Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грозит ли европейским банкам кризис?


Ирина Лагунина: Европейским банкам предстоит в ближайшие полтора года списать безнадежных долгов почти на 200 миллиардов евро, и риски расширения долгового кризиса в экономике Европе остаются высокими, предупредил в начале недели Европейский центральный банк в очередном докладе.
На следующий же день курс евро к доллару упал до минимума за четыре последних года, а стабильность европейской финансовой системы, как ожидается, станет одной из главных тем на встрече министров финансов стран G20, которая открывается в пятницу в южнокорейском городе Пусан.
Тему продолжит Сергей Сенинский...

Сергей Сенинский: ... Резко увеличившиеся дефициты бюджетов стран Европейского союза могут еще больше удорожить любые новые заимствования на финансовых рынках. А это неизбежно затормозит восстановление экономического роста в регионе, предупреждает Европейский центральный банк в очередном докладе о финансовой стабильности еврозоны. Под вопросом оказываются новые источники финансирования и для самих банков.
Только до конца будущего года европейским коммерческим банкам предстоит списать безнадежных долгов на 195 миллиардов евро. А в целом объем таких списаний в Европе за период с 2007 по 2010 год Европейский центральный банк оценивает в 515 миллиардов евро. Для сравнения – это чуть ли пять годовых бюджетов Европейского союза... Из Германии – руководитель департамента стратегии инвестирования итальянского банка UniCredit Корнелиус Пурпс:

Корнелиус Пурпс: Это означает, что банкам потребуется новый капитал, так как денежная масса, которой они оперируют и без которой они просто не могут работать, значительно сократится. При этом возникают тревожные сообщения, что многие банки сталкиваются с трудностями в поисках новых источников средств.
Другими словами, нарастают опасения, что государство вновь будет вынуждено вмешаться, чтобы обеспечить банки необходимой ликвидностью и базовым капиталом. Но, как мне представляется, до такой экстремальной ситуации дело все же не дойдет, и европейским банкам удастся своими силами исправить ситуацию...

Сергей Сенинский: По данным Организации экономического сотрудничества и развития, долговое бремя крупнейших банков Европы (как отношение заемных средств к собственному капиталу) - почти вдвое больше, чем у крупнейших банков США или Великобритании. Хотя эти страны в гораздо большей степени были затронуты финансовым кризисом из-за краха рынков недвижимости, чем страны еврозоны...
Руководитель отдела экономических исследований ассоциации Creditreform, крупнейшего в Германии бюро кредитных историй юридических лиц, Михаэл Бретц:

Михаэл Бретц: В Соединенных Штатах правительство оказало огромную финансовую помощь пострадавшим от кризиса крупным ипотечным агентствам - таким как Freddy Mac и Fanny May, а также крупнейшим банкам. Но при этом многие более мелкие, в том числе региональные банки и финансовые компании разорились.
В Европе, слава Богу, до закрытия банков дело пока не дошло. И, очень надеюсь, не дойдет... Хотя некоторые крупные банки даже в Германии тоже оказались в весьма сложной ситуации.
В целом, на мой взгляд, пока не похоже, что банковская система Европы в обозримом будущем столкнется с очень серьезными трудностями. Кредиты, выдаваемые Греции и, возможно, некоторым другим странам еврозоны, застрахованы гарантиями правительств и Европейского центрального банка. И, Во всяком случае, их скоординированные акции могли бы предотвратить наихудший сценарий...

Сергей Сенинский: На Европейский центральный сегодня давят с двух сторон. Некоторые банки настаивают на том, чтобы он еще больше расширил меры поддержки финансовой системы еврозоны – в частности, выкупал бы сам еще больше государственных и частных облигаций. А, например, руководители центральных банков Германии и Италии призывают к обратному - свернуть эти меры господдержки в кратчайшие сроки.
Сколь, на ваш взгляд, разрешима эта дилемма, стоящая перед Европейским банком, в принципе и – в ближайшее время?

Михаэл Бретц: С этой дилеммой нам придется жить еще какое-то время... Конечно, уступая давлению и выкупая государственные облигации стран, оказавшихся в сложной финансовой ситуации, Европейский центральный банк частично поступается собственной беспристрастностью.
Мы считаем, что подобные действия банка - допустимы, но они должны быть четко ограничены – как по времени, так и по объемам. Иначе все финансовое бремя в итоге будет переложено на плечи европейских налогоплательщиков.
Прямой задачей Европейского банка является стабильность банковской системы Европы и надежности единой европейской валюты, а рискованные сделки – это удел частных инвесторов. Однако свои прямые обязанности Европейский банк может исполнять, лишь будучи полностью независимым в своих решениях и действиях..

Сергей Сенинский: Летом прошлого года, на волне финансового кризиса, Европейский центральный банк выдал коммерческим банкам еврозоны льготных и однолетних кредитов почти на 450 миллиардов евро. Срок их погашения истекает в конце июня. И некоторые эксперты отмечают, что найти новые средства для погашения этих долгов многим банкам еврозоны будет сегодня особенно трудно – ведь заемные средства постоянно дорожают.
В какой мере вы разделяете такие оценки? Корнелиус Пурпс, банк UniCredit, Мюнхен:

Корнелиус Пурпс: Не думаю... Большинство крупных банков уже сейчас вполне может обеспечить себя необходимой ликвидностью. Другое дело – более мелкие банки: для многих из них единственная надежда – это поддержка Европейского центрального банка.
Ну, а с погашением взятых в прошлом году кредитов у европейских банков вряд ли возникнут трудности. Во-первых, они загодя готовились к их погашению. А во-вторых, сам Европейский центральный банк, во избежание негативных последствий, уже дал понять, что готов отсрочить выплату этих долгов - поэтапно до конца октября. Так что у банков есть еще немало времени, чтобы обеспечить себя необходимой ликвидностью...

Сергей Сенинский: Месяц назад Европейский центральный банк не только начал выкупать гособлигации некоторых, "проблемных" стран еврозоны, но и возобновил предоставление банкам региона льготных 6-месячных кредитов.
Банки же, получив их, зачастую тут же переводят эти деньги на собственные депозиты в Европейском банке. Кстати, то же самое происходило, особенно в прошлом году, и в России. В результате эти деньги до реальной экономики или до других, более мелких банков просто не доходят...

Корнелиус Пурпс: Эта проблема не столь остра, как представляется на первый взгляд. Ведь фактически объемы ликвидности на европейском финансовом рынке превышает необходимые.
Конечно, Европейский центральный банк хочет, чтобы часть этих средств направлялась в реальную экономику. Но, с другой стороны, сам же Европейский банк призывает коммерческие банки расширять кредитование предельно осмотрительно. И получается, что, вопреки своему желанию, сам же Европейский банк создает определенное напряжение на рынке кредитования.
Этим и объясняется отчасти, почему банки предпочитают держать свободную ликвидность на собственных счетах в самом Европейском банке – ведь они и доступ к ним имеют в любое время, и одновременно неплохо на этом зарабатывают, так как проценты по этим счетам весьма для них выгодны. В целом же такая ситуация отнюдь не представляет пока опасности для европейской экономики.
Но представим экстремальный сценарий: что – теоретически – может случиться, если большая часть из этих примерно 350-ти миллиардов евро в течение короткого времени превратится в кредиты и вольется в реальную экономику Европы? – Тут же подскочат цены!.. Поэтому задача Европейского центрального банка – следить за тем, чтобы распределение массы временно свободных денег было сбалансированным, снижая тем самым инфляционные ожидания...

Сергей Сенинский: Из города Нойсс – руководитель отдела немецкой ассоциации Creditreform Михаэл Бретц:

Михаэл Бретц: Конечно, это всегда проблематично, когда предоставленные деньги уходят совсем в иные сферы, чем предполагалось. С другой стороны, таким образом деньги оказываются в безопасности относительно каких-либо рисков...
Но, бесспорно, такие действия банков являются неким злоупотреблением доверия. И, частично, во всяком случае - в Германии, являются одной из причин, почему частным лицам вновь стало значительно труднее получить необходимые им кредиты...

Сергей Сенинский: Курс евро к доллару упал во вторник до минимума за четыре последних года. И главной причиной аналитики в один голос называют растущие опасения участников рынка относительно устойчивости банковской системы еврозоны. Они еще больше усилились после того, как в минувшую пятницу агентством Fitch был снижен на одну степень суверенный кредитный рейтинг Испании.
Львиная доля всех долгов, как государственных, так и частных, таких стран как Греция, Испания, Италия и Португалия приходится на банки Франции и Германии – двух крупнейших экономик еврозоны.
А те 750 миллиардов евро финансовой помощи для предотвращения расширения в еврозоне долгового кризиса, о которых лидеры стран Евросоюза предварительно договорились 9 мая, покрывают в принципе на два с половиной ближайших года лишь государственные долговые обязательства Греции, Испании, Португалии и Ирландии. Но они не покрывает, разумеется, долгов частного сектора, которые во многом образовались на рынках недвижимости, теперь – лопнувших.
Сами по себе эти факторы давления – и на банковскую систему еврозоны в целом, и, соответственно, на курс евро – сколь значимыми вам представляется сегодня? Корнелиус Пурпс, банк Unicredit:

Корнелиус Пурпс: Сегодня перечисленные вами факторы, безусловно, оказывают значительное влияние на курс евро к доллару. Масштабная поддержка государствами Европы национальных банковских систем не могла не отразиться на государственных бюджетах.
Это – как пинг-понг: риски перебрасываются от банков к государству и – обратно. Именно такая ситуация ярко проявилась сегодня в еврозоне. В результате прочность как самого Европейского союза, так и его единой валюты оказывается под сомнением.
За короткое время курс европейской валюты к доллару снизился с полутора долларов за один евро до 1-го доллара и 20 центов. Но, подчеркну, это обстоятельство отнюдь не означает еще, что евро утратил свою силу. Ведь реальный курс, по имеющимся оценкам, должен составлять примерно 1,1-1,15 доллара за один евро. И пока, как видим, евро по-прежнему котируется выше его реальной стоимости...

Сергей Сенинский: Предстоящие списания безнадежных долгов – на 195 миллиардов евро только до конца будущего года - банки еврозоны смогут пережить без масштабных потрясений, полагают эксперты Европейского центрального банка.
Однако в представленном на этой неделе докладе Европейский банк предупреждает коммерческие банки стран еврозоны: им следует быть готовыми к тому, что оказываемые им ныне меры финансовой помощи будут свернуты...
XS
SM
MD
LG