Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Африка в Париже


Париж. Квартал Барбес

Париж. Квартал Барбес

Разноязыкий говор, пестрые одежды, экзотические цветы и фрукты на прилавках днем, наркоторговля ночью… Это парижский район Барбес. Или, как его ещё называют, Гут д'Ор.

"Еженедельные поставки экзотических продуктов с Антильских островов, из Камеруна, Кот д'Ивуара, Сенегала", "Лучшие африканские ткани", "Королева Африки"… Вывески магазинов на улице Пуасонньер в квартале Барбес говорят сами за себя. 40 процентов местного населения – иностранцы. А значительная часть из оставшихся шестидесяти – иммигранты или дети иммигрантов.

Этот район называют Барбес из-за расположенного здесь одноимённого бульвара, названного в честь революционера 19-го века Армана Барбеса. Другое, более старое название – Гут д'Oр. По-французки это значит "золотая капля". Такого цвета было вино из местных виноградников.

До 1860 года Гут д'Ор был пригородом Парижа. В то время торговцы вином и алкогольными напитками платили налог на ввоз своих товаров в столицу. Здесь можно было выпить стаканчик подешевле. Действие романа Эмиля Золя "Западня" происходит именно здесь. В центре сюжета – питейное заведение "Западня".

Рассказывает Кристин Лёдезер из центра социальной помощи квартала Гут д'Ор:

– Здесь было много торговцев алкоголем. Парижане приезжали в такие пригороды за более дешёвыми напитками. В связи с этим здесь была развита проституция и т.д. И сегодня во многих подобных парижских кварталах эта традиция в какой-то мере сохранилась. В Гут д'Ор существует серьёзная проблема с наркоманией. Здесь достаточно крупный подпольный рынок наркотиков. Героин, крэк, марихуана...

По мнению Кристин Лёдезер, наркотрафик и проституция – следствие безработицы, от которой страдает молодёжь. Особенно тяжело темнокожим детям иммигрантов, которые зачастую подвергаются дискриминации при приёме на работу или при найме жилья.

"Запоздалые рабочие, с угрюмыми от голода лицами, огромными шагами мерили мостовую и заходили в булочную напротив. Около булочной находилась овощная лавка; в ней продавался жареный картофель и съедобные ракушки с петрушкой. Из лавки бесконечной вереницей выходили работницы в длинных фартуках; они выносили картошку в бумажных фунтиках или ракушки в чашках".

Так описывает квартал Гут д'Ор Эмиль Золя. Что изменилось с тех пор? Здесь все так же людно и здесь по-прежнему живут в основном бедняки. Правда, вместо ракушек с петрушкой и картошки уличные торговцы-индусы продают печёную кукурузу. В кафе готовят североафриканский кускус из баранины. А на перекрёстках молодые парни торгуют поддельными "Мальборо".

История района связана с иммиграцией с давних пор. В 19-м веке сюда приезжали французы из дальних провинций и бельгийцы. На рубеже 19-го и 20-го веков – евреи из Российской империи. В период между первой и второй мировыми войнами – выходцы из стран Северной Африки. Начиная с восьмидесятых годов – иммигранты из Чёрной Африки. И если раньше из Марокко и Алжира сюда попадали одни мужчины, чтобы заработав денег, вернуться домой к семьям, то начиная с восьмидесятых иммигранты приезжают целыми семьями. Барбес – это своего рода ворота во французское общество для иностранцев. Приехав во Францию, они едут именно в Барбес: здесь живут их дальние родственники и знакомые, которые могут поддержать и посоветовать, как поначалу устроиться в незнакомой стране.

– Здесь особая атмосфера. Встречаешься с разными людьми, представителями всех рас. Такая смесь. У меня здесь много друзей. И французы, и алжирцы, и африканцы, и поляки, португальцы... А сама я из Марокко, – рассказывает иммигрантка Кадижа, которая работает няней.

В 1991 году Жак Ширак, в то время мэр Парижа, говоря о квартале Гут д'Ор, произнёс ставшее знаменитым выражение "шум и запах". Это стало своего рода свидетельством того, что французские политики, которые вовсе не принадлежат к крайне правому лагерю, разделяют расистские взгляды. Жак Ширак рассказал историю вымышленного французского рабочего, который трудится, не покладая рук, чтобы прокормить семью. А его сосед-иммигрант живёт припеваючи на социальное пособие, размеры которого внушительны благодаря тому, что у соседа три или четыре жены и двадцать детей. "Прибавьте к этому шум и запах, и вы поймете, что французский рабочий может сойти с ума", – добавил Жак Ширак.

И шум, и запах в Барбесе есть. Для многих в них и заключается своеобразный шарм этого района. В витрине маленькой картинной галереи в самом сердце Барбеса висит яркий портрет жителей квартала кисти местного художника. Говорит Тьерри Риго, сотрудник галереи:

– На этой картине изображены африканцы, пакистанцы, французы гальского происхождения, азиаты. На заднем плане – Монмартр. Очень красочно. Цвета, которые вы видите, это цвета квартала. Цвета людей, которые здесь живут, или, например, цвета товаров, которые вы видите на прилавках торговцев фруктами и овощами. Мне не часто доводится путешествовать. А живя здесь, я как будто путешествую. Стоит пройти пятнадцать-двадцать метров, и ты в каком-нибудь магазинчике специй. Там запахи, цвета. Ведь там продают и тыквы-калебасы, и ткани, и множество африканских товаров."

(Сюжет из рубрики "Истории Запада и Востока" программы "Время свободы – дневной выпуск".)

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG