Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Литовские дети пошли по миру


Некоторые педагоги опасаются, что с каждым годом юных участников литовских фольклорных праздников будет становиться все меньше

Некоторые педагоги опасаются, что с каждым годом юных участников литовских фольклорных праздников будет становиться все меньше

Министерство просвещения Литвы – страны с населением около 3 миллионов человек – сообщило недавно, что более пяти тысяч детей, зарегистрированных в социальных учреждениях республики, по разным причинам не посещают школы. При этом местонахождение половины из них социальным работникам не известно.

Согласно исследованиям министерства просвещения, две с половиной тысячи литовских детей уехали с семьей за границу, ещё около семисот не учатся, как сказано, в силу "социальных причин" – например, из-за большой удаленности от школы или отсутствия мотивации к учебе. А 2300 детей социальные службы на местах вообще не могут найти. В министерстве считают, что это говорит не о таинственном их исчезновении, а о плохом учете. Представители некоторых местных органов самоуправления прямо заявляют, что у них "нет средств и времени на беготню по поселкам и хуторам". Чиновники утверждают: сложная система регистрации несовершеннолетних в госучреждениях и свободная миграция населения мешает им собирать точные данные.

Эта тема была недавно вынесена на обсуждение парламентской комиссии. Один из депутатов Сейма возмущался: "Мы в Литве подробно сосчитали весь скот – овец, свиней. И если даже одного животного не будет хватать, согласно документам, это хозяйство лишают финансовой помощи Евросоюза. А здесь – семья, школа, социальные работники – и детей своих не можем никак сосчитать. 2 тысячи 300 ребят пропали! Может, ими торгуют? Может, они умерли?" Ответ представителя министерства прозвучал так: "Дети не коровы, их сосчитать сложнее! Они, в отличие от животных, могут эмигрировать".

Директор литовского Центра помощи семьям пропавших людей Она Густене (кстати, ей популярным литовским журналом Moterys за самоотверженную работу недавно было присвоено звание "Женщины года") говорит, что сейчас в Литве ежегодно пропадает примерно 70 детей. Она считает неумение чиновников наладить простейший учет проявлением равнодушия страны к своим маленьким гражданам:

– Наше государство не умеет как следует опекать своих детей. Не знаем, где 2 тысячи 300 детей – о какой любви государства к ним можно говорить? Чиновникам эти дети – тысяча туда, тысяча сюда…

– Вам возразят: если мы не знаем о местоположении сотен тысяч взрослых граждан Литвы, уехавших в другие страны Евросоюза, значит, не знаем и где их дети.

– Не совсем так. Взрослый человек без препятствий может пересекать границу, уезжать в другие страны, а вот дети должны ехать с родственниками, на границе их должны проверять лучше, чем взрослых.

– На будущий год запланирована перепись населения – может быть, она поможет навести порядок с учетом?

– Конечно. Но все-таки надо государственным и общественным организациям, которые работают с детьми, больше сердца вложить в свою работу, – уверена Она Густене.

Министр просвещения Литвы Гинтарас Степонавичюс не разделяет такой озабоченности.

– База данных существует. И ответственные люди должны не просто считать детей, но обеспечить, чтобы они учились, как это и предусмотрено Конституцией. Но здесь много нюансов: нет уже регистрации по месту жительства, нет границ в Евросоюзе, мобильность наших граждан действительно очень велика. Причем – в обе стороны: одни уезжают, другие возвращаются. То есть абсолютно точную статистику нереально иметь. Что значит цифра – более двух тысяч детей, неизвестно где находящихся? Это менее одного процента всех учащихся. Довольно неплохая статистика. Так что я не драматизирую, – говорит Гинтарас Степонавичюс.

Вильнюсского учителя Викторию Шалковскую удручает массовый отъезд сограждан за рубеж. Но беспорядка в учете школьников она не видит:

– Каждый ребенок у нас где-то числится, приписан к поликлинике. Поликлиника следит за состоянием здоровья детей, медики посещают их на дому. Мы знаем, какие дети зарегистрированы, по какому адресу, потому что каждая школа заинтересована, чтобы у нее было больше учеников. И вообще, это просто невозможно: ребенок поступает в школу, заполняет сертификат, его личный код передается в мэрию, чиновники отслеживают, где ребенок, что с ним. Если же родители собираются уезжать, они пишут заявление и потом забирают документы... Правда, не знаю, как учитывают дошкольников.

– В стране, на ваш взгляд, стало меньше молодежи, меньше детей?

– В детском саду в нашем районе полгода назад в группе было 20 человек, сейчас осталось 8. Получается, 12 семей эмигрировали на Запад, искать работу. Это только по одному садику! Молодежь уезжает после окончания школы – многие выпускники не здесь учатся, они все в Англии… Власти занимаются тем, чтобы закрывать школы. Разве их интересует, кто уехал и почему? – сетует Виктория Шалковская.

Депутаты Сейма, между тем, настроены серьезно. Они потребовали от министерства просвещения наладить контроль. Чтобы, например, директор школ отвечал не столько за сохранность имущества учебного заведения, сколько – за детей.

Член Сейма Альгирдас Сисас говорит:

– Детские контролеры, разные государственные органы не вполне сделали свою работу. Нужно человеческое отношение к семье, к ребенку. Уехал кто-то куда-то – "скатертью дорога"? Нет, так не должно быть! Я в некоторых школах спросил у руководителей: знают ли они, сколько детей уехало из школы за границу, где они находятся, как им там? Многие знают, есть контакт с родителями. Значит, это возможно, и так должно быть везде!

(Сюжет из рубрики "Истории Запада и Востока" программы "Время свободы – дневной выпуск".)

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG