Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Георгий Мирский – об инциденте у берегов Газы


Георгий Мирский

Георгий Мирский

Главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, специалист по арабо-израильским отношениям полагает: нынешние события в Средиземном море едва ли способны привести к новой большой войне на Ближнем Востоке. Вместе с тем, трагедия в очередной раз показала: процесс мирного урегулирования зашел в тупик.

Инцидент у берегов Газы произошел, когда власти Израиля с помощью подразделений морской пехоты пытались предотвратить прорыв морской блокады сектора Газа караваном судов, на борту которых находились пропалестински настроенные активисты из разных стран. После того как многократные предупреждения израильской береговой охраны не дали результата, силы морского спецназа израильской армии начали операцию по установлению контроля над судами. На самом крупном из них - "Мави Мармара", принадлежащем турецкой неправительственной организации IHH, находилось более 600 человек. По различным данным, на борту корабля "Мави Мармара" были убиты 10 человек, около 30 получили ранения и были доставлены в больницы Израиля. 5 военнослужащих израильской армии получили тяжелые колотые и огнестрельные ранения. Ответственность за трагедию, по мнению представителей израильского руководства, лежит исключительно на организаторах этой акции, а именно - на турецкой организации IHH.

Главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, автор многих работ по проблематике арабо-израильского конфликта Георгий Мирский в интервью Радио Свобода высказал предположение, почему в создавшейся ситуации власти Израиля воспользовались силовыми методами:

– Это повторение прошлого. Скажем, в позапрошлом году в Газе произошла жуткая история, когда израильские войска ворвались туда. Было множество жертв, разрушений. Но ведь этому предшествовало несколько месяцев беспрерывных обстрелов израильской территории палестинскими ракетами. Палестинцы знали прекрасно, что рано или поздно Израиль нанесет удар. Тем не менее они продолжали посылать эти ракеты, которые ничего не давали, но действовали таким образом, что рано или поздно Израиль, конечно, должен был бы ответить.

Вот и сейчас те люди, которые организовали этот морской караван, прекрасно знают: израильский солдат обучен таким образом, что при малейшем сопротивлении он прямо стреляет на поражение без всяких разговоров. Все это было известно. Также было известно, что израильское правительство – а тем более такое, которое сейчас находится у власти, правительство Нетаньяху и Либермана – ни за что на свете не допустит прорыва блокады. Потому что если представить себе, что вот эти корабли пришли бы и разгрузились в Газе без предварительного досмотра со стороны Израиля, это означало бы создание прецедента. И тогда уже нельзя исключать, что многие другие корабли потянулись бы из разных мест в Газу. А там, с точки зрения Израиля, могло бы быть оружие. Поэтому израильтянам ни в коем случае нельзя было допускать прорыва блокады.

Это все было известно. Тем не менее палестинцы на это пошли. Я не думаю, что Турция была инициатором всего этого: она, видно, просто примкнула к этой операции, инициатором которой, конечно, был ХАМАС. А турки примкнули, потому что сейчас в стране все-таки, как ни говори, исламистское правительство. Оно, правда, умеренное, ничего общего с экстремистами и террористами, конечно, не имеет; но, тем не менее, чтобы продемонстрировать свою солидарность с мусульманским миром, Анкара, начиная с позапрошлогодних событий в Газе, все более и более сознательно охлаждает свои отношения с Израилем.

– То, что попытка прорвать морскую блокаду сектора Газа произошла накануне встречи Барака Обамы с Нетаньяху - это случайное совпадение?

– Может быть, это и учитывалось как-то. Но если бы и не было такой встречи, то все равно рано или поздно такая попытка была бы предпринята. Дело в том, что если смотреть с точки зрения ХАМАС, они политически выиграли, конечно, в пропагандистском, пиаровском отношении... Сейчас Израиль изолирован во всем мире: кроме США, никто его не поддерживает. Да и в США уже отношение к Израилю далеко не такое однозначное, как было раньше. Среди населения - да. 70 процентов населения, согласно опросам, поддерживают Израиль. Но в политических кругах – и, между прочим, в еврейских организациях – отношение к правительству Нетаньяху изменилось.

В Израиле всё это знают – и сознательно идут на обострение. Нет выхода. Там говорят: если мы будем идти на дальнейшие уступки, что мы получим? Мы ушли из Южного Ливана – получили "Хезбаллах" с ракетами. Мы ушли из Газы – получили ХАМАС с ракетами. Если мы уйдем с Западного берега и там будет создано Палестинское государство, то под обстрелом новых ракет, которые Иран может послать в Палестину, окажутся и Тель-Авив, и Хайфа, и, может быть, израильские атомные установки и т. д. Зачем же на это идти?

Я уверен, что если сейчас провести в Израиле опрос, подавляющее большинство людей безусловно поддержат действия, которые предприняла израильская армия. Палестинцы – я в данном случае говорю скорее о ХАМАС; я не знаю, в какой мере тут можно говорить о Западном береге, о Махмуде Аббасе, о ФАТХ, они к этому не причастны, – ХАМАС ведет себя именно так, как должна себя вести для того, чтобы укрепить свою репутацию единственного стойкого и непримиримого борца против империализма и сионизма. С их точки зрения, эта акция – логичный поступок. А то, что при этом гибнут люди, это никогда и никого у них не останавливало.

– Каковы могут быть последствия инцидента?

– Худшие последствия могли бы быть такими: начинается новая интифада – причем, на этот раз не только взрывы смертников-шахидов, но и обстрел ракетами. Со стороны Газы от ХАМАС, а может быть, в самом худшем варианте, и "Хезболлах" каким-то образом сможет свои ракеты направить. Вот это было бы самое худшее. Но, естественно, никакой большой войны тут быть не может. Арабские государства уже достаточно навоевались с Израилем и знают, что из этого получается. И что остается? Ну соберутся сейчас, естественно, арабские государства; Лига арабских государств сделает очень резкое, жесткое заявление. Но ведь все это уже было. Все, что произошло - это дежавю. Ничего нового тут нет. Это просто еще раз подчеркивает тот тупик, в котором оказался ближневосточный мирный процесс. Никакого выхода пока что не видно. Потому что, даже если оставить в стороне этот эпизод, по основным вопросам – статус Иерусалима, еврейские поселения на Западном берегу, граница, судьба палестинских беженцев – позиции сторон диаметрально противоположны. Неслучайно в этом году стороны хотели провести конференцию в Москве – и отказались, потому что каждый будет повторять свое...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG