Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперты – о новом этапе в деятельности Страсбургского суда


Европейский суд по правам человека завален исками.

Европейский суд по правам человека завален исками.

1 июня вступает в силу 14-й протокол к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Он позволит реформировать деятельность Европейского суда по правам человека и значительно упростить процедуру рассмотрения жалоб, поступающих в Страсбургский суд. Что это означает для россиян и для самого Страсбургского суда?

Примерно четверть жалоб, ежегодно поступающих в Европейский суд по правам человека, написаны россиянами. В 2008 году, согласно докладу Страсбургского суда, Россия занимала первое место по количеству поданных жалоб. Срок рассмотрения их постоянно увеличивается. 14-й протокол значительно упрощает процедуру рассмотрения жалоб, говорит Сергей Насонов, кандидат юридических наук, эксперт Независимого экспертно-правового совета:

– Протокол вводит несколько новых правил. Ранее комитет из трех судей мог принимать решение только о приемлемости или неприемлемости жалобы. Теперь по тем делам, по которым существует устойчивая прецедентная практика Европейского суда, комитет может принять решение по существу. И это, мне кажется, искоренит повторение нарушений прав человека, которые существуют во многих странах, в том числе в России. Если будут типичные ситуации, Европейский суд просто будет штамповать решения по этой категории дел и Россия будет вынуждена их исполнять. Важно также, что появляется новый критерий приемлемости жалоб. Он состоит в том, что ущерб, причиненный гражданину нарушением его прав, должен быть значительным и эта значительность теперь должна быть обоснована в жалобе, которая направляется в Европейский суд. Так что 14-й протокол, с одной стороны, усложняет задачу заявителей, потому что нужно теперь еще одно новое обстоятельство указывать в жалобах, направляемый в Европейский суд, но, с другой стороны, он создает механизмы для ускорения рассмотрения жалоб Европейским судом.

Конечно, значительность ущерба – понятие оценочное, а не какое-то формализованное, которое можно описать в той же самой конвенции или в прецедентной практике Европейского суда. Поэтому во многом решение будет зависеть от судей, которые будут оценивать этот критерий. И невозможно заранее предсказать, в каком случае ущерб будет признан значительным, а в каком нет. Я думаю, что с этим связан один из тех подводных камней, которые создает 14-й протокол. Если все остальные критерии приемлемости в определенной степени предсказуемы, то с этим возникают проблемы. Кроме того, основной массив жалоб отсеивается на самых ранних этапах, и тот факт, что расширены возможности признания жалоб неприемлемыми, теперь дает судье возможность признать жалобу таковой единолично. Все это, конечно, повлечет определенные сложности для наших заявителей, – прогнозирует Сергей Насонов.

А вот как оценивает вступление в силу 14-го протокола Европейской конвенции по правам человека Тамара Морщакова, судья Конституционного суда в отставке:

– В действительности произошло, наконец, то, что должно было произойти давно. До последнего времени Россия была единственным государством, входящим в Совет Европы, которое протокол не ратифицировало. Что значит ратификация 14-го протокола для России? Прежде всего, она таким образом подтверждает, что является достойным членом международных соглашений и соблюдает свои обязательства. Что касается Европейского суда, то теперь на пути к реформированию процедур в Европейском суде не будет абсолютно никаких препятствий. И это как раз та выгода, которую вместе с Россией получает одновременно вся Европа.

– А есть ли тут какие-то минусы?

– Для тех, чьи дела будут рассматриваться в Европейском суде, с моей точки зрения, есть только плюсы. Потому что процедура станет более быстрой. Хотя когда наш парламент не ратифицировал в свое время этот протокол, он ссылался на то, что какие-то решения в Европейском суде будет принимать судья единолично, в то время как мы в России привыкли к коллегиальному рассмотрению, что было чистой неправдой, потому что судебные процедуры во всех российских судах, за исключением судов высокого уровня, осуществляются именно судьей единолично.

Профессор Высшей школы экономики Федор Шелов-Коведяев уверен, что ратификация 14-го протокола не только упрощает процедуру принятия жалоб в Страсбургском суде, но и выгодна России:

– Я бы прежде всего отметил позитивный характер этого решения для сограждан. Потому что они получают значительно более простую процедуру для обращения в Европейский суд. Надеюсь, что это будет позитивным моментом и для развития наших внутренних судебных процедур, поскольку в принципе страна не должна быть заинтересована в том, чтобы Страсбургский суд был завален исками. Так же, как и сам Страсбургский суд в этом не заинтересован, потому что если вал обращений будет слишком большим, невозможно будет в достаточно динамичном режиме рассмотреть все дела. Это решение должно послужить общему улучшению внешнего облика России, который теперь принято называть "имиджем во внешнем мире".

– Почему Россия так долго не ратифицировала 14-й протокол?

– Здесь было несколько обстоятельств. Одно из них, насколько мне известно, было связано с опасениями и судейского сообщества, и наших бюджетораспорядителей, что эта упрощенная процедура приведет к тому, что возникнет множество выигранных нашими гражданами исков, которые необходимо будет, в том числе, финансово компенсировать. Вероятно, теперь наши официальные структуры считают, что они справились с кризисом, денег у нас опять достаточно и, соответственно, граждане могут рассчитывать на компенсацию своего материального и морального ущерба, – говорит Федор Шелов-Коведяев.

Сейчас рассмотрения своих жалоб в Страсбургском суде россияне ждут в среднем от пяти до восьми лет. Эксперты надеются, что вступающий в силу 14-й протокол позволит значительно сократить эти сроки.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG