Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Каждая новая подробность самого важного, как считал Сартр, события в истории – создания атомной бомбы, вызывает новый прилив интереса к этой фундаментальной сенсации прошлого века.

Jim Baggott. The First War of Physics.
The Secret History of Atomic Bomb, 1939-1949
Джим Бэггот. "Первая война физиков.
Секретная история атомной бомбы с1939-го по1949 год".


С момента возникновения идеи создания атомного оружия оно вызывало (и вызывает) противоречивые эмоции: с одной стороны - дьявольское изобретение, грозящее уничтожить цивилизацию, с другой – самый быстрый способ покончить с долгой и ужасной войной, которая сама эту цивилизацию годами разрушает. Полвека, прошедшие со времени Второй мировой войны, в Америке преобладало второе, утешительное отношение к бомбе – до тех пор, пока атомное оружие не стали изготовлять страны с воинственными диктаторскими режимами и пока не возникла опасность, что оно окажется в руках безответственных террористических банд.

В связи с этой новой ситуацией английский писатель, автор научно-популяризаторских работ Джим Бэггот и написал книгу "Первая война физиков". Хронологически она представляет собой первую часть будущего фундаментального труда об истории атомной бомбы.

"6 августа 1945 года Отто Хан, немецкий физик, открывший распад атомного ядра и получивший за это в 1944 году Нобелевскую премию, сидел за обеденным столом с девятью другими пленными немецкими учеными в усиленно охраняемом замке под Кембриджем. В 9 вечера они включили радио и услышали, что на Хиросиму сброшена атомная бомба. Отто Хан был так подавлен тем, что его изобретение накладывает на него ответственность за гибель сотен тысяч людей, что заговорил о самоубийстве. Но после пяти рюмок коньяка коллегам удалось убедить его, что бомба одним ударом прекратит пятилетний кошмар войны, уже унесшей десятки миллионов жизней".

Тот факт, что бомбу первыми изготовили и использовали в войне Соединенные Штаты, а не нацистская Германия, является исторической загадкой. В Германии были огромные запасы урана, и над изготовлением атомного оружия работали физики такого масштаба, как Отто Хан и Вернер Гейзенберг. В книге "Первая война физиков" Бэггот наглядно показывает, как близко подошла Германия к созданию бомбы, и приводит все доводы в вопросе о том, почему в атомной гонке Соединенные Штаты обогнали нацистскую Германию:

"Главным препятствием для Германии была ее идеология. С середины 30-х годов нацисты вынудили многих лучших физиков и химиков покинуть страну. Среди них – Элизу Майтнер - главную сотрудницу Отто Хана, которой он был во многом обязан своим открытием. Большинство уехавших из Германии ученых были (как и Майтнер) евреями. Из самых известных - Отто Фриш, Рудольф Пирлс и Лео ЖилАрд. Они осели в Англии или в Америке, были привлечены союзниками к изготовлению бомбы и сделали очень много для успеха знаменитого "Манхэттенского проекта".

Гонка атомного вооружения (как утверждает Бэггот) началась из-за страха: Вашингтон боялся, что нацисты опередят союзников, а Москва боялась отстать от американцев. При описании Холодной войны автор приводит слова Оппенгеймера:

"Соединенные Штаты и Советский Союз – как два скорпиона в банке: каждый может убить другого, но только с риском для собственной жизни".


В конце войны Америка и Советский Союз начали конкурировать за контроль над немецкими атомными программами и охотиться за их запасами урана и за их специалистами. Однако большинство физиков, работавших в нацистской Германии, предпочли, по понятным причинам, сдаться западным союзникам и были отправлены под усиленной охраной в Англию, в замок Фарм Холл под Кембриджем.

"Все разговоры между физиками в замке прослушивались и записывались на плёнку. Любопытно, что когда некоторые физики заподозрили, что их прослушивают, Вернер Гейзенберг с жаром спорил с коллегами и уверял, что англичане и американцы не применяют "гестаповские методы". Это сравнение радисты и переводчики замка встретили саркастическим смехом и шутили, что "наивному" ученому стоило бы продемонстрировать один-другой настоящий гестаповский метод".

Сами немецкие ученые по-разному объясняли неудачу Германии в деле создания атомной бомбы. Карл фон Вейцзакер дал благородное объяснение, о котором потом спорили десятилетиями. Он сказал:

"Мы не сделали этого потому, что никто из ученых не хотел этого делать – по принципиальным соображениям. Если бы мы все желали Германии победы в этой войне, мы бы добились успеха".

Джим Бэггот не доверяет этому объяснению как самооправдательному. Ближе к правде, считает он, объяснение Гейзенберга, который говорил, что немецкие ученые не осмелились убеждать Гитлера потратить огромную долю национальных ресурсов на дело, успех которого не гарантирован и эффект не может быть в точности известен вплоть до испытаний. Поэтому они поставили себе целью лишь строительство атомного реактора в качестве первого шага к созданию атомного оружия. В свое оправдание Гейзенберг позже писал:

"Я вывернул наизнанку официальный лозунг “Поставим физику на службу войне” и для себя формулировал его наоборот: “Поставим войну на службу физике”. Мы получили от нацистского правительства скромную сумму в 80 тысяч долларов и использовали ее для своих научных проектов".

Я думаю, что доля правды есть и в том, и в другом объяснении. Наверняка среди немецких ученых были люди, питавшие отвращение к нацистскому режиму и по мере сил тормозившие работу над бомбой. Наверняка больше было таких, кто готов был закрыть глаза на бесчеловечность этого режима ради своей работы и ради безопасности своей семьи. Но тот, кто жил в Советском Союзе при Сталине, последним бросит в них камень.

Книга "Первая война физиков" является напоминанием читателю, что всякая война ведется не только армиями, но и политическими режимами воюющих стран. И автор склоняется к выводу, что в долгих войнах побеждают в конце концов страны с разумными, рациональными и человечными политическими системами. Под этот вывод, конечно, не очень подходит сокрушительная победа Советского Союза с его тоталитарным режимом над нацистской Германией с её тоталитарным режимом. Однако если, стиснув зубы, признать долю участия союзников во Второй мировой войне (со всеми их Битвами за Англию, Эль-Аламейнами, Монте-Касcино, битвами в Арденнах, высадками в Нормандии и Ленд-Лизом), то вывод Джима Бэггота, возможно, не так уж и сомнителен.

По материалам программы Александра Гениса "Поверх барьеров - Американский час".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG