Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель РС Андрей Шароградский - о возможности новой войны на Корейском полуострове


То, что осталось от потопленного южнокорейского корвета.

То, что осталось от потопленного южнокорейского корвета.

Обострение отношений между Северной и Южной Кореей остается одной из острых и значимых международных тем. Связано оно с тем, что в Желтом море был потоплен южнокорейский корабль, погибли 46 моряков.

По результатам международного расследования было выяснено, что корабль был потоплен северокорейской торпедой. В итоге, по последним сообщениям, Южная Корея объявила о прекращении торговли и морского сообщения с КНДР. США поддержали позицию Южной Кореи.

Ситуацию анализирует международный обозреватель Радио Свобода Андрей Шароградский:

– С заявлением о прекращении практически всех экономических контактов с КНДР выступил президент Южной Кореи Ли Мен Бак. Он говорил довольно жестко. В частности, о том, что Южная Корея теперь не будет терпимо относиться к провокациям со стороны Севера, которые происходят регулярно. Но то, что произошло 26 марта, когда был потоплен южнокорейский корвет, выходит за всяческие рамки.

Заявление получилось достаточно жестким по форме. Однако многие наблюдатели считают, что, в отличие от формы, содержание заявления не было уж столь жестким. Во-первых, не прекращаются все контакты полностью. Не стоит забывать, что в северокорейском городе Кисон действуют не менее 100 южнокорейских фирм, и эта деятельность будет продолжаться. Некоторые гуманитарные программы, и прежде всего программы помощи детям, тоже сохранятся, судя по заявлению. Во-вторых – и это очень важная деталь – выступая с резкими обвинениями в отношении Северной Кореи, Ли Мен Бак не упомянул имя лидера этой страны Ким Чен Ира. И это, по мнению очень многих наблюдателей, отражение того, что он пытался, произведя общий эффект, избежать крайностей. Избежать всего того, что грозило бы военными действиями между двумя странами. Судя по всему, эту позицию разделяют и все союзники Сеула.

Режим, который сложился в КНДР, непредсказуем. Если выводы, которые сделало международное расследование, верны, то встает вопрос: зачем была нужна военная провокация такого масштаба? Обычно КНДР стремится нагнетать обстановку на Корейском полуострове для того, чтобы поддерживать градус отношений, которые заставляют Сеул периодически начинать очередные переговоры с Пхеньяном, идти на уступки, предоставлять гуманитарную помощь. Однако масштаб акции, при которой гибнут 46 моряков, просто необъясним. С другой стороны, очевидно, что в нынешних условиях возможный военный конфликт между двумя Кореями - это колоссальная катастрофа. Уверен, это понимают и в Сеуле, и в Пхеньяне. Кстати, хочу отметить, что 24 мая поступило сообщение о том, что ООН направляет свою группу, которой обе Кореи должны предоставить всю информацию, связанную с подрывом южнокорейского корвета. Экспертам ООН (в эту команду входят представители 11 государств) предстоит подтвердить или опровергнуть выводы о том, что корабль был потоплен северокорейской торпедой. Только после этого будут сделаны окончательные выводы. Такая ситуация наводит на мысль: пока будет проводиться это дополнительное расследование, страсти еще немного поутихнут.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG