Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Разговор с гостем Радио Свобода (Ростов-на-Дону)


Григорий Бочкарев: Сегодня у нас в гостях Витольд Абанькин, руководитель ростовской общественной организации "Путь к праву", бывший советский политический заключенный.

Вы занимаетесь правозащитной деятельностью уже много лет, еще с советских времен. А кто он такой – сегодняшний российский правозащитник? Что за человек?

Витольд Абанькин: Вообще, правозащитник – это диагноз. Это не профессия, это не работа – это диагноз. Это человек, который не может проходить мимо несправедливости, но добиться сейчас, тем более в России, справедливости – это очень и очень тяжело. Вот мне, если что-то удается, только с помощью СМИ – это газеты, телевидение, радио. А путем написания разных заявлений, жалоб, обращений – это редкие случаи. Вот я сегодня опять же получил очередной ответ-отписку из прокуратуры Ростовской области. Все хорошо, прекрасная маркиза.

Григорий Бочкарев: А как начиналась ваша правозащитная деятельность? Как произошло, что вы стали правозащитником?

Витольд Абанькин: Я сидел в лагерях в Мордовии, в Пермской области, во Владимирской тюрьме. Мы тогда защищали свои права – не чужие права, а свои. Естественно, если мы защищали свои права, то значит мы и защищали косвенно и чужие права. Вот, допустим, во Владимирской тюрьме, когда нас туда привезли, там кормили просто ужасно. У нас в лагерях готовили пищу верующие, баптисты, иеговисты, православные сидели. Поэтому у нас все закладывалось в котел. Когда приехали во Владимирскую тюрьму, мы сразу потребовали норму раскладки продуктов. Нам сказали, что эта норма секретная. Мы не имеем права ее знать. Ну, тогда мы связались с ворами. Через них отправили информацию на волю Сахарову. Мы закрутили голодовку протеста против того, что нас морят голодом, не дают нам то, что нам положено. Естественно, на Западе сразу поднялась буча. Возле советских посольств пикеты, митинги. Прилетела из Москвы комиссия. И сам начальник Владимирской тюрьмы, полковник Завьялкин, которого из ментов даже редко кто видел, это был Бог, он не ходил по тюрьме, по коридорам, не заглядывал в камеры, вот он сам раздавал нам черпаком обед. И пошло, и пошло. Естественно, стали писать жалобы по приговорам уголовников. Вот насколько мне известно, только 11 человек из Владимирской тюрьмы кого освободили, кому заменили тюремный на лагерный, кому снизили срок. Это по нашим жалобам. Уже мы были как бы правозащитники, но в узком понимании этого слова.

Григорий Бочкарев: Как вы думаете, нужны ли сегодня правозащитники? Заметна ли роль правозащитного движения в жизни современного российского общества?

Витольд Абанькин: Конечно, заметна. Вот я сейчас вхожу в общественный совет при ГУФСИН России по Ростовской области. Что это такое? Вот эти общественные советы созданы недавно по всей России для того, чтобы посещать места заключения по жалобам осужденных. И вот мы на днях были в двух колониях, на "двойке" были на Каменке, и в 15-м лагере это в Батайске. Там существует ряд проблем. Я не буду останавливаться на них. Мы решаем эти проблемы. Мы даже помогаем администрации. Потому что не всегда администрацию слышит управление, не всегда, а нас слышит, потому что мы напрямую связаны с Москвой. И вот нам удается решать. Уже власть обратилась за помощью к правозащитникам, создав такие общественные советы при ГУФСИН. Мало того, что я состою в общественной комиссии ГУФСИН по Ростовской области, так я еще председатель комиссии по контролю за соблюдением прав осужденных, надзорсостава и милиции. Ко мне могут обращаться и надзиратели лагерей и тюрем, контролеры, как их называют, могут обращаться милиционеры с жалобами.

Григорий Бочкарев: На ваш взгляд, почему в последние годы в современной России, демократическом по форме государстве, ширится правозащитное движение?

Витольд Абанькин: Вот это нонсенс. Потому что если бы у нас была демократия, если бы у нас соблюдались права человека, а права человека должны соблюдаться в первую очередь властью, а не какими-то правозащитниками, то и не было бы правозащитников. Если демократическая страна, в которой чиновники, власть имущие соблюдают Конституцию, соблюдают всеобщую декларацию прав человека, соблюдают свои же, ими же принятые законы, то отпадает надобность правозащитника. Они не нужны. А сейчас наоборот, становится все больше и больше правозащитников, потому что нарушения ширятся, множатся и уже доходит до парадоксов каких-то. Не просто нарушаются Конституция и законы, а вообще здравый смысл, логика, мораль.

XS
SM
MD
LG