Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пятилетка Ходорковского-Лебедева


Михаил Ходорковский по пути из автозака в зал суда.

Михаил Ходорковский по пути из автозака в зал суда.

Ровно пять лет назад Мещанский суд Москвы закончил оглашать приговор по первому уголовному делу в отношении Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Совладельцы ЮКОСа были признаны виновными в мошенническом присвоении акций одного из предприятий, злостном неисполнении решения суда и неуплате налогов. Бизнесменов приговорили к 9 годам лишения свободы, Московский городской суд позже снизил наказание до 8 лет.

В марте прошлого года новое дело в отношении Ходорковского и Лебедева начал рассматривать уже Хамовнический суд Москвы. На этот раз бывших совладельцев ЮКОСа обвиняют в хищении 350 миллионов тонн нефти, присвоении акций и легализации преступно нажитых средств. Есть ли принципиальная разница между двумя процессами?

Первый приговор в отношении Михаила Ходорковского и Платона Лебедева Мещанский суд Москвы оглашал 12 дней. Все это время у здания суда дежурили журналисты, в чрезвычайно маленький зал попасть могли далеко не все желающие, а неподалеку митинговали сторонники и противники бывших совладельцев ЮКОСа. Впрочем, то, что оправдания не будет, стало понятно в первый же день оглашения приговора. Только одно из предъявленных бизнесменам обвинений - в подделке документов - суд посчитал недоказанным.

О том, что против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева прокуратура намерена возбудить новое уголовное дело, стало известно уже во время оглашения первого приговора: Генеральная прокуратура сообщала тогда, что речь идет о легализации преступно нажитых средств, однако позже этот эпизод стал второстепенным, и в Хамовнический суд Москвы прокуроры пришли с обвинениями в хищении 350 миллионов тонн нефти, то есть всей той нефти, которую ЮКОС добыл в период с 1998 по 2003 год. Адвокат Михаила Ходорковского в первом процессе Генрих Падва, как и многие другие юристы, эти обвинения называет абсурдными. При этом он отмечает некоторые принципиальные различия между двумя судебными процессами:

- Я могу говорить о принципиальной разнице в позиции защиты. Сейчас она более правозащитная, не формально-юридическая. Видимо, поняв, что в чисто правовом поле добиться чего-либо очень трудно, новая бригада адвокатов решила использовать больше правозащитных доводов, чем раньше. Сам Ходорковский несколько по-другому ведет себя в процессе, разоблачает не просто огрехи следствия. В какой-то момент, видимо, все мы вместе и Ходорковский в частности поняли, что это бесполезно, что это был глас вопиющего в пустыне, когда мы говорили просто о формальных нарушениях, о том, что нет доказательств, что доказательства искажаются, что приписываются несуществующие показания свидетелям и так далее. Я вообще более оптимистично сейчас смотрю на этот процесс. Если результат того процесса был нам совершенно ясен и предрешен, и мы бились, в общем-то, не столько за результат в приговоре, сколько за то, чтобы общественности стала известна правда, то теперь есть косвенные данные о том, что суд несколько иначе относится к обвинениям. Кроме того, само обвинение - в краже нефти - еще более абсурдно, чем тогда.

Адвокат Елена Липцер (она и в первом процессе представляла интересы Платона Лебедева) обращает внимание на другие аспекты нового судебного разбирательства:

- Платон Леонидович и Михаил Борисович находятся под стражей, можно сказать, за двумя решетками. В первом процессе хоть какие-то шансы на освобождение можно было хотя бы предполагать. А сейчас понятно, что они, во-первых, отбывают назначенный приговор Мещанского суда. Плюс к этому им, на мой взгляд, совершенно незаконно еще избрана мера пресечения в виде заключения под стражу по новому обвинению. Обвинения по этим двум делам, конечно, разные. Однако мы уже неоднократно говорили, что те, которые рассматриваются Хамовническим судом, относятся частично к тому же периоду, по которому был вынесен приговор Мещанским судом. Кроме того, в обвинениях фигурируют одни и те же юридические лица. При этом приговор Мещанского суда состоялся по статье 199-й - уклонение от уплаты налогов с организаций, а сейчас та же самая нефть фигурирует как украденная. То есть их дважды судят фактически за одно и то же деяние, только по-разному его квалифицируют, что совершенно недопустимо... Стоит отметить, что на этот раз в суде нам созданы более благоприятные условия: например, мы можем пользоваться техникой, чего у нас не было, к сожалению, в Мещанском суде. И судья, на мой взгляд, в большей степени пытается соблюсти видимость равенства сторон, дает высказаться, не прерывает защиту, не прерывает наших подзащитных. Однако в основных и самых значимых ходатайствах защиты суд отказывает. Поэтому, на мой взгляд, нарушение права на справедливое судебное разбирательство, права на защиту, на равенство сторон в судебном процессе, уже имеет место и во втором процессе тоже, - говорит Елена Липцер.

Наблюдатели практически единодушно сходятся в том, что во втором процессе против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева сохраняется интрига, поскольку вряд ли кто-то сейчас решится однозначно предсказать исход дела. Во-первых, вот-вот появится решение Европейского суда по правам человека по корпоративной жалобе ЮКОСа. И хотя непосредственного отношения к Ходорковскому и Лебедеву она не имеет, решение коллег из Страсбурга может существенно повлиять на решение Виктора Данилкина, председательствующего в процессе по новому делу бывших совладельцев ЮКОСа. Кроме того, многие ждут рассмотрения по существу жалобы Михаила Ходорковского, связанной с разбирательством в Мещанском суде, так как Страсбургский суд довольно давно признал эту жалобу приемлемой.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG