Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто заплатит за ульяновские взрывы?


Отголоски взрыва в Ульяновске слышны до сих пор.

Отголоски взрыва в Ульяновске слышны до сих пор.

В Ульяновске у жителей домов, пострадавших в результате взрывов на военном арсенале в ноябре прошлого года, возникли проблемы с получением компенсации. Сумма ущерба составила около 200 миллионов рублей. Различные повреждения получили 450 многоэтажных жилых домов и полторы тысячи частных домов, а также 14 школ, 17 детских садов, 9 больниц, поликлиник и около 50 магазинов.

Раиса, жительница многоэтажного дома в микрорайоне Верхняя терраса в Ульяновске, вспоминает:

– Было страшно. Как при землетрясении трясло весь дом. Я говорю, слава богу, строителям спасибо, дом крепкий сделали. И потом уже соседка говорит – выходите. Паспорта взяли и вышли на улицу. В чем были, так и пошли. Богу молились, чтобы Верхняя терраса (название микрорайона. - РС) вся не взорвалась.

Это интервью было записано после крупной аварии на предприятии "31-й арсенал Военно-морского флота", где 13 ноября прошлого года из-за пожара в цеху утилизации боеприпасов сдетонировали эти боеприпасы. Всего тогда взорвалось около 120 тонн снарядов. В результате аварии погибло двое пожарных, а через 10 дней во время разминирования - еще 8 военнослужащих. Позже в больнице скончалась работница завода "Арсенал". Ударная волна от взрывов распространилась на 7-10 километров, от нее пострадали 450 многоквартирных и 1,5 тысячи частных жилых домов в Заволжском районе, а также школы, детсады, больницы, магазины. Ущерб городу оценили примерно в 200 миллионов рублей.

Взрывом выбило стекла в окнах домов, покорежило балконные и оконные рамы, двери. Зияющие окна сначала закрыли полиэтиленовой пленкой, которую в некоторых домах можно видеть и сегодня. Местная власть и частные фирмы помогли людям заново застеклить окна, но это максимум, на что хватило денег. Министерство обороны, которое еще в январе обещало выделить более 200 миллионов рублей на ликвидацию последствий аварии, средства до сих пор не перечислило.
По сути, когда мы судимся с государством, одна из ветвей власти - судебная власть -противостоит обычному гражданину. Поэтому она и стоит на страже государственных интересов

Люди, которые живут за пределами военного городка, но чье жилище пострадало от взрывов, начали в массовом порядке обращаться в суд с исками к "Арсеналу". Только так оказалось возможным возместить хоть часть материального ущерба.

Пенсионерке Таисии Харченко повезло – она смогла полностью отсудить стоимость новых балконных рам, которые поставила накануне взрыва, но только потому, что предъявила в суде договор с организацией-подрядчиком:

– Первый раз, когда ставили рамы, выбило у нас все три окна, и ремонт мы делали уже за свой счет. 23900 рублей нам насчитали за ремонт. Мы судились.

Пенсионерка София Усаева оказалась менее удачливой, балконные рамы ей устанавливал частник в неофициальном порядке за 23 тысячи рублей. По суду удалось вернуть только 15 с половиной тысяч:

– Мне устанавливал рамы сосед, за 23 тысячи. Ни документа, ничего. Кто знал, что будет взрыв? Я просто пошла ему навстречу. Сумму 15500 рублей назвала независимая экспертная комиссия, которая, не приходя ко мне домой, по фотоснимку определила, что это не алюминиевые рамы, а оцинкованное железо, а оно стоит дешевле. Но ведь я заплатила 23 тысячи, я ведь не обманываю!

У тех, кто брался отсудить у "Арсенала" деньги за причиненный жилью ущерб, осталось впечатление, что суд благоволит военным и старается сэкономить бюджетные деньги, говорит София Усаева.

Ульяновский адвокат Исхак Набиуллин находит такое объяснение позиции суда:

– По сути, когда мы судимся с государством, одна из ветвей власти - судебная власть - противостоит обычному гражданину. Она фактически стоит на страже государственных интересов. По опыту я знаю, что с властью судиться всегда тяжело.

От взрывов на военных складах "Арсенала" пострадали тысячи людей. Те, у кого были деньги, предпочли сделать ремонт за свой счет, не надеясь на государство. Около 200 человек обратились в суд с исками к "Арсеналу" и свои процессы выиграли. Говорит судебный пристав-исполнитель Заволжского района Ульяновска Ольга Алеева:
У нас бывает так, что в законе что-то написано, а механизма возмещения этих расходов нет. Поэтому закон и виснет в воздухе

– По искам граждан необходимо взыскать 3 миллиона 427 тысяч рублей, исполнительные листы поступают ежедневно. Производство по 99 искам окончено, то есть люди уже получили 1 миллион 700 тысяч рублей.

Ожидается, что первые победы граждан в судебных процессах против "Арсенала" подвигнут других людей обратиться в суд за возмещением материального вреда. Но людям вовсе не пришлось бы защищать себя в суде, если бы в России соблюдался закон о промышленной безопасности, считает адвокат Исхак Набиуллин.

– Деятельность таких учреждений, как "Арсенал", должна быть застрахована. И тогда вообще вопросов бы не было, люди бы не ломали голову, к кому обращаться с иском – они обращались бы к страховым компаниям. Например, автомобиль – источник повышенной опасности, его по закону обязывают застраховать, независимо от того, двигается этот автомобиль или стоит в гараже. А здесь оружие, которое обладает поражающими свойствами, – и не страхуется ответственность! Это вообще дикость! - возмущается адвокат.

Сложность судебных процессов для граждан связана с тем, что им приходиться доказывать размер причиненного ущерба. По закону о государственной судебной экспертной деятельности суд имеет право назначить экспертизу, расходы по которой впоследствии взыскиваются с проигравшей стороны. Но ульяновский суд так поступает в единичных случаях, а в основном - просит самих граждан заказать и оплатить работу эксперта по оценке ущерба, что недешево. Получается, люди идут в суд, потому что у них нет денег на ремонт, а суд предлагает им найти деньги на экспертизу, да и то без гарантии успеха. Говорит прокурор Заволжского района Ульяновска Петр Пронько:

– У нас бывает так, что в законе что-то написано, а механизма возмещения этих расходов нет. Поэтому закон и виснет в воздухе. Люди вынуждены, чтобы быстрее пройти судебную процедуру, обращаться к частным специалистам. Тут надо выбирать самому истцу, что для него важнее...

Суды также не принимают исков к Министерству обороны, а ведь именно министерство – владелец "Арсенала" и всех взлетевших на воздух боеприпасов. Поэтому общественная организация "Правовой фонд" готовит коллективный иск к Минобороны от имени 60 пострадавших. Исполняющий обязанности начальника "31-го арсенала ВМФ" Андрей Гордеев комментировать ситуацию отказался.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG