Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Кинообозрение” с Андреем Загданским



Александр Генис: В сегодняшнем выпуске “Кинообозрения” мы с ведущим этой рубрики Андреем Загданским обсудим чрезвычайно туго закрученный шведский триллер, который надолго привлек к себе внимание ко всему привыкшей американской аудитории.

Нильс Оплев “Девушка с татуировкой дракона”
Niels Oplev, “Girl with a Dragon Tato”.

Андрей Загданский: Шведский фильм “Девушка с татуировкой дракона” - экранизация детектива Стига Ларсена с тем же названием. Детективов в этом фильме, собственно говоря, два - мужчина и женщина. Главный герой - Майкл Блюмквист. И Блюмквист это, конечно же, подумал я, когда смотрел фильм - псевдоним. Так прозвали журналиста его коллеги за замечательные детективные способности и умение разгадывать криминальные корпоративные тайны. Теперь мало кто помнит, наверное, шведскую книгу Астрид Линдгрен “Приключения Калле Блюмквиста”. В свое время это была очень популярная детская книга, и я помню ее до сих пор хорошо. Речь в ней идет о мальчике, Калле Блюмквисте, который живет в маленьком провинциальном городке, и так мечтает стать детективом, что в конечном счете разгадывает тайну убийства, которое произошло в этом городке. Фильм начинается с того, что герой проигрывает суд. Его судят за диффамацию, публикацию в газете ложной, компрометирующей информации о крупном шведском бизнесмене и его, якобы, нелегальной деятельности. Денежный штраф и тюремное заключение на полгода – вот, что ждет нашего героя Майкла Блюмквиста. Пока он обсуждает с друзьями свое неопределенное будущее и вполне определенные проблемы, которые ждут газету, в которой наш Блюмквист работает, кто-то собирает информацию о Майкле. Этот кто-то, второй герой фильма, очень мало похож на агента секретной службы, этот кто-то одет по готической моде - в высоких сапогах на шнуровке, с булавками в бровях и в носу, с коротко стриженными черными волоками и внимательными, холодными, такими же черными глазами. Это Лизбет - вторая главная героиня фильма.

Александр Генис: И самое оригинальное создание Стига Ларсена. Потому что детективы отличаются друг от друга не сюжетом, конечно, а самим образом детектива – того, кто разгадывает тайну. Его можно не любить, его можно ненавидеть, но весь интерес, конечно, в том, насколько он способен держать криминальный сюжет, как это делает Шерлок Холмс, Пуаро или мисс Марпл. Во всяком случае, они - центр притяжения. И Стиг Ларсен придумал новый центр притяжения - эту страшную девушку-панка, которая меня пугает до ужаса.

Андрей Загданский: Мне она понравилась. Лизбет в начале фильма работает как сыщик, как сборщик информации для компании, которая заказала информацию о Майкле Блюмквисте. Когда клиент, наконец, получает заказанное досье на Майкла Блюмквиста, он спрашивает Лизбет ее личную точку зрения о герое. Лизбет заявляет, с лаконичной решимостью панка, что Майкл чист, его подставили, дали ему заведомо ложную информацию, чтобы его скомпрометировать и увести со следа, по которому он шел. Цитата вольная. Столь положительная рекомендация приносит свои плоды. В Рождественскую ночь Майклу звонит человек и предлагает ему работу детектива. Самое подходящее время: в газете Майкл уже не работает, но в тюрьме еще не сидит. Работодатель - один из самых богатых и влиятельных индустриалистов Швеции - просит Майкла помочь найти убийцу его любимой племянницы, которая исчезла после большого семейного сбора на острове близ Стокгольма. Вероятно, была убита. Произошло это в 1966 году. Майкл принимается за работу, и мы погружаемся в сложную, интенсивную перипетию семейных тайн, опасного прошлого и не менее опасного настоящего. Между тем, наша Лизбет, которая продолжает следить (вероятно, просто из столь понятного человеческого любопытства) за Майклом, но, в основном, за его компьютером (из панков получаются очень хорошие хаккеры), проходит со стойкостью солдата через свои собственные чудовищные испытания. Дело в том, что у Лизбет некоторое криминальное прошлое и она находится под наблюдением опекуна. И опекун ей попался исключительно неудачный - насильник, садист и негодяй. С этим опекуном связаны самые интенсивные сцены в фильме, которые должны стать предвестником еще большего насилия под конец. Но трудно побить в жестокости изнасилование опекуном Лизбет и потом не менее жестокое изнасилование Лизбет своего опекуна. Мне особенно понравился эпизод мести Лизбет, финал, когда она сначала садимизирует связанного опекуна с помощью какого-то пластмассового баклажана, а потом делает на его груди татуировку с помощью электрической иглы: “Я - насильник и свинья”. Превзойти такую интенсивность трудно.

Александр Генис: Вообще, конечно, фильм глубоко декадентский, и все эти довольно дикие сцены насилия в такой нарядной и красивой Швеции кажутся мне абсолютно излишними. Однако, что в этом фильме меня привлекло, так это не идиотская, как всегда в детективах, история бесконечных насилий, семейных тайн, каких-то нацистских секретов, а пейзажи. И вот это сделало фильм типично шведским. Вот эта северная ясная красота, я бы сказал, блондинистые пейзажи Швеции, соотносятся как-то с бергмановским кино.

Андрей Загданский: С бергманосвским и с северным кино соотносятся не только пейзажи, но замечательно соотносится готическая жестокость этого фильма. Если вы вспомните “Шепоты и крики” Брегмана, то, пожалуй, стены насилия в этой картине куда интенсивнее, чем все то, что вам предстоит увидеть в “Девушке с татуировкой дракона”, во всяком случае, не в натуралистическом, а в драматическом, психологическом смысле. Так что в жестокости и насилии детективы состязаются с высоким искусством, и тут еще неизвестно, кому принадлежит пальма первенства. Итак, Лизбет приходит на помоешь Майклу в расследовании детективной истории и, конечно же, они вместе докапываются до сути исчезновения молодой женщины. Картина, с моей точки зрения, сделана умелой и очень профессиональной рукой, герои лишены голливудского глянца и выглядят достоверно-неприглядно, тоже еще одно характерное качество серверного европейского кино, датского или немецкого - пористая кожа, некрасивые лица. В фильме есть неспешность хорошего детектива, столь же неспешная, как и шведская речь (во всяком случае, такой кажется она нам, темпераментным носителям русского языка). Все сходится, все тайны раскрыты, за исключением одного, несколько надуманного эпизода, все психологические мотивировки работают. Мне кажется, что это идеальный фильм для большого, трансатлантического перелета. Конечно, если в самолете нет маленьких детей.



XS
SM
MD
LG