Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конференция доноров для Мило Джукановича. Или Четыре года независимости Черногории


Ирина Лагунина: На днях Черногория отметила свою четвёртую годовщину независимости. 21. мая 2006 года граждане страны вышли на референдум, и большинство из них проголосовали за выход республики из союза с Сербией...
Сегодня Черногория быстрыми шагами проводит евро-атлантическую интеграцию, надеясь вскоре вступить в НАТО и до конца года получить статус кандидата в Европейский союз.

Айя Куге: Руководство Черногории восхваляет успехи, достигнутые после приобретения независимости: в течение этого периода в страну влилось 3 миллиарда евро иностранных инвестиций, заработная плата возросла вдвое, политическая ситуация в стране стабильная, и Черногория подходит всё ближе к вступлению в Европейский союз.
Однако, черногорская оппозиция и активисты неправительственных организаций критически относятся к этим данным, утверждая, что часть успехов - лишь показуха.
Но на самом деле, что изменилось в Черногории с приобретением независимости, что является её главным успехом? С этими вопросами я обратилась к черногорскому независимому аналитику Стево Муку.

Стево Мук: Черногория показала, что в состоянии поддержать свою самостоятельность и независимость, способна сама решать свою судьбу, определять внутреннюю и внешнюю политику. Эти четыре года показали, что независимость для Черногории была не авантюрой, а стратегически положительным решением. Особенно важно то, что мы сняли с повестки дня обременяющий нас долгое время вопрос: оставаться ли в союзе с Сербией, или нет. Снимая этот вопрос как приоритетный, Черногория получила возможность заниматься на самом деле животрепещущими для страны вопросами – уровнем жизни, экономикой, демократией, правами человека.

Айя Куге: Однако для наблюдателя со стороны может показаться, что Черногория - необыкновенное государство, единственное в своем роде в Европе. Двадцать лет без перерыва там правит одна и та же партия - Демократическая партия социалистов, выросшая из Союза коммунистов Черногории времён социализма. На днях в стране прошли выборы в местные органы власти, и снова социалисты одержали убедительную победу. Её лидер, сорокавосьмилетний Мило Джуканович, уже два десятилетия является то президентом, то премьер-министром Черногории, и редки были изменения в персональном составе руководства правящей партии и страны. Кто-то даже утверждает, что в Черногории создана практически однопартийная система – то есть оппозиция не имеет никаких шансов.

Стево Мук: Нет сомнения, что в течение этого десятилетия полностью стерлась граница между государством и партией. Правда, Демократическая партия социалистов в начале 90-х годов отреклась от своих коммунистических традиций, но по сути сохранила ту же технологию власти. Позже Мило Джуканович стал предводителем борьбы за независимость Черногории, несмотря на своё прошлое. Его поддерживает международное сообщество, прежде всего, Евросоюз и США, которые в рядах черногорской оппозиции не находят никого, кто бы мог заменить его. Однако не только этот факт является причиной такой "долговечности" Джукановича. Черногория всё ещё глубоко разделена на два блока, разделенные по линии отношения к независимости страны. Мало кто из выступавших за независимость в состоянии сейчас голосовать за оппозиционные партии, ранее выступавшие против государственного суверенитета. Тот факт, что мы как общество и государство не имеем опыта смены власти на выборах, глубоко негативно отражается на развитии демократии и демократической политической культуры.

Айя Куге: Но тем временем Черногория считается страной, которая с невероятной скоростью выполняет условия для вступления в Евросоюз. В конце 2008 года она подала заявку на вступление, а весной нынешнего уже успела ответить на требования Брюсселя, состоящего из списка в примерно 4 с половиной тысячи вопросов – а это условие для получения статуса кандидата ЕС. Как Подгорице удалось достичь такого невероятного прогресса? Вот ответ черногорского юриста и политолога, директора неправительственной организации "Центр гражданского образования" Далиборки Ульяревич.

Далиборка Ульяревич: Надо делать разницу между технической и содержательной сторонами ответа на вопросы Брюсселя. На техническом уровне Черногория действительно достигла невероятного прогресса – начиная от включения в работу разных международных организаций, и заканчивая выполнением основных требований для вступления в НАТО и ЕС. Однако намного тяжелее и длиннее будет процесс внедрения европейских ценностей и стандартов – а в этом мы, к сожалению, не далеко продвинулись вперёд. Это станет видно на следующем этапе, когда скорость прогресса может значительно замедлиться.

Айя Куге: У Черногории плохая слава государства, где царит коррупция и организованная преступность, утверждает Ваня Чалович из черногорской неправительственной организации МАНС, расследующей коррупцию и преступный бизнес.

Ваня Чалович: Плохая слава у нас, прежде всего, потому, что наши власти в этой области мало что делают для конкретного результата. Лишь в последнее время органы правосудия начали заниматься случаями коррупции, и то на самом низком возможном уровне – коррупции в администрации. А случаи посерьёзнее всегда откладываются в долгий ящик полиции или прокуратуры, или судебные процессы затягиваются до бесконечности с вынесением, в конечном итоге, оправдательных приговоров. С тех пор, как началось давление Европейской комиссии с целью показать результаты в борьбе с коррупцией, черногорские власти размахивают какой-то положительной статистикой, хотя все мы знаем, что результатов нет. Одна из главных причин такой ситуации: Черногория является единственной на Балканах страной, в которой со времён введения многопартийной системы власть в результате выборов не менялась. Те же структуры, которые управляли республикой во время войны и санкций, когда процветала контрабанда и остальные виды преступлений, остались на прежних местах. Поэтому и сложилась ситуация, что вся государственная система является заложницей интересов отдельных людей на руководящих постах. Каждая попытка расследования каналов коррупции или организованной преступности на высших уровнях, довела бы до этих людей на верхушках власти. Вот это причина, почему у нас нет результатов.

Айя Куге: С какими основными проблемами сталкивается сейчас Черногория?

Ваня Чалович: Главная проблема – бедность и безработица, а коррупция является и одной из причин, и одним из последствий такой ситуации. Согласно официальным данным, кстати, уже устаревшим, одна треть населения находится ниже черты абсолютной бедности, на грани голода. Ещё треть – под серьёзной экономической угрозой. Есть и небольшое число людей, которые нажились во время переходного периода, и Черногория на первом месте в регионе по углублению пропасти между 10% бедных и 10% самых богатых. Есть огромное расслоение в уровне жизни и по районам страны. На севере люди живут намного хуже, чем в центральных и южных районах. На юге, на побережье, до сих пор большинство людей жили на доходы от туризма. Но при налете иностранцев, особенно русских, многие продали свою недвижимость. Деньги от продажи вкладывались в квартиры в городах, которые тяжело сдать в аренду. А часть потратили на рискованные инвестиции. Неизвестно также, каким будет туристический сезон. Раньше Черногория пыталась делать ставку на элитный туризм, а теперь рекламирует 7 дней отдыха на море за 77 евро!
В Черногории большинство крупных предприятий не работают, а остальные находятся перед угрозой закрытия. Эти предприятия приватизированы так называемыми "стратегическими партнёрами". Оказалось, что это люди, скрывающиеся за оффшорными компаниями – они или российские олигархи в сомнительным капиталом, или черногорцы, прячущие своё имущество в экзотических странах, чтобы скрыть происхождение своего капитала.

Айя Куге: Неоднократно на международном уровне звучали обвинения в адрес черногорского руководства, которое подозревалось даже в связях с иностранными мафиозными кругами. В Европе было проведено несколько официальных расследований на эту тему, но судебного эпилога они не получили. Черногорского лидера Мило Джукановича подозревали в Италии как руководителя группы, которая в девяностых годах занималась контрабандой сигарет, причем в крупных размерах. Но год назад судебное расследование против него было заморожено, под предлогом, что у премьер-министра Черногории есть политический иммунитет. На днях влиятельная британская газета "Индепендент" объявила список самых богатых политиков мира. Лидер маленькой Черногории с населением в шестьсот тысяч человек Джуканович оказался на 20 месте, и его богатство оценено в 15 миллионов долларов. А многие в балканском регионе утверждают, что это богатство и вовсе в десять раз больше. Есть ли основания для таких подозрений?

Ваня Чалович: На основе официальных данных, на основе декларации о доходах и имуществе, которую предоставил господин Джуканович, он является относительно бедным человеком. До недавнего времени он даже имел зарплату ниже зарплаты его супруги. Больше всего зарабатывает его сын, которому брат отца, черногорский бизнесмен с неясным происхождением капиталов, подарил офисные помещения под аренду. Никто, я подчеркиваю, никто в Черногории не верит данным об имуществе Джукановича. Это абсурдно, что кто-то, находящийся на высокой государственной должности, предоставляет такие данные. Ведь согласно этим официальным бумагам, господин Джуканович живёт довольно плохо – он в течении 20 лет в политике заимел лишь одну квартиру. Британский "Индепендент" не первый, кто объявил информацию о его богатстве. Были статьи об этом и в региональной прессе. Была информация о том, что Мило Джуканович имеет тайные счета в банках на Кипре и в Швейцарии, просочились даже номера этих счетов. Однако ничего конкретного против него не предпринято. Поэтому могу утверждать лишь то, что, к сожалению, официально наш премьер-министр почти на грани бедности. Мы даже обсуждали возможность организовать конференцию финансовых доноров, которые бы ему обеспечили нормальные жизненные условия.

Айя Куге: Это было мнение директора неправительственной организации МЕНС из Подгорицы Вани Чалович.
XS
SM
MD
LG