Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Памяти “авиатрикс” Элинор Смит – эссе Бориса Парамонова



Иван Толстой: Памяти “авиатрикс” Элинор Смит – эссе Бориса Парамонова.

Борис Парамонов: Недавно в Америке умерла одна из пионерок авиации Элинор Смит. Она была самой молодой из представительниц так называемого слабого пола, получивших права на вождение самолета, – в возрасте шестнадцати лет. В своих мемуарах она вспоминает, как после первого самостоятельного полета, сделав три взлета и посадки, выскочила из самолета и сломя голову побежала, чтобы не опоздать в школу.
А через год, еще будучи школьницей и подначенная мальчиками из ее класса, она уже поставила рекорд – пролетела под четырьмя нью-йоркскими мостами на Ист Ривер. За такое хулиганство ее примерно наказали – лишили права летать на десять дней. Было это в 1928 году.
Первые шаги авиации – если это можно назвать шагами – сплошь и рядом состояли из таких трюков. Знаменитый советский летчик Валерий Чкалов однажды пролетел под Троицким мостом в Ленинграде. Был о нем в конце тридцатых годов сделан фильм, и там этот хулиганский чкаловский подвиг был с большой эмфазой зафиксирован. Как видим, то было повсеместное явление, а в Америке такие номера проделывали даже девчонки-школьницы, - что, конечно, не умаляет мастерства и отваги советского пилота. Что касается Америки, то в двадцатые годы пилоты-трюкачи выступали аж на деревенских ярмарках, это был непременный тогда зрелищный элемент, вообще бытовое явление. Фолкнер даже написал роман об этих летчиках-трюкачах.
В своих мемуарах, название которых по-русски звучит просто – “Летчица”, а по-американски с изысканным латино-эротическим оттенком “Авиатрикс”, Элинор Смит писала:

Диктор: “Я так живо помню мой первый полет, что даже сейчас слышу шум ветра в распорках самолета, когда мы скользили на посадку. В тот самый миг, когда пилот мягко коснулся земли, я уже знала, что мое будущее – самолеты и что авиация в моей жизни так же неизбежна, как веснушки на моем носу”.

Борис Парамонов: Первые уроки Элинор Смит взяла, когда ей было пятнадцать лет, соблазненная тем, что ее отец купил маленький аппарат индивидуального, так сказать, пользования. А был он, между прочим, водевильным актером, то есть человеком, уж никак не связанным с авиацией. И это говорит в первую очередь даже не о достатке этого человека – самолет был и остается дорогой игрушкой, - сколько о самом образе жизни и душевном складе американцев и вообще о могуществе рыночной экономики: всё-таки самолет не есть предмет первой необходимости, но американский рынок предлагает какой хочешь товар. Главное – хотеть. Вот американцы и захотели в двадцатых годах – летать. Как отец, так и дочка. После своих мостовых эскапад, отсидев долгих десять дней на земле, Элинор Смит начала ставить уже серьезные рекорды.
В январе 29-го совершила одиночный полет длительностью 13 с половиной часов, а уже через три месяца этот рекорд удвоила - 26 с половиной. В 1930 поставила рекорд высоты для женщин - 27 с половиной тысяч футов. В этом полете на максимальной высоте она потеряла сознание и пришла в себя, когда самолет упал вниз уже на милю.
Американская слава не заставила себя ждать. А слава в Америке – это, в первую очередь, деньги. В 1934 году Элинор Смит появилась в рекламном изображении на коробках с питательными хлопьями фирмы “Уитлес”. Эта хаванина называется в Америке “сириэлс” и страшно популярна, вся Америка завтракает этими хлопьями, заливая их молоком, а кто соком; так что деньги тут обращаются серьезные, а значит и за рекламу отстегивают подходяще.
В некрологе Элинор Смит из “Нью-Йорк Таймс” перечислялись первые американские женщины авиаторы: Бобби Траут, Кэтрин Стинсон, Ранчо Барнс, Фэй Гиллис Уэллс, Луиз Мак-Фетридж Тайден и Амелия Эрхарт. Самая знаменитая тут, конечно, Амелия Эрхарт, в 1937 году погибшая – исчезнувшая во время кругосветного полета. Но Элинор Смит к прочим своим рекордам поставила рекорд долголетия – прожила 98 лет.
Этот перечень американских женских имен заставляет вспомнить соответствующее место у Набокова в мемуарах “Другие берега”, где он вспоминает о детском своем катании на берлинском скетинг-ринге:

Диктор: “Существовала в России порода мальчиков (Вася Букетов, Женя Кан, Костя Мальцев, - где все они ныне?), которые мастерски играли в футбол, в теннис, в шахматы, блистали на льду катков, перебирая на поворотах “через колено” бритвоподобными беговыми коньками, ездили верхом, прыгали на лыжах в Финляндии и немедленно научались всякому новому спорту. Я принадлежал к их числу и потому очень веселился на этом паркетном скетинге”.

Борис Парамонов: Параллель тут – в этом сугубо частном характере тогдашнего русского и американского спорта. Понятно, что и в Советском Союзе, и в нынешней России было и есть сколько угодно таких мальчиков – и девочек, которые всячески блещут в спорте. Но как в СССР, так и сейчас российский спорт – дело почти монопольно государственное, он ориентирован на международные соревнования и завоевание медалей, укрепляющих государственный престиж. Если тут и срабатывает чей-то приватный интерес, то в своеобразной российской форме: так, блестящая школа нынешних российских теннисисток возникла потому, что постсоветский царь Ельцин баловался теннисом с тренером Тарпищевым. Тот и пробил, надо думать, соответствующие кредиты и возглавил большое государственное дело. Среди этих звезд исключение – одна Мария Шарапова, выведенная в большой спорт самоотверженным и разворотливым отцом, увезшим ее в Америку в теннисную академию Буттильери, - вот как Элинор Смит села на самолет по примеру своего отца.
Пожелаем Маше скорейшего возвращения на корт, крепкого здоровья и долгой жизни – не меньше 98 лет. Чем она хуже Элинор Смит?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG