Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сколько стоит стать аборигеном (Камчатка)


Ярослав Мельник: На Камчатке резко выросло число аборигенов. Однако подавляющее большинство этих людей, среди которых есть русские и азербайджанцы, не имеют никакого отношения к коренным малочисленным народам Севера. Просто национальные меньшинства пользуются большими квотами при получении лимитов на вылов рыбы, а на Камчатке, примерно через месяц начинается главная лососевая путина. Поэтому резко выросло число родовых общин, члены которых никак не относятся к малочисленным народам, а используют статус для льготного лова рыбы. Этой проблемой озаботились сами коренные народы, которые просят власти Камчатки ужесточить правила регистрации родовых общин.

Не так давно, Камчатка была отнесена к зонам традиционного проживания коренных народов. После этого количество зарегистрированных общин коренных малочисленных народов Севера увеличилось в три раза. Дело в том, что аборигены могут теперь вылавливать много рыбы для нужд своих общин и на более льготных условиях, чем рыбопромышленные компании. Таким образом, и появилось большое количество родовых общин, которые действуют в интересах разных людей, а представители коренных национальностей там выступают только учредителями. Однако некоторые из них даже не знают, что их имена используются в корыстных целях, говорит вице-президент Ассоциации коренных народов Севера Камчатского края Елена Казанцева. Это выяснилось после письма из регистрационной службы, которое поступило в ассоциацию.

Елена Казанцева: Поступило два заявления от одной и той же женщины. Она хочет зарегистрировать две родовые общины. Этот случай был в Валюторском районе. Мы просим вашей помощи в том, чтобы проверить – на самом деле, эти люди, которые заявлены учредителем, знают ли они о том, что они являются учредителями этих общин. Мы звоним в Валюторский район. Выясняется, что это люди, оленеводы, которые находятся на пастбищах. Они и понятия не имеют о том, что они являются членами этих общин.

Ярослав Мельник: По словам Елены Казанцевой, удивительно, но факт - аборигенами нынче могут быть русские, украинцы, белорусы, а также армяне и азербайджанцы. По крайней мере, именно они рыбачат и работают в некоторых общинах. И какое отношения имеют к коренным народам - не понятно. Однако не только рыбные ресурсы являются целью лжеаборигенов. Как говорит Казанцева, существуют некоторые программы, дающие многочисленные льготы жителям крайнего севера.

Елена Казанцева: Люди надеются на то, что они с этих программ поддержки хоть какой-то кусок урвут, то есть получат те же моторы, лодки, машины и прочее. Но если у человека нет лимита, если у него нет участка и, соответственно, не будет рыбалки, то какие могут быть лодки и моторы. Соответственно, ничего они не получат по этим программам. Но все равно надеются, создают эти общины.

Ярослав Мельник: В Ассоциации коренных малочисленных народов уверяют, что минимум 60% существующих нынче родовых общин - откровенная подделка. Причем их промысел не имеет ничего общего с традиционным, когда делаются запасы на зиму. Лжеаборигены просто вырезают икру, и выбрасываю рыбу. Настоящие коренные народы уверяют, что не имеют ничего общего с такой варварской рыбалкой. И считают, что сложившаяся ситуация может привести к уничтожению лососевых запасов региона. Представители коренных народов просят власти ужесточить процедуры регистрации родовых общин, чтобы сохранить популяцию лосося на Камчатке.

XS
SM
MD
LG