Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кому принадлежат подвалы жилых домов (Иркутск)


Екатерина Вертинская: С 2005 года согласно Жилищному кодексу РФ все неприватизированное нежилое имущество отдельно взятого многоквартирного дома принадлежит собственникам, проживающим в этом доме. Однако в Иркутске сложилась такая практика, что чиновники местной администрации отнимают у собственников их общедомовое имущество. Колясочные, технические помещения, цокольные этажи – всё, что имеет большую ценность для жильцов дома. Во-первых, горожане могли бы сдавать их в аренду под магазины, парикмахерские и прочее, а вырученные деньги направлять на благоустройство и текущий ремонт своего дома. Во-вторых, жильцы могли бы оборудовать эти помещения, проводить в них собрания, активные горожане устраивали бы кружки для ребятишек. Так вот отстоять право собственности на эти "квадратные метры" практически невозможно.

Я пообщалась с двумя иркутянками, которые уже не один год отстаивают право жильцов своих домов на общее имущество. Обе женщины сильные, волевые, высокообразованные. Но даже со всеми этими качествами добиться желаемых результатов пока им не удается. Например, Любовь Кокоурова, председатель Территориального общественного самоуправления "Сосновый бор", никак не может заставить уравляющую компанию составить реестр нежилых помещений, хотя эта обязанность управленцев прописана в договоре. Площади, которые расположены под арками их домов, занимают магазины. Рассказывает Любовь Кокоурова.

Любовь Кокоурова: Мы до сих пор пытаемся узнать, кому это принадлежит. У нас в доме есть два магазинчика, вроде бы как КУМИ получает с них деньги. Хотя они не имеют на это права, потому что с конца 2005 года наши дома сняты с реестра муниципальной собственности, так как у нас приватизированных квартир больше 50%.

Екатерина Вертинская: Между тем свободные нежилые помещения этих домов пытаются занять люди, не имеющие на это прав. Так в прошлом году под одной из арок некто начал возводить пристрой. Выяснилось, что это помещение предоставлено в аренду сотруднику одной из подрядных организаций Любови Борисовой. Общественникам даже показали соответствующий документ. Активисты дома написали заявления в Федеральную регистрационную службу, в КУМИ, в прокуратуру, в администрацию города, в Службу государственного жилищного контроля и строительного надзора Иркутской области. В ответах говорилось, что все действия незаконны и разрешения никто не давал. Пристрой разобрали. Однако весной 2010 года на этом месте снова началось строительство. Теперь уже жильцам показали документ на право собственности. Иркутяне пригласили телевидение, требовали комментариев. Продолжает Любовь Кокоурова.

Любовь Кокоурова: На камеру Суслов, это подрядчик нашей управляющей компании, у него эта Борисова и работает. Он прямо на камеру и сказал, что его работник без квартиры, с двумя детьми. Он обратился к Воронину, генеральному директору. Он там дальше ходатайствовал.

Екатерина Вертинская: Александр Воронин, о котором говорит Любовь Николаевна, к тому же является депутатом думы города Иркутска. И кому как не ему знать, что без согласования с собственниками дома, никакое строительство на их территории вестись не должно.

Члены ТОС "Сосновый бор" вновь собрали все документы и отправили во все возможные инстанции.

Еще одной моей героине, Любови Аликиной, председателю ТОС "Рубин", пришлось пройти через судебные тяжбы, чтобы отстоять право пользования цокольным этажом ее дома. Опять же согласно Жилищному кодексу РФ им принадлежит весь цокольный этаж, к тому же в нем проходят все коммуникации, обеспечивающие жизнедеятельность дома. Здание исключено из муниципальной собственности вместе с цокольным этажом еще в 2005 году. Но, несмотря на это, в 2007 году цокольный этаж почему-то вернули муниципалитету. После почти двух лет судебных разбирательств, окончательное решение вынесено не в пользу жильцов. Четвертый апелляционный арбитражный суд проходил в городе Чите. Любовь Аликина, говорит, что им можно было туда и не ездить, так как все было решено еще до дня заседания.

Любовь Аликина: Когда мы сидели в холе, в зале ожидания перед заседанием, вышла секретарь суда и спросила ТСЖ "Изумрудный". Ей сообщили, что приехал управляющий ТСЖ и адвокат. Она была удивлена, что за столько тысяч километров мы приехали. А где же администрация, ведь она еще вчера приехала. Ведь для них принципиально важно не отдать подвал собственникам. Я просто опешила, я впервые проходила такое производство. Мы проехали столько километров, а там за пять минут все было решено. То, что мы говорили – мы просто сотрясали воздух. Пройдя все это, я официально заявляю: "Я нее верю в нашу судебную российскую систему". Они предвзяты.

Екатерина Вертинская: Кстати, даже бюджет города Иркутска от сдачи в аренду этих помещений существенно не пополняется. Арендная плата за 290 квадратных метров составляет чуть более 1300 рублей в месяц. Жильцы дома говорят, что арендаторы не содержат помещение в надлежащем порядке. Комитет по управлению муниципальным имуществом за собственностью не следит. В связи с этим в доме часто происходят аварии. Из сложившейся ситуации Любовь Аликина видит один выход.

Любовь Аликина: Надо законодательно заставить мэра решить вопрос с реестром этого муниципального имущества. Моё предложение, чтобы сейчас вновь избранный мэр Кондрашов создал комиссию. В эту комиссию включил в первую очередь общественников и назначил председателем комиссии общественника. Ни какого-то чиновника, а именно из общественности. И не из Общественной палаты. Я не доверяю Общественной палате.

Экспертное мнение

Вячеслав Гуменюк, сопредседатель общемосковского движения "Жилищная солидарность": Услышанная мной иркутская история вполне типична для Москвы. На прошлой неделе закончился суд по возврату технических подвалов, относящихся к одному из собственников помещения. В 2006 году были приватизированы городом уже после вступления в силу Жилищного кодекса. Причем, самое интересное, что этот дом был построен в 1928 году на средства кооператоров целиком. Подвалы, из-за которых была тяжба, относились к общим помещениям самих кооператоров. Самое интересное, что город, оформив в собственность эти помещения, посадил туда пользователей без надлежащего договора аренды. Средства от этих помещений шли преимущественно пользователям в карман. Суд принял, наконец, положительное решение – возвращены эти помещения собственникам. Это для Москвы очень мало, конечно, по сравнению с 30 тысячами жилых домов, почти 10 тысячами ТСЖ и ЖСК, которые в городе существуют.

Очень много можно говорить о том, что власть плохая, власть ущемляет интересы собственников помещения, ворует у них имущество и т. д. и т. д. Это действительно так. Но у власти есть свои интересы, очень часто прямо противоположные интересам собственников помещения. Вообще, необходимо, конечно, судиться. Но для этого должно быть решение общего собрания собственников помещений – не ТСЖ, а собственников помещений. Самое главное – это понимание большинством собственников необходимости возврата этих нежилых помещений. Надо иметь в виду, что органы власти будут искать людей слабых, убеждать их в том, что нежилые помещения потребуют у них дополнительных затрат, совершенно не говоря им о том, что как раз они могут приносить прибыль, которую можно использовать на ремонт помещений. Единственное, сплоченность и последовательность – вот самое главное, что требуется.

Здесь есть еще одна серьезная проблема. Нередко граждане, имея уже нежилые помещения в общедолевой собственности, ссорятся из-за факта использования их. Нужна абсолютная гласность в использовании этих помещений.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG