Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президент Обама отчитывается о мерах правительства для преодоления последствий разлива нефти


Ирина Лагунина: 930 миллионов долларов на сегодняшний день потратила компания Бритиш Петролеум на преодоление последствий нефтяного разлива. В день, когда БП удалось временно заблокировать – и не известно, полностью ли, - нефтяную скважину в Мексиканском заливе, президент США Барак Обама созвал пресс-конференцию. Ее главной темой стал разлив нефти во всех его аспектах. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Так называемая большая пресс-конференция – особый формат общения главы государства с журналистами. Она дает возможность выяснить, какова точка зрения президента по самым разным вопросам, и потребовать от него отчета в действиях, которые он предпринимает. Президент пользуется случаем, чтобы изложить принципы своей политики и склонить общественное мнение в нужную ему сторону.
Президентские пресс-конференции – давняя традиция. Начало ей положил 28-й президент Вудро Вильсон. Вопросы тогда задавались в письменном виде. Журналистов часто просили не ссылаться на главу государства. Мастером неформального общения с прессой был Франклин Рузвельт. За свои 12 лет в Белом Доме он провел около тысячи пресс-конференций. Первую пресс-конференцию, показанную по телевидению, провел Дуайт Эйзенхауэр.
Барак Обама как будто не избегает журналистов. Тем не менее, предыдущую пресс-конференцию он провел 308 дней назад. Вопросов к нему накопилось много, но катастрофа в Мексиканском заливе была доминирующей темой. В своем вступительном слове он сообщил в последних событиях и рассказал о планах правительства.

Барак Обама: Вчера федеральное правительство утвердило план процедуры под названием top kill c тем, чтобы попытаться остановить утечку. Скважина будет заблокирована буровым раствором высокой плотности, который предотвратит дальнейший разлив нефти. Учитывая сложность этой технологии и глубину, на которой происходит утечка, процедура не гарантирует успех. Но мы пробуем любую разумную стратегию для спасения Залива от загрязнения, которое в противном случае будет продолжаться, пока не будут готовы вспомогательные скважины, а этот процесс может продлится несколько месяцев.
Американский народ должен знать, что с самого начала этого бедствия федеральное правительство начало проводить ответные меры. Насколько мне известно, ответственность за это ужасающее бедствие несет BP, и мы потребуем от них полного отчета от имени Соединенных Штатов, а также от имени тех, кто пострадал в результате этой трагедии. Мы потребуем, чтобы они заплатили каждый цент, потраченный на ликвидацию причиненного ими ущерба, заплатили за горькую утрату, ставшую следствием их действий. Мы и впредь будем в полной мере использовать уникальные технологии и профессиональные знания, которыми они располагают, чтобы остановить эту утечку.
Однако не стоит заблуждаться: BP работает под нашим руководством. Каждое ключевое решение и действие, которое они предпринимают, должны быть предварительно одобрены нами. Я назначил адмирала Тэда Аллена, у которого в послужном списке почти четыре десятилетия работы по ликвидации последствий подобных катастроф, национальным координатором. И если он приказывает BP сделать что-либо в целях борьбы с бедствием, компания юридически обязана подчиниться. К примеру, когда они сказали, что будут бурить одну перехватывающую скважину, мы потребовали продублировать этот план и велели им пробурить две. И они бурят две.
Разрабатывая стратегии прекращения утечки, мы опираемся на самые светлые головы и самые продвинутые технологии всего мира. Мы полагаемся на команду ученых и инженеров наших собственных национальных лабораторий и многих других стран, команду во главе с министром энергетики США и Нобелевским лауреатом, физиком Стивеном Чу.
Мы рассчитываем также на помощь экспертов, которые уже имели дело с нефтяными разливами в других концах света, хотя ни один из них не был столь серьезным испытанием.

Владимир Абаринов: Президент перечислил уже принятые решения, касающиеся бурения на шельфе.

Барак Обама: Во-первых, мы приостановим запланированные изыскательские работы на двух участках побережья Аляски. Во-вторых, мы отменим договоры аренды на добычу нефти в Мексиканском заливе и вблизи берегов Виргинии. В-третьих, мы продлим действующий мораторий и приостановим выдачу новых разрешений на бурение глубоководных скважин сроком на шесть месяцев. И в-четвертых, мы остановим бурение 33 глубоководных скважин, к которому уже приступили в Мексиканском заливе.

Владимир Абаринов: По словам Барака Обамы, его правительство использует для борьбы с бедствием все доступные ему технологические и интеллектуальные ресурсы.

Барак Обама: Этот разлив нефти - беспрецедентное бедствие. Тот факт, что источник утечки находится на глубине в 1600 метров, куда не может проникнуть ни одно живое существо, делает чрезвычайно трудным ее остановку. Но мы полагаемся на каждый ресурс и каждую идею, каждого эксперта и каждый элемент технологии, которые помогли бы остановить разлив. Мы готовы использовать идеи откуда угодно, лишь бы остановить его.

Владимир Абаринов: Только что опубликованный доклад генерального инспектора Министерства внутренних дел – федерального ведомства, отвечающего за разработку минеральных ресурсов и сохранность природы – вскрыл многочисленные факты коррупции при рассмотрении вопросов о выдаче лицензий и контроле за соблюдением условий их выдачи. Президент не обошел и этот вопрос.

Барак Обама: Ликвидируя последствия, мы в то же время предпринимаем спешные меры к тому, чтобы катастрофа, подобная этой, больше никогда не повторилась. Как я уже говорил, добыча нефти здесь, в Америке – это существенная часть нашей энергетической стратегии в целом. Но эта добыча должна быть безопасной. В последние месяцы я слышал жалобы на слишком настойчивое государственное регулирование. И я думаю, мы все должны признать, что бывали времена в истории, когда правительство выходило за пределы. Но в данном случае слишком тесные и зачастую коррумпированные отношения нефтяной индустрии с чиновниками правительства привели к слишком слабому регулированию или отсутствию всякого регулирования. Когда министр внутренних дел Салазар вступил в должность, он обнаружил, что управление минеральных ресурсов годами разъедала коррупция. Это учреждение отвечало не только за выдачу лицензий на добычу, но и должно было контролировать исполнение закона при добыче. Факты коррупции, изложенные в недавнем докладе генерального инспектора, можно описать лишь словом "ужасающие".

Владимир Абаринов: По мнению многих, Белый Дом и администрация Обамы в целом отреагировали на катастрофу в Заливе запоздало. Однако президент с этой оценкой не согласился.

- Многим людям в Заливе, тем, кто, как вы сказали, раздражен, разочарован и чувствует себя брошенным на произвол судьбы, - что вы скажете им относительно вашего личного участия в решении проблемы, конфиденциальном или публичном?

Барак Обама: В тот самый день, когда буровая платформа была разрушена и затонула, я провел в Овальном кабинете первое совещание по этой проблеме. Те, кто думает, что мы реагировали медленно, не сознавая срочность проблемы, просто не знают фактов. Проблема стала нашим приоритетом с самого начала этого кризиса.
Лично меня информировали каждый день, и я, вероятно, провел по этой проблеме больше совещаний, чем по какой бы то ни было другой, за исключением афганской. Мы с самого начала сознавали потенциальный масштаб кризиса и действовали соответственно.

Владимир Абаринов: Вопреки заверениям президента о том, что правительство использует все возможности и лучшие экспертные силы мира, журналисты указали ему на примеры, когда мировой опыт ликвидации нефтяных разливов был отвергнут.

- Вы говорите, что все, что могло быть сделано, было сделано. Но среди представителей пострадавших районов и среди экспертов есть те, кто утверждает, что это неправда. В частности, эксперты говорят, что они удивлены тем, что на место катастрофы не были направлены танкеры, которые собирали бы нефть, как это было сделано в 1993 году в Саудовской Аравии. И наконец, конечно же, мы имеем факт, что 17 стран предложили нам свою помощь, но принята эта помощь была только от двух стран, Норвегии и Мексики.
Как вы можете говорить, что все, что могло быть сделано, было сделано, если все эти эксперты и все эти должностные лица утверждают, что это неправда?

Барак Обама: Если вопрос заключается в том, исполняем ли мы свою задачу идеально, ответ будет: "Конечно, нет". Всегда есть возможность действовать лучше. Если вопрос заключается в том, оцениваем ли мы любую идею и принимаем решение исходя из того, какой вариант действий мы считаем наилучшим, ответ будет: "Да".

Владимир Абаринов: Президенту напомнили и о том, что он сам еще совсем недавно был энтузиастом глубоководного бурения.

- За несколько недель до катастрофы платформы BP вы призвали к расширению бурения на шельфе. Сожалеете ли вы сегодня об этом решении?

Барак Обама: Я по-прежнему верю в то, что сказал тогда. Добыча нефти на американской территории – важная составная часть нашего энергетического баланса. Она должна стать частью нашей энергетической стратегии в целом.

Владимир Абаринов: По самым последним данным, за последние дни рейтинг Барака Обамы стабилизировался на уровне примерно 47 процентов. Такова доля американцев, оценивающих деятельность президента положительно. Почти столько же недовольных его политикой.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG