Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

45 тысяч граждан в защиту Байкала


Ирина Лагунина: На минувшей неделе российские экологи передали президенту Дмитрию Медведеву 45 тысяч подписей за отмену постановления о запуске Байкальского Целлюлозно-бумажного комбината. По данным защитников Байкала, предприятие может начать работу уже в мае, и тогда отходы БЦБК вновь будут сбрасываться в озеро. О запуске предприятия в эфире РС говорят экологи и генеральный директор комбината Константин Прошкин. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: В 2008 году БЦБК был закрыт, но через год было принято решение о том, что комбинат вновь будет запущен. Сейчас экологи выступают за отмену постановления российского премьер-министра Владимира Путина о возобновлении работы предприятия, который более 40 лет сбрасывал свои стоки в озеро Байкал. Защитники природы собирают подписи за отмену постановления, разрешающего работу БЦБК, и обращаются за поддержкой в различные международные организации, в том числе, и в ЮНЕСКО, с призывом "сделать все возможное" для спасения Байкала. Рассказывает руководитель "Байкальского проекта" Гринпис в России Роман Важенков….

Роман Важенков: Коалиция "За Байкал", коалиция неправительственных организаций, борющихся против запуска Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, передала в администрацию президента порядка 45 тысяч подписей граждан под петицией президенту с требованием отменить постановление номер 1 от 13 января 2010 года. Мы надеемся, что голоса 45 тысяч россиян будут услышаны в президентской администрации и какую-то демонстрацию желания пойти на диалог по поводу байкальского ЦБК мы наконец-то увидим.

Любовь Чижова: Что вам известно о сроках запуска БЦБК? И как вы считаете, почему уже несколько месяцев не могут никак запустить?

Роман Важенков: Последняя информация, что его запустят в мае месяце, он будет запущен не в тестовом режиме, а якобы в режиме промышленного производства. Насколько я понимаю, речь идет пока об одном потоке производства целлюлозе. Но пока информации о том, что он заработал, начал выпускать продукцию, к нам, по крайней мере, не поступала. Почему никак не могут запустить – это абсолютно очевидно. Потому что с 60 годов прошлого года данное предприятие не модернизировалось. Примером этой немодернизации служит попытка в 2008 году ввести некий эрзац замкнутый водооборот, который также не заработал. Я думаю, устаревшее предприятие проще закрыть и построить новое, чем попытаться запустить его. И на самом деле мы опасаемся не самого запуска, а именно неудачного запуска. Потому что если запустят, он начнет работать, проработает какое-то время, встанет, бог бы с ним, в конце концов, его не было бы на берегах Байкала, но если его попытаются запустить и там что-нибудь грохнет, сольется в Байкал, обратится все это в катастрофу экологическую не только локального, но может быть регионального масштаба, этого сценария мы больше всего опасаемся и от этого сценария хотим предостеречь наши власти.

Любовь Чижова: Сторонники запуска БЦБК говорят о том, что запуск предприятия выгоден прежде всего его рабочим, которые долго сидели без работы. По вашему мнению, кому выгоден запуск предприятия?

Роман Важенков: Раньше мы думали, что запуск предприятия выгоден в первую очередь Олегу Дерипаске, который пытается активировать свои активы. Он считается одним из наиболее пострадавших олигархов в результате финансового кризиса. Но после того, как он потихоньку слил свои акции своему партнеру, мы задумались, кому же это все-таки нужно. Я думаю, что это просто неспособность правительства Иркутской области, федерального правительства решить наболевшую проблему, начать решать ее по-новому, то есть начать развивать диверсифицированную экономику в Байкальске, туризм и так далее. Что касается рабочих, то практика показывает, что сейчас значительная часть коллектива, там сейчас занято порядка полутора тысяч человек на производстве, из них значительную часть составляют рабочие, привезенные из Селенгинского целлюлозно-картонного комбината. То есть в принципе народ на БЦБК не пошел.

Любовь Чижова: Это был руководитель Байкальского проекта Гринпис в России Роман Важенков. Не так давно новым генеральным директором БЦБК стал Константин Прошкин, который до этого возглавлял Селенгинский целлюлозно-картонный комбинат. Руководитель БЦБК не отрицает, что работа над созданием замкнутого цикла водооборота, при котором отходы комбината не будут попадать в озеро, может быть завершена не раньше, чем через три года. Но, по его мнению, главное на сегодняшний день – чтобы жители Байкальска, попавшие в сложную экономическую ситуацию во время кризиса, получили работу. Точную дату запуска БЦБК его генеральный директор пока не называет….

Константин Прошкин: На сегодняшний день комбинат очень аккуратно, скрупулезно, дабы не навредить с экологической точки зрения, проводит мероприятия по расконсервации, тестовые испытания оборудования, обучение и повышение квалификации персонала. Потому что предприятие больше года стояло и по регламентным процедурам, по законодательству на территории Российской Федерации мы обязаны провести повторные обучения персонала, экспертизу, испытания оборудования. Как производственник я отдаю себе отчет, что оборудование на целлюлозно-бумажном предприятии в городе Байкальске не самое худшее в отрасли. Сегодня ту работу, которую мы производим по запуску, эту работу мы очень спокойно проводим в условиях замкнутого оборота, без единой капли сброса сточных вод. Наверняка вам известно, что до прибытия на байкальский комбинат, я в течение 35 лет работал на Селенгинском целлюлозно-картонном комбинате и вместе со своими коллегами стоял у истоков создания системы замкнутого водооборота на Селенгинском ЦКК, который эксплуатируется в течение 20 лет.

Любовь Чижова: Я слышала мнение экспертов о том, что действительно на Селенгинском предприятии действовал замкнутый цикл водооборота. Но над ним очень долго работали, чуть ли не 10 лет.

Константин Прошкин: По пути создания системы замкнутого водооборота на Селенгинском ЦКК было потрачено много сил, умственной энергии и 7 лет времени. Мы начали сокращать водопотребление в 1983 году и закончили эту работу, то есть замкнули полностью предприятие 3 августа 1990 года. Мы шли семь лет. На сегодня на Байкальском комбинате пройти этот путь будет гораздо легче, потому есть опыт.

Любовь Чижова: За сколько, Константин Михайлович, может быть создан этот замкнутый цикл водооборота на БЦБК?

Константин Прошкин:
Я думаю, в течение трех лет, если не будет никаких негативных моментов, затяжек по времени, можно создать нечто подобное как на Селенгинском ЦКК, но на более высоком уровне. Цикл водопользования предполагает производство сульфатной небеленой целлюлозы. Потому что в режиме отбелки, когда в цикле замкнутого водооборота присутствуют ионы хлора, выполнить систему замкнутого водооборота будет намного сложнее.

Любовь Чижова: Что будет происходить вот эти три года, пока замкнутый цикл будет разрабатываться, куда будут сбрасываться отходы, каким образом это все будет происходить?

Константин Прошкин: Для того, чтобы придти к системе замкнутого водооборота на Байкальском комбинате, Байкальский комбинат должен осуществлять свою деятельность со сбросом в озеро так, как он это делал в течение 42 лет. И по крайней мере, накоплен определенный опыт, в том числе экологический воздействия на экосистему озера. Уже есть этот опыт. И что случилось за 42 года?

Любовь Чижова: Экологи именно против этого выступают, они считают, что озеру нанесен ущерб.

Константин Прошкин: Я не разделяю точку зрения тех экологов, на которую вы ссылаетесь. Бесспорно, в любой промышленности, в том числе и сотовых телефонов или коммуникаций, повышение жизненного уровня, все это определенным образом откладывает отпечаток на окружающую среду и природу. Но так развивается весь мир.

Любовь Чижова: Почему, как вы считаете, было принято решение о запуске БЦБК, хотя до этого решили его закрыть?

Константин Прошкин: Так получилось, что в сентябре 2008 года в одночасье не удалось решить вопрос создания системы замкнутого оборота. В результате этого по сути погиб моногород. И мы прекрасно осознаем, что это не простое решение, это решение, направленное в первую очередь на решение социальных вопросов, занятость.

Любовь Чижова: После того, как было принято решение об открытии БЦБК, мне говорили, что большинство рабочих, которые уволились с БЦБК, уже нашли себе работу. И поэтому для того, чтобы принять рабочих на БЦБК, их приглашали из других городов.

Константин Прошкин: Эта информация в корне не соответствует действительности. Мы видели разрушенный город, пустые холодильники. Действительно, процентов может быть 15, может быть 20 бывших работников комбината от работающих двух потоков, они нашли себе равноценную работу, где-то с выездом из города Байкальска, где-то работа по вахтовке. Но основная масса бывших работников комбината просто не имеет другой специальности, чтобы где-то приложить свои усилия, знания. И они с трепетом ждали открытия Байкальского комбината.

Любовь Чижова: Говорил генеральный директор БЦБК Константин Прошкин… О том, что сейчас происходит на БЦБК и в Байкальске, я поговорила с руководителем организации "Байкальская экологическая волна" Мариной Рихвановой….

Марина Рихванова: Например, недавно я разговаривала с человеком, который там год, он не пожелал, чтобы его фамилия была известна, насчет того, что на БЦБК были завезены в конце марта хлор. Причем еще разрешения не было, сейчас всех разрешений нет на хлорную отбелку всех сточных вод. Во-первых, сточные воды вообще неизвестно, очищаются или нет и как. Он сказал, что завезли очень опасные вещества на БЦБК и выгрузили их в контейнеры, производственные емкости, из которых обратного пути им нет. Допустим, чтобы перегрузить в транспортные и вывезти с территории. Единственный путь – это их использовать в производстве. Это очень опасные вещества. Он специалист, сказал, что нужен план ликвидации БЦБК, потому что это опасно и состояние техническое плохое.

Любовь Чижова: Сторонники запуска БЦБК не раз говорили о том, что они не видят ничего страшного, что предприятие сбрасывает и собирается сбрасывать в озеро Байкал, никакого вреда это не нанесет.

Марина Рихванова: Еще в начале 90 годов Ольга Михайловна Кожова в обосновании проекта по Байкалу писала, что если будет продолжаться такое загрязнение, как есть, то тогда возникает лет через 12-15 угроза исчезновения некоторых видов байкальских. Потому что байкальские виды сформировались в очень чистой воде и они эту воду делают такой чистой своей жизнедеятельностью. И это две неразрывных вещи. Они очень чувствительны к токсичным веществам вообще. Исследования на рыбах показали, что рыбы перестают ориентироваться в пространстве, различать, где места нереста, различать пищу от не пищи. Получается, байкальские организмы очень чувствительны и вымирают, сокращается популяция и под угрозой исчезновение видов.

Любовь Чижова: Рассказывала руководитель "Байкальской экологической волны" Марина Рихванова. Акции в защиту Байкала прошли накануне в Иркутске. На сайтах экологических организаций продолжается сбор подписей за отмену постановления, разрешающего запуск БЦБК.
XS
SM
MD
LG