Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фестиваль "Радуга" в Петербурге.



Марина Тимашева: C 12 по 18 мая в Петербурге прошел XI международный театральный фестиваль “Радуга”. Рассказывает о нем Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: “Радуга”, она радуга и есть - очень пестрая. Тут и программа, проходящая под знаком Года Франции в России, и поиск перспективных молодых режиссеров, и спектакли выпускных курсов главных российских театральных школ - Петербургской театральной Академии, РАТИ, работы студентов мастерских Руслана Кудашова и Олега Кудряшова, это и мастер-класс организатора и лидера первого в мире международного фестиваля театральных тренингов “Методика” Юрия Альшица (“Тренинг в профессиональном театре”), и мастер-класс датской актрисы, режиссера и педагога Анне-Лизе Габольд “Телесность базовых чувств”, две конференции - по французской драматургии и по театральным тренингам - и многое другое. Начнем с Франции. Говорит Мишель Обри - генеральный консул Франции в Петербурге.

Мишель Обри: На этом фестивале представлены два самых, можно сказать, знаменитых современных французских автора - Бернар-Мари Кольтес и Жан-Люк Лагарс, которые, к сожалению, уже умерли. Они - популярные авторы не только во Франции, но и в других местах, и свидетельство этого – то, что они оба вошли в официальный репертуар “Комеди Франсез”. Поэтому мы очень рады, что здесь, в Петербурге, можно видеть спектакли, и особенно интересно, что можно видеть, например, пьесу Лагарса “Мы, герои” и в постановке французского режиссера, но с русскими актерами из ТЮЗа Екатеринбурга, и с эстонскими актерами и с эстонским постановщиком. Все-таки это тоже свидетельство общей европейской культуры.

Татьяна Вольтская: Сложно понимать друг друга актерам и режиссерам, французским и русским?

Мишель Обри: Не знаю, надо было бы спросить Франсуа Рансийяка. Но у меня - другой опыт. В прошлом году была тоже французская постановщица, которая поставила пьесу Лабиша в ТЮЗе. Мы поговорили с ней, и она сказала, что они нашли сразу общий язык в смысле театра. Она не говорила по-русски, но здешние актеры сразу поняли и были очень хорошо вовлечены в общее творчество. Конечно, это очень интересно, потому что это действительно тогда - совместная работа.

Татьяна Вольтская:
Язык театра является общим языком, да?

Мишель Обри: Да, потому что театр касается жизненных проблем и, можно сказать, что они общие для всех.

Татьяна Вольтская: Фестиваль “Радуга” устраивается на базе ТЮЗа - он посвящен театру для детей, и в этом году много внимания было уделено не только проблеме актерского воспитания, но и проблеме воспитания театра. Впервые в программу фестиваля была включена лаборатория Сергея Казарновского - директора московского центра образования “Класс-Центр”.

Сергей Казарновский: Мы привезли школьников из не совсем обычной школы. Каждый ребенок, поступая в нее, учится, по сути, в трех школах: в обычной, в музыкальной, и, условно говоря, драматической. Школе уже почти 30 лет, и мы делаем все, чтобы дети, которые заканчивают школу, не пошли в артисты. Артистами становятся те, кто не наигрался в детстве, а у них такая возможность есть. Тем не менее, каждый год обязательно заканчивается выпускным спектаклем, и мы привезли два спектакля. Один называется “Одна счастливая катастрофа”, по рассказу Туве Янсон “Филифьонка в ожидании катастрофы” - очень хороший рассказ, непонятно, детский или взрослый. Это выпускной спектакль прошлого года. Мы с большим трудом его сохранили, потому что ребята все разбежались в разные институты. Спектакль был приглашен в прошлом году на московский фестиваль “Гаврош”, который проводят Тереза Дурова и Марина Райкина. Он был интересен зрителям, и до сих пор он играется. И второй спектакль, который мы привезли, это спектакль выпускников этого года. Они еще учатся в школе. Он называется “Евгений Онегин. История одной дуэли”. Вообще спектакль начался с урока сценической речи, на котором они по-человечески стали читать Пушкина, и так это было трогательно, что мы решили попробовать из этого сделать небольшой спектакль - как сегодняшние дети могут читать Пушкина, чтобы это было вкусно, трогательно и им самим, и всем, кто приходит. Причем второй спектакль так и называется “Открытый урок: Представление материала”. Он идет ровно 45 минут, как должен идти урок. Специфика, конечно, в том, что это не профессиональные актеры, хотя в первом спектакле занято два человека, которые уже учатся в ГИТИСе. Есть традиции джазовые у нас в школе, давние, это одна из лучших джазовых школ в стране, и мы, когда начинали это дело, несколько лет работали вместе с Георгием Арамовичем Гараняном, много других музыкантов джазовых работали с нами. Это - часть образования. Каждый ребенок, который учится в школе, обязательно получает музыкальное образование. Ну, а выпускники школы… У Петра Наумовича Фоменко играет четверо наших выпускников, в частности, Кирилл Пирогов, который недавно получил Премию Станиславского.

Татьяна Вольтская:
К самой программе фестиваля и к его названию “детский” с большой долей скепсиса отнеслась главный редактор “Петербургского театрального журнала” Марина Дмитревская.

Марина Дмитревская: То, что связано с очень интересной программой современной французской драматургии, это, может быть, конечно, связано с Годом Франции, но это даже не юношеский репертуар, потому что и Лагарс и Кольтес это, в общем, взрослые драматурги, особенно Лагарс. И для меня программа этого фестиваля как-то очень расчленена. Это можно счесть логикой и направлением, а можно счесть отсутствием концепции - как посмотреть. То есть он состоит, с одной стороны, из французских спектаклей, с другой стороны, из показа московской школы Сергея Казарновского, не имеющей отношения к профессиональному театру, а имеющей отношение к сценическому воспитанию детей вообще, и, с третьей стороны, линия молодой петербургской режиссуры. Два спектакля привозные - из Кирова и из Барнаула, а один – здешний. Притом, для меня было странным увидеть в афише, что спектакль Бориса Павловича “Толстая тетрадь” и спектакль Дмитрия Егорова “Прощание славянки” идет под грифом “К 65-летию Победы”, потому что осмысленная позиция молодых режиссеров, выпускников нашей Академии, заключалась в том, что они делают не “датские” спектакли, они их сделали не сейчас, не к Дню Победы, а потому, что это было их принципиальным, не “датским” высказыванием.
Мне жалко, что на фестивале теперь нет обсуждений. На “Радуге” раньше часто работала команда критики. Я не говорю, что надо присуждать какие-то места, нет, но профессиональное осмысление того, что нам показывают, мне кажется, полезно и для театров, и для студентов, которые часто на спектакли фестиваля ходят, и просто для зрителей.

Татьяна Вольтская: Зачем вообще фестиваль, если он с такой логикой странной, со странным составом?

Марина Дмитревская:
Во-первых, фестиваль “Радуга” это единственное достойное мероприятие, связанное с брендом “Санкт-петербургский ТЮЗ”. Потому что театр, с моей точки зрения, в чудовищном художественном состоянии, все хуже и хуже. И так считаю не только я. Для “Петербургского театрального журнала” мы сейчас верстали в номер анкету: петербургские критики крайне критически отнеслись к тому, что происходит много лет в этом театре. Мне вообще кажется, что настоящего детского театра в нашем городе нет. Недавно проходил в Петербурге фестиваль “Арлекин” - привезли два спектакля, сделанные учениками Сергея Женовача в РАМТе, молодыми ребятами, для самых маленьких: им показывали сказку Теллегена и сказку Афанасьева ("Свирепый барин"), игровые, замечательные. Спектакль "Почти взаправду" по сказке Теллегена режиссера Кати Половцевой на меня произвел грандиозное впечатление - это целый мир. http://www.svobodanews.ru/content/transcript/2028625.html
Когда я прихожу на большую сцену нашего ТЮЗа, я буквально эстетически умираю на спектаклях: что “Король Матюш”, что “Белоснежка”, что “Волшебник Изумрудного города”. И, казалось бы, “Радуга” предназначена для того, чтобы театр улучшался. Фестиваль привозит много спектаклей, и театр должен как-то, видимо, выбирать из разнообразия режиссеров и предложений то, что можно привить нашему ТЮЗу. Но вот 11 лет уже фестиваль проходит, а ничего не прививается. Привезли, показали, а сами живут по законам того детского театра, с которым когда-то, во времена Рижского ТЮЗа, боролся Адольф Яковлевич Шапиро, который сейчас руководит этим ТЮЗом.

Татьяна Вольтская: Так или иначе, все равно ясно, что такой фестиваль нужен. Вода точит камень.

XS
SM
MD
LG