Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Честность как экономический стимул.



Александр Генис: Греческий кризис, спровоцировавший падение курса евро, начался отчасти с того, что греческая экономическая политика вызвала, мягко говоря, раздражение других стран Евросоюза. Особенно – Германии. В самом начале событий в прессе писали, что щедрое трудовое законодательство позволяет многим грекам выйти на пенсию сразу после 50 лет. Для этого надо, чтобы твоя профессия попала в разряд опасных для здоровья. Для этого надо, чтобы твоя профессия попала в разряд опасных для здоровья. В этом списке оказались, например, парикмахеры, которым приходится возиться с химикатами. Узнав об этом, немцы предложили грекам не просить у них помощи, а продать несколько их чудесных островов. Эта саркастическая перепалка, как считает сегодняшний гость “Американского часа” Майкл Шермер, проливает свет на критерий справедливости, критерий честной игры - как в межличностных, так и межгосударственных отношениях.
С исследователем практической этики, редактором научного журнала “Скептик” Майклом Шермером беседует наш корреспондент Ирина Савинова.

Ирина Савинова: Давайте поиграем в Диогена и поищем идеального человека. Каким должен быть идеальный человек с точки зрения нравственных качеств его характера?

Майкл Шермер: Я думаю, что никто этого в действительности не знает. И вопрос этот аристотелевский: определить, как уравновесить свойства нашего характера и те качества, которые мы проявляем, будучи членами семьи, социальной группы, страны и так далее, во все более широком масштабе. Другими словами, как найти равновесие между личным и социальным.
Возьмите политику. В чем различие левых и правых, либералов и консерваторов? Либералы выступают за личную свободу, равноправие и справедливость, а консерваторы склонны призывать к общественному самосознанию и национализму. Соблюдено равновесие.
Я замечу, что следование этой философии является общепринятым способом существования.

Ирина Савинова: Аристотель упростил нашу жизнь, определив этические нормы. Среди них числятся честность и справедливость. Эти качества считались важными еще до нашей эры, тогда насколько важно быть честным и справедливым сегодня?

Майкл Шермер:
Как известно из научных исследований, социальное поведение с его составляющими - доверием и честностью - подкрепляется химическими процессами в мозгу: в них участвуют допамин и окситоцин. Это касается любых видов отношений. Доверие и честность превыше всех других, и одно связано с другим. Если люди ведут себя не очень честно — доверие разрушается. Мы социально ориентированные индивидуумы, мы должны сосуществовать с другими представителями нашего окружения, будь то семья, народ или страна. Взаимное доверие держится на честности. Потеряв доверие, вы теряете связь с обществом. Если общество солидных размеров, и вы подверглись в нем остракизму, то вы можете переехать в другой город или спрятаться от соплеменников. В тесном кругу, семьи ли или друзей, это невозможно.

Ирина Савинова: Вы изучаете этику на практике, предлагая добровольцам принять участие в психологических играх. Расскажите о них.

Майкл Шермер: Да. Я предлагаю вам поделиться с кем-то другим суммой денег, скажем в сто долларов, используя формулу 90-10, 80-20, 70-30, 60-40, 50-50 и так далее — какую посчитаете подходящей. Второе лицо согласно на ваше предложение и получает 10 долларов, а вы получаете 90. Но если второе лицо не согласится на ваше предложение, никто не получит ничего.
Вроде, каждый хотел бы получить предлагаемые просто так 10 долларов. Ан нет — многие не соглашаются на 10 или более крупную сумму, подозревая, что предлагающий делит сумму нечестно. То есть, подозревая предлагающего в нечестности и желая наказать его, одновременно наказывают и себя тоже. С точки зрения экономиста это моралистическое наказание нерационально.
Однако в случае небольшой группы игроков, знающих, какие и кем делаются предложения, члены группы теряют доверие друг к другу. Чтобы группа выжила и сохранила чистоту отношений, важно знать, что все играют честно. Это пример эволюционирования моральных качеств человека.

Ирина Савинова: Вы упомянули химические процессы в гипоталамусе, участвующие в этике поведения. Значит ли это, что этические нормы заложены в нашем мозгу или их нам внушили великие учителя человечества?

Майкл Шермер: Попробуем сравнить этот процесс с взрослением. Ребенок рождается со способностью издавать звуки. Он начинает произносить свои “га-га” и “гу-гу” буквально с первых дней. Но это еще не язык. Общество, в котором ребенок окажется, определит язык, на котором ребенок станет говорить.
То же происходит с моральными качествами и поведением. Каждый человек рождается с набором моральных качеств. Но именно общество определит, какие поступки считать правильными или неправильными — когда нарушаются общепринятые в данной среде нормы поведения.
Я считаю, что человек рождается с предрасположенностью к этическому поведению и с моральными нормами, а общество детально корректирует эти способности.

Ирина Савинова: Прослеживали ли ученые эволюцию этических норм? Одинаковы ли моральные нормы во всех культурах или есть народы с более строгими этическими нормами или менее строгими?

Майкл Шермер: Среди других, я написал две книги, в которых рассматриваю эти вопросы: “Наука о добре и зле” и “Рассудок рынка”. Я проштудировал научные исследования в этой области, и действительно оказывается, что некоторые страны более справедливые и честные, чем другие. Механизм заложен участием в рыночных отношениях. В тех странах, что прошли школу рыночных отношений, понятия справедливости и честности имеют более высокую организацию. Их отношения с другими странами перешли через преграды недоверия и стали более крепкими. Этот феномен объясняется и в игре, о которой мы говорили ранее.
Две главные определяющие сегодня — религия и свободный рынок. Под воздействием религии и свободного рынка, предписывающими следование этическим нормам, люди становятся более честными и справедливыми.

Ирина Савинова: А страны?

Майкл Шермер: Можно проиллюстрировать мой ответ примером из нынешней экономики: Германия обоснованно потеряла доверие к Греции и выступила со строгим порицанием, объясняя экономические проблемы последней беззаботным отношением к государственному бюджету и непоследовательным соблюдением налоговой дисциплины. Вы, наверное, видели в новостях сюжет с плавательными бассейнами в Греции: оказалось, что только несколько сот владельцев согласились заплатить более высокие налоги на более дорогую недвижимость, в то время, как их в стране десятки тысяч. Понятно, что Германия потеряла доверие к способности греческого правительства управлять своей экономикой и высказалась за суровые меры.

Ирина Савинова: Майкл, вы назвали ли бы себя честным и справедливым человеком в отношениях с близкими?

Майкл Шермер: Думаю, что да. Не более и не менее, чем все остальные.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG