Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Изменилась ли политика США по отношению к Грузии при администрации Барака Обамы?


Ирина Лагунина: В обращении к сенату о ратификации договора в области мирного использования ядерной энергии между США и Россией, американский президент Барак Обама отмечает, что ситуация в Грузии больше не служит препятствием для заключения договора. Материалы радио Эхо Кавказа на тему грузино-американских отношений подготовил Дэмис Поландов.

Дэмис Поландов: Этот договор был отозван из сената бывшим президентом Джорджем Бушем-младшим после августовской войны 2008 года. Заявление Барака Обамы об отсутствии препятствий для переговоров между США и Россией послужило поводом для серии статей и заявлений о том, что Вашингтон в некоторой степени отрекается от так называемых молодых демократий.
Об этих публикациях рассказывает Мзия Паресишвили.

Мзия Паресишвили: Решение президента США Барака Обама о возобновлении сотрудничества с Россией в области мирного использования ядерной энергии вызвало серию статей и заявлений о том, что Вашингтон в некоторой степени отрекается от так называемых молодых демократий. Поводом для такого заключения стали слова Обамы. В обращении к сенату о ратификации договора, американский президент отмечает, что ситуация в Грузии больше не служит препятствием для заключения договора. Этот договор был отозван из сената бывшим президентом Джорджем Бушем-младшим после августовской войны 2008 года.
15 мая в газете Washington Post была опубликована статья бывшего помощника государственного секретаря США Дэвида Крамера под заголовком «США бросают соседей России».
Крамер пишет, что администрация Обамы начала следовать принципу «только Россия», “забывая и даже бросая на произвол судьбы остальные страны региона“. По его словам, “наглядным примером” такого подхода является заявление президента Обама в конгресс.
«Одно дело, если президент Обама представили бы этот договор, отмечая, что у США вновь сохраняются серьезные разногласия с Россией из-за Грузии. Но вместо этого, сказав так четко, что Грузия уже не является препятствием для развития русско-американсикх отношений, администрация Обамы фактически покинула Грузию и зажгла России зеленый свет, чтобы она продолжила провокационные действия в приграничных районах», пишет Крамер.
На эту же тему 18 мая была опубликована еще одна статья на веб-странице онлайн издания Huffington Post. Автор статьи, корреспондент журнала Time в Москве Саймон Шустер пишет о том, почему решение Обамы “отвернуться от президента Грузии” имеет для него большой смысл.
В начале статьи Шустер называет Крамера «парнем, который помог Саакашвили стать проектом Белого дома при Буше.» Далее в статье Шустер рассматривает личность президента Саакашвили и его возможную роль в прошедшем на телеканале «Имеди» имитированном репортаже. Автор считает, что «Саакашвили показал, что является импульсивным, эксцентричным и опасным партнером для США».
Шустер рассказывает, как после имитированной передачи на телеканале “Имеди” американский советник президента Саакашвили Дэниел Кунин отдалился от президента, и задается вопросом- «Если Кунин, приближенный человек, который несколько лет посвятил грузинскому правительству, решил, что лучше отвернуться от Саакашвили, то почему Обама должен оставаться верным, даже если не учитывать вопрос об улучшении отношений с Россией. Почему бы Обаме не поучиться от этого опыта?”
По всей вероятности мнение Саймона Шустера не разделяет сенатор Джон Маккейн. Республиканец подверг критике администрацию президента Обама. Маккейн отмечает, что Обама повторно представил конгрессу на утверждение договор о ядерном сотрудничестве с Россией, тогда как Москва “не только продолжает оккупацию суверенных территорий Грузии, но и усиливает там свое военное присутствие”, Маккейн процитировал заявление Обамы, согласно которому «ситуация в Грузии не является препятствием для данного соглашения».
“Некоторые еще удивляются, почему грузины чувствуют, что Вашингтон продает их Москве взамен на нашу “кнопку от перезагрузки”. Печально то, что так думают не только грузины. Спросите поляков или чехов, или других в Центральной Европе, и вы услышите то же самое беспокойство по поводу того, что Америка оставила их“, заявил сенатор Маккейн во время своего выступления в центре Никсона.

Дэмис Поландов: У нас на телефонной связи из Тбилиси политолог, директор Центра изучения международной геополитики Тенгиз Пхаладзе, и из Москвы – журналист американского журнала Time Саймон Шустер.
Изменилось ли отношение Соединенных Штатов к Грузии при администрации Барака Обамы. Саймон, из вашей статьи в Huffington Post следует, что Барак Обама отдаляется от Грузии из-за Михаила Саакашвили, его импульсивности, его ошибок. Вы считаете, что дело в личности грузинского президента? Не кажется ли вам, что у Барака Обамы и у демократов просто иное видение проблем и задач США в мире?

Саймон Шустер: Да, совершенно верно. В статье я обсуждал личность Саакашвили, его поступки, которые может быть вызвали бы недоверие со стороны США. Но главную роль здесь играет другой подход к этому региону, к России, Восточной Европе и Евразии. Одна из слабостей американской системы- это когда каждые 4 или 8 лет может прийти новая власть. И демократы, и республиканцы часто имеют разные точки зрения как внешнюю политику. Буш очень активно вел политику “цветных революций”, в том числе и в Грузии, и старался как бы окружить Россию дружными государствами. Обама очень сильно отходит от этого. Главную роль здесь играет отрицание этой философии неоконсерватизма. Он считает, что надо напрямую вести диалог с Россией. И если идти по этому пути, то с Грузией напрямую уже дружить может быть невыгодно и даже опасно, потому что это противоречит диалогу с Россией.

Дэмис Поландов: Тенгиз, я думаю, что многие в Грузии стараются сохранить оптимизм в отношении грузино-американских отношений. У вас этот оптимизм есть после заявлений Барака Обамы?

Тенгиз Пхаладзе: Естественно, оптимизм есть. И он вполне объективный. Если говорить в общем о подходе американской администрации к внешней политике, здесь вырисовываются два подхода- soft power и hard power. Администрация Буша как раз была сторонником жесткой политики, а администрация Обамы делает больший акцент на сотрудничество, в том числе и по сложным вопросам. И то, что США будут продолжать сотрудничать с Россией, это ни в коем случае не воспринимается так, как будто Америка бросила Грузию. Я против того стереотипа, что если кто-то с кем-то дружит, это обязательно должно быть против кого-то. Грузия более чем заинтересована, чтобы у России были нормальные отношения с США, НАТО и Евросоюзом. Чем больше будет Россия вовлечена в международные проекты, чем больше будет доверие между нашими друзьями и Россией, тем легче нам будет разговаривать с Россией. Я никакого трагизма не вижу. То, что президент Обама заявил, что Грузия не является камнем преткновения в решении ядерной проблемы, это совершенно верно. Есть такая стратегия, которая разработана в США, которая называется “ведение принципиальных переговоров”, когда акцент делается на урегулирование определенной проблемы по формуле- от простого к сложному. То есть мы сегодня договариваемся по тем вопросам, по которым может договориться, а завтра, когда уровень доверия будет гораздо выше, сможем обсуждать сложные проблемы, такие как Грузия.

Дэмис Поландов: То есть вы не разделяете подход Маккейна, который говорит, что у России развязаны руки в отношении Грузии и других бывших советских республик. Но, все-таки, политику Россия ведет достаточно жесткую на этом пространстве.

Тенгиз Пхаладзе: То, что Россия ведет жесткую политику, это однозначно. Надо, чтобы Россия максимально была интегрирована в те процессы, которые происходят в мире. И не надо сегодня строить железный занавес. Наоборот, чем больше будет доверия…Мы не должны говорить о противниках. Если Россия станет партнером для наших друзей, тогда легче с Россией будет договариваться.

Дэмис Поландов: Саймон, какой вообще настрой в американском обществе, медиа-среде, в отношении Грузии?

Саймон Шустер: Если судить по комментариям, которые сегодня оставляли американские читатели к моей статье, они считают, что довольно опасно дружить с Грузией, пока президентом Грузии остается Саакашвили. Потому что неоднократно президент Медведев говорил, что он и российское правительство не хотят иметь дело с Саакашвили, вступать с ним в диалог. В этом плане я с Тенгизом не согласен. Россию, конечно, важно интегрировать в системы безопасности и экономики разных стран Европы и Евразии, но они говорят очень открыто, что с Саакашвили они не хотят иметь дело. В связи с выступлением Тальявини о том, что Грузия начала эту войну 2008 года, и после эфира “Имеди” многие в Америке думают, что [Саакашвили] довольно опасный партнер. Он непредсказуемый.

Дэмис Поландов: А в политической среде… Мы можем условно говорить, что руспубликанцы все-таки поддерживают Грузию.

Саймон Шустер: Республиканцы, я бы сказал, да. Они поддерживают идею сохранения американских идеалов демократии по всему миру. И Грузия это блестящий пример этому. И это идея республиканцев, что это должно продолжаться. Демократы с этим не согласны. Большинство американцев сейчас поддерживает как раз демократическую партию в том плане, что надо вести диалог, а не ставить дружные государства в разных точках мира, через даже эти революции.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG