стран ЕС, как ожидается, утвердят это решение, и в следующем году Эстония – первой из бывших республик СССР – присоединится к еврозоне.

Европейская комиссия на этой неделе заявила, что Эстония готова присоединиться к зоне единой европейской валюты с 1 января 2011 года. Объявлено, что действия эстонского правительства в экономической сфере в условиях глобального кризиса соответствуют строгим условиям вступления в еврозону: дефицит, инфляция, государственный долг существенно ниже так называемых маастрихтских критериев. В июле министры финансов стран ЕС, как ожидается, утвердят это решение, и в следующем году Эстония – первой из бывших республик СССР – присоединится к еврозоне.

О пути Эстонии от советской экономики к единой европейской валюте, о том, хотят ли граждане страны вступления в еврозону, которая сейчас переживает сложные времена, и о том, нет ли в Эстонии опасности повторения событий в Греции, где вынужденный отказ властей от непомерных социальных программ привел к массовым протестам, говорит политоло, специалист по странам Балтии Николай Мейнерт:

– Когда в 1991 году Эстония получила независимость, приняли решение о введении национальной валюты – эстонской кроны, а не, как предлагалось иногда, различного рода купонов, талонов, переходных денег и так далее. Но тут была одна маленькая хитрость – Эстония ввела как бы не совсем самостоятельную валюту, она очень крепко привязала введенную эстонскую крону к немецкой марке. Фактически в обороте были эквиваленты немецкой марки, а потом автоматически это стало эквивалентом евро. И с тех пор курс эстонской кроны всегда оставался стабильным: один евро равнялось 15,6 эстонских крон. И на этом уровне евро удержался на протяжении последних лет, как до этого точно так же был жестко привязан к немецкой марке.

Это позволило Эстонии довольно-таки успешно решить целый ряд проблем, стоящих на пути такого вот развивающегося государства. В первую очередь это нормальное функционирование банковской системы и возможность привлечь иностранные инвестиции. Результатом стало то, что Эстония оказалась первой в очередь в Европейский союз из всех стран Балтии. А дальше – довольно-таки успешное развитие всех трех государств, как мы сейчас называем их, в процветающие и сытные годы.
Слишком много связано положительных эмоций с тем, что существует свое государство, и оно быстро европеизируется. В силу этого люди даже иногда готовы принести в жертву свои социальные интересы


Тогда большое количество иностранных компаний переместилось сюда. В Эстонии был создан такой своего рода оазис для бизнеса. Хотелось бы, чтобы это был оазис для крупного бизнеса, но, учитывая, что все население Эстонии 1,5 миллиона человек и страна довольно-таки маленькая, этот крупный бизнес, конечно, был бы микроскопическим по глобальным масштабам.

Партия реформ сделала все возможное, чтобы государство было в первую очередь государством предпринимателей. Из-за этого страдала социальная сфера, но принимаемые законы и, самое главное, любые попытки, которые предпринимались здесь для того, чтобы улучшить социальное положение в стране, носили больше показной характер, на это государство основные свои деньги не тратило. Поэтому сейчас заработная плата остается здесь низкой, а цены высокими. Но все это привело к тому, что довольно много различного рода предприятий, компаний, иностранных и эстонских, смогли не только обосноваться в Эстонии, но и довольно-таки активно и бурно развиваться. Но большая часть принимаемых законов, особенно когда есть возможность сравнивать Эстонию, скажем, с соседней Финляндией, – свидетельствует о том, что это государство, где социальная сфера отдана на откуп предпринимателей, с моей точки зрения.

События, подобные греческим, здесь в принципе невозможны, потому что здесь совершенно другая банковская система. Банки принадлежат большей своей частью зарубежным крупным конгломератам, в первую очередь шведским. Затем, финансовая сфера выглядит более здоровой. Но то, что эстонская статистика, как мне представляется, иногда выглядит несколько более приукрашенной и подгоняется под европейские стандарты в ущерб социальным проблемам, которые остаются и которые здесь тоже могут привести к сложностям, – это факт.

Самая крупная компания, которая действует в Эстонии, – это пароходная компания, она обеспечивает морское сообщение между Эстонией, Финляндией и Швецией. Это компания "Таллин". Это такая эстонская "Нокиа". Все остальное в основном было связано с тем, что сюда привлекли довольно много партнеров из скандинавских стран. Здесь масса мелкого производства, начиная от типографского и заканчивая деревообрабатывающим, мебельными комбинатами, которые в целом и создают некую экономическую основу существования эстонского бизнеса, плюс, конечно же, транзит очень долгое время играл здесь важную роль, и в последнее время сюда пытаются подтянуть туризм.

Полемика по поводу присоединения к зоне евро идет очень бурная. Если посмотреть эстонскую прессу последних нескольких месяцев, критических замечаний в адрес евро очень много, и сомнения высказываются самые разные. Но все-таки эстонцы обрели независимость относительно недавно. До этого в истории страны был только небольшой период после 1919 года и до начала Второй мировой войны, когда страна тоже представляла из себя самостоятельное государство.

Эстонцы очень гордятся своим государством и по мере возможности стараются ему доверять, даже тогда, когда они чувствуют, что все происходит не так, как надо. И правительство заявило о том, что это выгодно, это нужно. Правительство, кстати, сейчас возглавляет представитель Партии реформ, той самой, которая заинтересована в первую очередь в дальнейшем продвижении бизнеса. И большая часть людей готова в это поверить, хотя сомнения высказываются. Но до того, чтобы кто-то вышел на улицу и заявил "нет, мы не хотим", я думаю, дело не дойдет, это не в характере эстонцев, слишком много связано положительных эмоций с тем, что существует свое государство, и оно быстро европеизируется. В силу этого люди даже иногда готовы принести в жертву свои социальные интересы.

Меня самого интересует в принципе, как далеко могут заходить здесь сейчас подобного рода настроения, потому что социальное расслоение, конечно, принимает все большие и большие масштабы. В свое время, где-то еще лет восемь тому назад, эстонская интеллигенция написала письмо о потенциальной гуманитарной катастрофе в Эстонии, о жутком разрыве в социальном развитии, который имеет место в стране. Но кроме критики со стороны интеллигенции и различного рода выступлений в средствах массовой информации людей, озабоченных подобного рода положением, в принципе народ относится спокойно к тому, что здесь происходит.

Я думаю, что большая часть людей далеки от понимания тех проблем, которые связаны в целом сейчас с положением евро, а воспринимают это так: "Видите, у нас все-таки будет еще и общеевропейская валюта". А бизнесу это выгодно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG