Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Всерьез говорить о геях в России принято раз в год – когда они подают заявку на проведение парада, им отказывают, они выходят на улицу и их задерживают. В остальное время с ними тусуются в московских клубах, на них смотрят в американских сериалах, а про Элтона Джона с Борисом Моисеевым панк-группы сочиняют полные сарказма песни.

29 мая российские геи в пятый раз попытаются провести в Москве парад, в пятый же раз не санкционированный столичными властями. За пять лет содержание ежегодных дискуссий о геях и их парадах не изменилось, они начинаются с двух вопросов и ответов на них.

Зачем геям парад?

Зачем вообще геи существуют?

Парад – чтобы привлечь внимание к тому, как их оскорбляют чиновники, как не дают заключать браки и усыновлять детей.

Геи – потому что когда два человека друг друга любят, никого не должно касаться, какого они пола.

В очередной раз к этим вопросам и ответам можно добавить сотню дополнений и уточнений, но вновь эта дискуссия никого ни в чем не убедит.

Юрий Лужков по-прежнему не Бертран Деланоэ (мэр Парижа, который ежегодно участвует в местном гей-параде и законодательно борется за права геев и лесбиянок). Ни один российский политик-либерал до сих пор не озабочен дискриминацией геев так, как, например, Фолькнер Бек - депутат бундестага из Партии зеленых, который выступает против дискриминации сексуальных меньшинств в Германии, участвовал и в московском несанкционированном гей-параде в 2006 году, где был бит то ли омоновцами, то ли неонацистами, после чего был задержан милицией. Президент Медведев не обращается к электорату, как Барак Обама, к "американцам … гомосексуалистам и гетеросексуалам …".

И – главное – социологические опросы продолжают говорить о том, что большинство людей в России к гей-парадам относятся плохо. По-видимому, даже хуже, чем к санкционированным "Русским маршам" ультраправых, маршам согласных, сорокатысячным шествиям православных вместе с "Юными разведчиками" и к несанкционированным акциям несогласных. По крайней мере, о том, что дети могут увидеть на гей-параде, говорят чуть ли не с большим негодованием, чем о том, что они регулярно видят на этих мероприятиях. Или что видят, скажем, во время службы в армии или хотя бы в день сдачи ЕГЭ.

Дело тут не в том, что аргументы терпимых к геям людей неубедительны, фильмы о геях не красочны, фотографии с гей-парадов наводят тоску и ужас, а европейские политики - противники дискриминации секс-меньшинств оказались лицемерами. Все как раз наоборот.

Среди людей толерантных популярен тезис "подождем еще пять лет". Но можно предположить, что дело и вовсе не во времени ожидания, да и не в геях, а в шкале солидарности.

К пострадавшим от терактов, редких болезней, ошибок командиров-директоров-чиновников-милиционеров-следователей-врачей; к шахтерам, работникам ГЭС, сотрудникам обанкротившихся предприятий относятся с не намного большим вниманием, чем к геям. "А почему я должен смотреть на (геев, шахтеров, жертв чего бы то ни было, несправедливо осужденных предпринимателей - нужное подчеркнуть)" - вот самая стандартная реакция соотечественников в тех случаях, когда новости о чьей-либо беде все-таки добираются до телеэкранов. И, кстати, равнодушие это типично для всех, независимо от сексуальной ориентации.

Вероятно, подготовка к гей-параду начинается не с подачи заявки геями в международный день противостояния гомофобии, а, к примеру, с помощи бесланским детям и акций в поддержку шахтеров, с участия в выборах и создания независимых профсоюзов. Участвуют представители всех ориентаций. Дополнительные согласования не требуются.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG