Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европа ужесточает финансовое урегулирование


Ирина Лагунина: Курс евро к доллару снижался в течение этой недели ежедневно. Одним из главных факторов стали опасения развития ситуации в Испании, где в конце прошлой недели Национальному банку пришлось взять под контроль один из региональных сбербанков.
Финансовые рынки особенно остро реагируют сегодня на любую информацию о проблемах банковских систем тех стран Европы, которые обременены большими долгами. После Греции речь идет об Испании, Португалии, Ирландии и Италии.
На этом фоне проект Европейской комиссии о создании в странах ЕС специальных антикризисных фондов за счет средств самих банков, представленный в Брюсселе в среду, вызвал противоречивую реакцию.
Подробнее об этом – в материале Сергея Сенинского...

Сергей Сенинский: ... Национальный банк Испании был вынужден взять под контроль один из региональных сберегательных банков – CajaSur - после того, как переговоры о его возможном слиянии с другим региональным банком завершились безрезультатно. Региональные сбербанки в Испании контролируются в основном местными властями.
Во время недавнего бума на местном рынке недвижимости, завершившегося крахом на фоне мирового финансового кризиса, сберегательные банки, по данным Национального банка Испании, предоставили девелоперам и строительным компаниям более половины всех привлеченных ими кредитов, общий объем которых превысил 450 миллиардов евро.
Как формировалась сама система сберегательных банков Испании, если сегодня на их долю приходится половина всех средств национальной банковской системы? Из Мадрида - президент Испанской конфедерации сберегательных банков Рамон Кинтас:

Рамон Кинтас: У сбербанков - давняя история. Она восходит к ломбардам, которые появились в Испании на рубеже 17-18 веков. Это были учреждения взаимопомощи бедноты. Кредиты они выдавали под залог, но – без взимания процентов. Поэтому людям было выгоднее обращаться к ним, чем к ростовщикам.
Сбербанки же, как таковые, появились уже в 19 веке. В отличие от обычных коммерческих банков, у них нет акционеров. Прибыль сберкасс начисляется их вкладчикам, а часть прибыли идет на общественные нужды – например, охрану природы и памятников старины, помощь инвалидам и так далее...
Сбербанки не взимают проценты за многие свои операции, или же их комиссионные ниже, чем у обычных коммерческих банков. Отсюда – их популярность у населения.
Традиционно сбербанки в Испании занимались частными сбережениями, кредитованием малого и среднего бизнеса, а также строительства жилья. За эти "социальные" функции своего бизнеса все 45 сберегательных банков страны пользуются налоговыми льготами. А их руководство выбирается из представителей политических партий, входящих в местные органы самоуправления – для контроля деятельности этих банков.

Сергей Сенинский: Национальный банк Испании говорит о дальнейшем укрупнении сбербанков за счет их слияния. Но, как считают некоторые эксперты, это означает, что власти тех или иных регионов фактически лишатся контроля над главными источниками финансирования региональных проектов. И потому у них нет интереса эти слияния поддерживать – в пользу властей других регионов. Сколь оправданными вам лично представляются такие оценки?

Рамон Кинтас: Я не думаю, что это имеет какое-то значение. Дело в том, что в одних случаях речь идет о слиянии сбербанков, действующих в одном и том же регионе. В других – о слиянии учреждений, работающих в регионах, где местные власти представляют одну и ту же политическую партию.
Кроме того, сбербанки, как правило, сами находят себе партнеров, исходя при этом из соображений взаимной выгоды. Ну, а политики уже договариваются о распределении полномочий и влияния...

Сергей Сенинский: В Испании только что завершила работу миссия Международного валютного фонда. В довольно жестком заявлении по итогам этой работы МВФ отмечает, что Испании, чтобы не оказаться в положении Греции, крайне необходимо провести, во-первых, реформу трудового законодательства; во-вторых, реформу государственной пенсионной системы (включая повышение пенсионного возраста в стране до 67 лет); и в третьих, ускорить консолидацию банковской системы.
Эти три задачи вы лично расположили бы в том же порядке по значимости или в другом?

Рамон Кинтас:
Я абсолютно с ним согласен. И это естественно: ведь эксперты МВФ составляли свои рекомендации с учетом мнения ведущих экономистов самой Испании.
Мы тоже считаем, что самое главное для страны сейчас – реформа рынка труда. Дело в том, что в Испании увольнение работников обходится бизнесу чрезвычайно дорого – пособия по увольнению слишком велики. Поэтому, особенно - в условиях кризиса, работодатели предпочитают не рисковать – то есть не открывать новые предприятия, не создавать новые рабочие места. Ведь они знают, что если новый проект окажется неудачным, они могут разориться на одних только выходных пособиях. Вот почему и предлагается сделать увольнение работников более дешевым.
Пенсионная система тоже нуждается в переменах. В Испании довольно часто людей отправляют на "досрочную" пенсию – на 10-13 лет раньше установленного пенсионного возраста, то есть 65-ти лет. Администрация, особенно в бюджетных организациях, зачастую избавляется таким образом от неугодных ей работников и политических оппонентов, чтобы на их место взять более сговорчивую молодежь. Если с такой практикой будет покончено, одно это значительно оздоровит всю систему социального обеспечения. О самом же пенсионном возрасте пока много спорят...
Ну, а консолидация банковской системы поможет лучше контролировать финансовую систему страны, и, соответственно, избегать кризисов в будущем...

Сергей Сенинский: В четверг, 27 мая, нижняя палата парламента Испании с перевесом всего в один голос одобрила представленную правительством программу мер экономии государственных расходов. Они включают, в частности, сокращение в среднем на 5% зарплат госслужащих, начиная с 1 июня и с последующим их "замораживанием" - как и большинства пенсий, с будущего года, а также в целом государственных инвестиций. Кроме того, еще в начале недели депутаты обеих палат испанского парламента решили сократить собственные базовые зарплаты на 10%, а избираемые власти региональных муниципалитетов – до 15%.
В минувший вторник сходную программу экономии госрасходов – в целом на сумму, превышающую 1,5% ВВП страны – одобрил парламент Италии. Причем более половины общего сокращения расходов, как предполагается, придется на региональные и местные бюджеты.
В Португалии правительство договорилось с лидерами оппозиции о совместных действиях по сокращению дефицита бюджета. Они включают, в частности, сокращение зарплат политических деятелей и высокопоставленных чиновников на 5%, а также повышение ставок налогов на добавленную стоимость, подоходного и налога на прибыль. 20 мая правительство одобрило эти меры.
Интересно, что, по оценкам аналитиков инвестиционных банков Европы, тот самый антикризисный фонд на 750 миллиардов евро, который недавно было решено создать в Европейском союзе, в принципе может полностью покрыть все текущие долговые обязательства Греции, Испании, Португалии, Италии и Ирландии, вместе взятых, в течение ближайших трех лет - до конца 2012 года.
Договорившись о пожарных мерах, в Европейском союзе обсуждают теперь более долгосрочные. Суть их сводится к созданию весьма объемных резервных фондов за счет средств самих участников финансовых рынков – банков и финансовых компаний. Чтобы, случись новый кризис, спасать их уже не за счет средств налогоплательщиков.
В среду, 26 мая, предложение Европейской комиссии о создании сети национальных антикризисных фондов за счет средств самих банков представил руководитель ведомства комиссии по финансовому контролю Мишель Барнье. Но это – лишь одна из обсуждаемых ныне мер ужесточения финансового регулирования в Европе. Из Мюнхена – президент Баварского финансового центра Вольфганг Герке:

Вольфганг Герке: Существует много разных предложений, как обязать финансовые учреждения, особенно - банки, вносить свою лепту в предотвращение финансовых кризисов. И больше всего спорят о так называемом "налоге на трансакции". Он касается не только банков, но и других финансовых институтов, в том числе страховых компаний или инвестиционных фондов. И может быть распространен на любые финансовые операции.
Проблема заключается в том, что такая мера затронет не только спекулянтов, но и любого человека, который, например, перечисляет какую-то сумму в пенсионный фонд для своей будущей пенсии. Более того, стоит этому фонду, что бывает довольно часто, в интересах своих же вкладчиков провести какую-то финансовую операцию, - вновь придется платить...
Другое предложение - ввести так называемый "налог на финансовую активность". Речь идет о налогообложении прибыли банков, например, от их сделок с ценными бумагами на финансовых рынках, а также всякого рода бонусов и сверхвысоких доходов некоторых работников самих банков. Тем самым государство создало бы своего рода барьер для их чрезмерной алчности.
Наконец, третье предложение - об определенных именно банковских отчислениях в специальный фонд. Естественно, что такой резервный фонд должен быть задействован в случае, если банк окажется в ситуации, грозящей ему банкротством. Здесь самым главным мне кажется то обстоятельство, что финансовые институты будут просто обязаны увеличить свой базовый капитал. Что, естественно, облегчает участь государственного бюджета, формируемого в основном за счет денег налогоплательщиков, - выделять, как сейчас, деньги чуть ли не каждый раз, когда у банков возникают серьезные проблемы. И, во всяком случае, банки должны будут сами обезопасить себя от разного рода рисков...

Сергей Сенинский: Многие эксперты говорят о том, что эффективность введения такого нового сбора для банков во многом зависит от того, будут ли подобные меры приняты и в других регионах мира, а не только в Европе...

Вольфганг Герке: Само по себе введение такого налога, на мой взгляд, не представляет большой сложности, особенно, если речь идет о банках, базирующихся, скажем, в Германии.
А вот эффект от применения любых налогов, касающихся международных финансовых трансакций, представляется сомнительным. Здесь уловок – более чем достаточно. Например, зачем, будучи в Германии, производить некие финансовые трансакции именно через Франкфурт? С помощью компьютера сделку можно провести и через Лондон, и через Wall Street в Нью-Йорке...
В современном глобальном бизнесе вводить подобный налог только в Европе или в какой-то отдельной стране - бессмысленно. В считанные секунды финансовые площадки могут сменить свой адрес. Другое дело, если, например, такие меры однозначно примут все страны G20. Тогда еще можно рассчитывать на какой-то эффект. Но его не будет вовсе, если такие меры в одностороннем порядке принять, например, в Германии...

Сергей Сенинский: Из крупнейших стран Евросоюза предложение Европейской комиссии поддержала – в принципе - Германия. Министерство финансов Германии предлагает собирать взносы банков в такой резервный фонд – для спасения, если возникнет необходимость, самих же банков - примерно на одним миллиард евро ежегодно.
Франция и Великобритания пока высказались против. Их аргументы сводятся к тому, что в финансовой сфере называют "моральным риском". То есть риском того, что меры, направленные на предотвращение неких рискованных действий, способны повысить вероятность возникновения таких действий.
Обсуждение будет продолжено на саммите стран Европейского союза в середине июня. А если Европе удастся прийти к некоему общему решению, его представят на саммите G20, который пройдет в конце июня в Канаде...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG