Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Катрина" президента Обамы


Суда береговой охраны у побережья Луизианы в Мексиканском заливе

Суда береговой охраны у побережья Луизианы в Мексиканском заливе

За почти месяц, прошедший со времени взрыва на нефтяной платформе в Мексиканском заливе, не удалось добиться главного – локализации нефтяного пятна. В конце недели из подводной скважины продолжала выбрасываться нефть, о попытках сдержать ее распространение почти ничего не было слышно. Зато громко звучали вопросы с рефреном: кто виноват?

Президент Барак Обама назвал "смехотворным представлением" то, как во время слушаний в Конгрессе представители частных компаний пытались свалить друг на друга вину за утечку нефти в Мексиканском заливе. В том же самом, то есть, в попытке переложить всё на других, обвиняют самого Обаму консервативные средства массовой информации. Хотя в своем выступлении президент подверг критике и те правительственные учреждения, которые отвечают за выдачу разрешений на бурение.

Жесткий тон президента сильно отличается он его прежних выдержанных высказывания на эту тему. Перемену объясняют вот как. Американцы помнят, какой зубодробительной критике подвергли президента Буша 5 лет назад за недостаточно активную помощь населению штата Луизиана, пострадавшему от урагана Катрина. Теперь беду в Мексиканском заливе, называют "Катриной президента Обамы". Его обвиняют в отсутствии четкого плана ликвидации аварии. Вот что заявил известный нефтяник, профессор Массачусетского технологического института Джером Милгрем:

– Плавучие ограждения, которые используют компании, заметно хуже тех, что мы применяли 30 с лишним лет назад. Нефтяные компании таскают по заливу никуда не годные ограждения. Нам показывают это по телевизору, но это показуха, и наше правительство мирится с ней. Но сами-то компании отлично знают, что эффект от этих ограждений невелик.

Белый Дом винят и в том, что только через 4 недели после аварии в Мексиканской залив была направлена группа всемирно известных ученых для разработки планов спасения подводной и надводной среды. До сих пор никто точно не знает, сколько нефти вытекает в воду. Одно время считалось – 5 тысяч баррелей в день. Это в 5 раз больше, чем сразу после взрыва на буровой 20 апреля назвала компания BP. На днях профессор университета штата Индиана Стив Уэрели подсчитал, что вытекает 70 тысяч баррелей в день. Есть специалисты, которые называют цифру 100 тысяч. Нет точного представления и о том, куда же девается вытекшая из подводного колодца нефть.

Странное поведение и свойства гигантского нефтяного пятна затрудняют прогнозирование потенциальных последствий крупнейшей аварии на нефтяной платформе. Ощущение надвигающейся экологической катастрофы присутствует во всех комментариях ученых, но ее явных признаков пока не видно. Согласно оценкам некоторых ученых, просмотревших свежий видеоролик подводного выброса нефти, масштабы утечки в четырнадцать раз обширнее официальных оценок. Другим же специалистам подобные прогнозы напоминают попытки оценить ущерб от домашнего пожара в то время, как пожарные пытаются его погасить.
Побережье Мексиканского залива очень протяженное. Здесь полно течений, направление которых зависит от ветра. Все это существенно осложняет любые нынешние предположения о потенциальном загрязнении берегов

Профессор океанографии Университета штата Луизиана Роберт Твилли среди решающих факторов называет траекторию дальнейшего продвижения нефтяного пятна и окончательный объем вылившейся из скважины нефти:

– Мы имеем дело не с танкером определенного водоизмещения, который наскочил на скалу и направляется к известной точке на берегу. Побережье Мексиканского залива очень протяженное. Здесь полно течений, направление которых зависит от ветра. Все это существенно осложняет любые нынешние предположения о потенциальном загрязнении берегов.

В то время как одни эксперты рисуют апокалиптические картины загрязнения не только Мексиканского залива, но даже и Северной Атлантики, другие пытаются припомнить чем заканчивались подобные катастрофы в прошлом. Кен Рингл, бывший корреспондент газеты Washington Post, подробно освещал последствия столкновения двух больших, загруженных под завязку танкеров у острова Тобаго в 1979 году. Он хорошо помнит, как группа журналистов, не раз облетавшая тот район на зафрахтованном самолете, через несколько дней с изумлением обнаружила, что нефтяное пятно растянувшееся на полтораста километров, практически исчезло. Как оказалось, решающее значение имеет не столько количество вылившейся нефти, сколько место и время катастрофы, напоминает Кен Рингл:

– Тот разлив нефти у берегов Тринидада и Тобаго произошел в тропиках, в июле. Это значит – избыток солнца, очень теплые вода и воздух. Активно дуют пассаты. Примерно 50 процентов нефти тогда просто испарилось. Остальное большей частью было поглощено микробами, пожирающими нефть как природное вещество. Более тяжелые компоненты нефти – битум и парафины – приняли вид крошечных смолистых шариков и рассеялись на морском дне.

По словам Кена Рингла именно климатический фактор сильно усугубил ущерб от нефтяного разлива с танкера Exxon Valdez у берегов Аляски в конце 80-х.

Многих специалистов тревожит ожидаемый долговременный эффект не столько от нефти, сколько от применяемых для ее разложения химических веществ. Нефтяная компания ВР основную ставку в очистке делает на массовое применение дисперсантов – химических препаратов, обеспечивающих распад нефти на мелкие частицы с рассеиванием их в толще воды. Цель этой стратегии – не дать нефтяному пятну добраться до берега. Однако никто не знает какой ущерб могут нанести химикаты оседающие на дно подводной фауне – от крошечного планктона до гигантских кальмаров. Дисперсанты никогда не применялись на таких глубинах и в таком количестве.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG