Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Заложников брать нельзя. Это отвратительно. Отвратительно, но заложников в России берут. В заложники берут бизнесменов, чтобы половчее осуществить рейдерский захват компании. В заложники берут юристов, чтобы половчее завести уголовные дела на их работодателей. Это отвратительно, но к этому мы привыкли и как-то даже почти смирились. Я только верю, что мы не смирились и не смиримся никогда с тем, что в заложники берут детей. На моей памяти детей в заложники брал только Шамиль Басаев в Буденновске и террорист по кличке Магас в Беслане. Теперь вот 25-го мая детей в заложники взяла сотрудница отдела по делам несовершеннолетних Автозаводского района города Тольятти госпожа Кожевникова.

Эта самая Кожевникова пришла 25-го мая к журналистке и левой активистке Галине Дмитриевой и, потрясая милицейским удостоверением, заявила, что хочет проверить, в каких условиях живут у журналистки Дмитриевой дети – мальчик двух с половиной лет и шестилетняя девочка. Осмотрев квартиру, Кожевникова постановила, что дети живут в антисанитарных условиях (играли и разбросали вещи), питаются в антисанитарных условиях (только что поели, и посуда была не мыта), спят в антисанитарных условиях (постельное белье у детей не новое). На этом основании Кожевникова заявила, что немедленно изымает детей из семьи, хотя никакого права изымать детей не имела без специального постановления.

Разумеется, Галина Дмитриева отдавать детей отказалась. Но с госпожой Кожевниковой пришло еще несколько милиционеров, и спорить с ними было трудно. Сошлись на том, что Дмитриева сейчас поедет в отделение милиции и напишет объяснительную записку про то, почему вещи разбросаны, посуда не мыта и простыни ветхие. Оставив детей на попечение друга своего и коллеги Юрия Короткова, Дмитриева поехала в отделение милиции писать объяснительную. Тут-то в квартиру Дмитриевой и ввалился еще один милицейский наряд. Короткова скрутили, а детей унесли на том основании, что мать, дескать, оставляет малышей без присмотра. Потом почти сутки Дмитриева искала своих детей по городским приютам и доказывала свое право забрать детей домой. В конце концов детей отдали.

"Не суйся на Автоваз", – посоветовал Короткову один из милиционеров.

Дело в том, что двумя днями ранее Дмитриева написала в местной газете "Город на Волге" заметку под названием "ВАЗ. Стратегия катастрофы". Дмитриева считает, что Волжский автомобильный завод намеренно ведут к банкротству и копеечной приватизации…

Но мне плевать на Волжский автомобильный завод. Мне плевать на то, права Дмитриева или нет в своем журналистском расследовании. Я даже готов признать, что журналистика – по определению опасная профессия, и журналисту не следует удивляться, если его изобьют, например, или будут звонить с угрозами. Так бывает. Журналистов и политических активистов бьют, сажают в тюрьмы, даже убивают иногда. Это ужасно. Это отвратительно. Однако же, так бывает.

Но брать детей в заложники – так не бывает! Детей брали в заложники только Шамиль Басаев и террорист по кличке Магас.

Я знаю, что милиция коррумпирована. Я знаю, что милиционеры воюют с оппозицией и выполняют заказы бизнес-структур. Это отвратительно, но я думал, у этого есть предел.

До вчерашнего дня я всерьез полагал, что никто в России не станет брать детей в заложники, если только шайтан не соберет по кусочкам взорванного Шамиля Басаева.

Я ошибался. В России снова берут в заложники детей. Только делают это теперь не международные террористы, а милиционеры.

Что следует делать с милиционером, который ведет себя как Шамиль Басаев?

Галина Дмитриева подала заявление в прокуратуру.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG