Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жизнь после "Хромой лошади"


"Хромая лошадь": потерпевшие считают, что не получили всей помощи, которая им необходима

"Хромая лошадь": потерпевшие считают, что не получили всей помощи, которая им необходима

Следственный комитет 4 июня завершил расследование уголовного дела, которое было возбуждено по факту пожара в пермском клубе "Хромая лошадь". С материалами дела теперь должны ознакомиться обвиняемые и потерпевшие, а затем оно будет передано в суд. Прошло ровно полгода после трагедии. Потерпевшие жалуются не только на обвиняемых, но и на чиновников, которые, по их словам, не выполняют своих обещаний и не оказывают им нужной помощи.

Напомним, пожар в пермском ночном клубе "Хромая лошадь" произошел 4 декабря 2009 года и унес жизни 156 человек. Более шестидесяти человек получили сильные ожоги. Следствие в рамках уголовного дела признало потерпевшими более четырехсот человек.

Пермские чиновники перестали нормально заботиться о пострадавших еще до новогодних праздников, считает активист инициативной группы Евгений Протопопов. Сразу после пожара в "Хромой Лошади" Евгений Протопопов создал сайт, где размещал информацию о пострадавших и о том, какая помощь им срочно необходима. Почти со всеми он постоянно поддерживает связь.

– Судя по официальной информации, все обещания чиновников выполнены, – говорит Евгений Протопопов. – Но по словам родственников, чиновники делают далеко не все, что нужно. Практически все пострадавшие сами платили за лекарства, питание, проживание (многих направили в больницы других городов и родственникам надо было жить с ними). Единственное, что государство более или менее обеспечивало – это нахождение пациента в палате. Люди увидели, что ждать нечего, надо просто брать себя в руки и решать все самим. Мы собрали и потратили шесть миллионов рублей "негосударственных" денег. А государство выделило 400 с лишним миллионов. И где они? Никто не знает. Говорили, что лекарства на эти деньги привозили, но только не те, которые надо…

Евгений Протопопов добавил, что потерпевшие даже не пытаются добиться через суд компенсаций за расходы на лечение:

– Это бесполезно, даже юристы развели руками и сказали: "Лучше не теряйте время". Официально, по бумагам, все "чисто". Фактически же помощи не хватает. Недавно мы пришли в краевое министерство здравоохранения со счетами, которые потерпевшим надо было оплатить. В свое время в министерстве обещали, что компенсируют хотя бы часть денег, которые сами пострадавшие потратят на лекарства. Нам сказали: "Бюджета нет". И все. В больницах осталось двое (по данным правительства Пермской области – один человек. – РС). Все остальные под наблюдением пермских врачей. Но это наблюдение, по отзывам людей, смешное, многие уже туда не ходят, как-то сами за собой следят или в частные клиники обращаются.

Нам приходилось устраивать скандалы. Например, после того как в декабре Любовь Казакову, не долечив, выписали из НИИ скорой помощи им. Джанелидзе в Санкт-Петербурге. Билеты купили добровольцы, и ей, ожоговой больной, пришлось ехать на верхней полке в плацкарте. В Перми ее никто из врачей не встречал. Ее двоюродный брат изложил все это в письме, которое послал губернатору Олегу Чиркунову и министру здравоохранения и социального развития Татьяне Голиковой. После этого, конечно, выписанных из больниц в других городах стали в Перми встречать с каретами "скорой помощи". Но для этого пришлось очень серьезно потрудиться, – сказал Евгений Протопопов.

28-летняя Любовь Казакова в "Хромой лошади" была вместе с двумя подругами. Одна из них умерла, у другой ожог 60% поверхности тела. Сама Любовь Казакова находится дома и потихоньку идет на поправку. Ее брат Константин Колчанов считает, что людям сейчас "не до судов, которые могут затянуться на несколько лет". Он уверен, что его письмо губернатору и министру Голиковой стало для сестры гарантией помощи.

– Я вспоминаю, как ее выписывали, не долечив, посоветовав по прибытии в Пермь обратиться в травмпункт. Одиннадцать праздничных, новогодних, дней она была без лечения… Потом, когда я пришел к Олегу Чиркунову с письмом, он хоть и посмотрел на меня, как на назойливую муху, но все-таки позвонил в Минздрав, и тогда Любу забрали на скорой помощи… Ей дали 400 тысяч рублей компенсации. Оплатили одну поездку на курорт в Сочи. Но медикаменты мы покупаем за свой счет.

Евгений Протопопов и Константин Колчанов вспоминают программу о медицинской помощи пострадавшим в "Хромой лошади", показанную несколько месяцев назад на телеканале РЕН-ТВ. Евгений Протопопов участвовал в программе, но все его критические замечания, по его словам, вырезали. Константина Колчанова участвовать в программе приглашали представители министерства здравоохранения Пермского края.

– Просили, чтобы я приукрасил. Я предложил описать, как все было на самом деле. Тогда у них пропало желание меня приглашать, – говорит Константин Колчанов.

По словам Евгения Протопопова, яркий пример того, как государство лишь обещает оплатить лечение, которое фактически оплачивает родственник потерпевшего, – история Ирины Пескарской с сильным ожогом легких (60%). В настоящее время ей оказывают помощь в петербургском Институте мозга. Более месяца она пролежала в коме, сейчас находится в сознании, но не разговаривает и не двигается. У нее два маленьких ребенка – одному нет и года, другому два с половиной. Ее лечение только за месяц – 300 000 рублей – оплатил ее супруг Сергей Колпаков.

– После пожара Ирине оказали помощь в Институте Склифосовского в Москве, а когда там сделали все, что могли, врачи попросили ее перевезти в другое место (ведь Склифосовского – это институт "скорой помощи"), – говорит Сергей Колпаков. – Через моих знакомых мы перевели Ирину в Институт мозга человека РАН в Санкт-Петербурге. Они дали мне бумаги (где была указана сумма за лечение), я показал их нашему правительству. Начались переговоры, которые затянулись на полтора месяца. Ирине становилось все хуже, и мне пришлось оперативно заплатить 300 тысяч рублей. Пермское правительство заплатило только за перевозку Ирины 80 тысяч рублей. Речи о компенсации остальной суммы не шло. С тех пор прошло еще полтора месяца, мне выставили новые счета. Я говорил с губернатором Чиркуновым, заместитель пермского министра здравоохранения подписала гарантийное письмо. Но – вновь начались переговоры между краевым правительством и больницей, споры из-за формулировок. И вновь тратится время, а Ирина не получает полноценного лечения… 25 июня Институт временно закрывается, и надо будет срочно искать, куда поместить Ирину. Ей нужны специалисты иностранные. Сейчас ее друзья проводят акцию в Перми – собирают деньги на лечение в Германии. Чтобы получить от государства деньги на лечение за границей, надо собрать столько документов, что на это уйдет несколько месяцев. Это слишком долго. За бумагами человека теряют, – заключил Сергей Колпаков.

В пресс-службе губернатора Пермской области Олега Чиркунова, куда корреспондент Радио Свобода обратилась за комментариями, говорить отказались. Вместо ответа сотрудник пресс-службы Егор Гараев прислал письмо со статистикой. В нем сообщается, что каждому пострадавшему выплачена компенсация в размере четырехсот тысяч рублей, а каждой семье, где есть погибший, заплатили пятьсот тысяч рублей. В письме, в частности, сказано (лексика сохранена): "Всем 71 пострадавшим, выписанным из клиник федеральных центров, была организована встреча по прибытии на ж/д и аэровокзалах специализированными бригадами скорой медицинской помощи, с последующей консультацией специалистов и выработкой индивидуальных планов дальнейшего долечивания и реабилитации пострадавших. За каждым пострадавшим закреплен руководитель лечебно-профилактического учреждения Перми для осуществления контроля за ходом реализации индивидуальных планов долечивания и реабилитации. По состоянию на 26 мая все пострадавшие, 71 человек, находятся на диспансерном наблюдении, из них – 34 вернулись к труду, 9 установлена группа инвалидности, 2 находится на стационарном лечении, 26 в амбулаторно-поликлинических условиях".

В письме также говорится, что пострадавшим оказывают психологическую помощь, а "санаторно-курортное долечивание получают 21 человек".

О том, будут ли компенсированы пострадавшим те деньги, которые они реально заплатили за жизненно необходимое лечение, в письме пресс-службы не сообщается.

Радио Свобода обязательно сообщит читателям и слушателям, если ответы на заданные вопросы будут сформулированы в эфире РС самим губернатором Олегом Чиркуновым. В крайнем случае, придется искать ответы в блоге Олега Чиркунова в Живом Журнале.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG