Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Спустя пять лет после гибели Аслана Масхадова его семья надеется на то, что ей будет выдано его тело. Российские власти отказываются сделать это, ссылаясь на закон о борьбе с терроризмом. Подробности этих поисков рассказал в эфире Радио Свобода сын Аслана Масхадова.

"В отличие от российских властей, Аслан Масхадов обходился со своими противниками достойно. Во время войны 1994-1996 г.г. он, тогда начальник Генерального штаба вооруженных сил ЧРИ, специально останавливал боевые действия, чтобы российские войска могли собрать и похоронить трупы своих солдат, которых на улицах Грозного поедали бродячие собаки. Также известно много случаев, когда Масхадов безо всяких условий отпускал живыми и невредимыми российских военнопленных, за что ему сегодня благодарны сотни российских матерей".

Это выдержка из обращения семьи Аслана Масхадова к лидерам мировых конфессий. В эфире Радио Свобода документ прокомментировал сын Аслана Масхадова Анзор.

- После гибели Аслана Масхадова к его семье кто-то обратился из федеральных сил? Или семья обратилась к кому-то из федеральных сил или каких-то других представителей власти в Чечне?

- Никто к нам не обращался ни из Москвы, ни из Грозного. И их я бы слушать не стал, просто честь и достоинство не позволили бы с ними разговаривать... мы знали, что они нам тело не выдадут. Мы своего врага хорошо знаем, я сам воевал во время первой войны и знаю, к каким действиям они прибегали и прибегают сегодня... Я говорил своей семье: будьте готовы к тому, что нам его не выдадут. Мы обратились с жалобой в Страсбургский суд по правам человека. И по сегодняшний день люди работают над этой жалобой, рассматривают ее, но этот процесс затянулся.

- Минимальный срок рассмотрения дел в Страсбургском суде, как показывает практика, где-то пять лет. С момента убийства вашего отца прошло чуть более пяти лет. Но вы, тем не менее, обратились к российским властям - и, насколько я знаю, от вашего имени просьбу передали "Солдатские матери". Это была единственная ваша попытка?

- Да, единственная попытка. Потому что я не хотел прямо обращаться к Владимиру Владимировичу Путину. Он убийца моего отца и, как я сказал, честь и достоинство не позволили мне обращаться, я на поклон не пойду. Мы обратились через "Солдатских матерей", которых мы очень уважаем. Было обращение к патриарху Всея Руси от нашей семьи: ведь он человек религии, человек истинный. Мы через него хотели обратиться - и обратились - к властям, правительству, но никакого ответа, реакции на это не было. И буквально недавно я встречался с патриархом Грузии. Он сказал, что это противоречит религиозным законам, такой акт - невыдача тела. Все религии мира говорят, что тело должно быть погребено.

- Вы также обратились к участникам саммита религиозных лидеров мира, который проходил в Баку 26-27 апреля. Я процитирую небольшой абзац из этого обращения: "Руководство Российской Федерации, не удовлетворившись убийством, продолжает совершать это надругательство, добавляя таким образом к боли нашей утраты еще одну боль. При этом российские власти ссылаются на принятый Государственной думой Закон о терроризме, который противоречит и самой Конституции Российской Федерации, и тем более никак не вписывается в рамки общечеловеческой этики и морали, оскорбляет традиции и обычаи чеченского народа и необъясним с точки зрения любой религии". Лидеры мировых конфессий вас услышали?

- Услышать, наверное, услышали, но я не уверен, что они что-то сделают. Они зависимы от политики, проводимой своими государствами. То есть они будут молчать, ничего не сделают. Но это их право, сказать или не сказать. Однако религия говорит, что тело должно быть погребено. Почему они боятся сказать это?

Полный текст интервью с Анзором Масхадовым.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG