Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Движение руля – движение души


"Ред Булл" побывал даже в Москве

"Ред Булл" побывал даже в Москве

Столкновение пилотов команды "Ред Булл" на Гран-При Турции заметно оживило ход чемпионата мира и напомнило одну из самых ярких пар в истории Формулы-1 – Алена Проста и Айртона Сенну. Эксперты полагают, что к концу чемпионата внутрикомандные приоритеты могут быть забыты.

"Ну, что ж, – война!" – эта приписка маркизы де Мертей в конце письма виконта де Вальмона могла бы стать прекрасным слоганом прошедшего Гран-при Турции. Собственно, заголовки статей, посвященных этому этапу, что называется, "запестрели" словом "война" – "гражданская", "холодная".

Гонщики "Ред Булл" Себастьян Феттель и Марк Уэббер, шедшие к победному дублю, на 40-м круге в борьбе столкнулись, отдав этот дубль соперникам из "Макларена". Уэббер после столкновения и боксов оказался третьим, Феттель окончил гонку в полосе безопасности, где вылез из машины, и пошел прочь, крутя пальцем у виска.
Тут есть некий фатализм в историческом духе Льва Толстого – они столкнулись, потому что не могли не столкнуться

Столкновение было из тех, оценка которых может очень зависеть от предрасположенности оценивающего. Гонщики обвинили друг друга. Руководство команды было значительно более критично к Уэбберу, но немало авторитетных людей сочли виновным в столкновении Феттеля. Были сказаны запальчивые слова, из которых наиболее выразительны уэбберовские: "Вероятно, мы сохраним разногласия до гробовой доски".

Журналисты, эксперты и болельщики сразу припомнили все теории заговора, предположения, что Феттель пользуется приоритетом в "Ред Булл" (это, разумеется, отрицалось командой). Заговорили о запрещенном team order – это когда порядок двух пилотов команды определяет не ход гонки, а решение конюшни. Руководству "Ред Булл" пришлось разъяснять внезапно возникшее значительное преимущество в скорости Феттеля: Себастьян совершал обгон, когда двигатель Уэббера был переведен в экономный режим, а немецкому гонщику, по утверждению команды, удалось сэкономить чуть более топлива, и это позволило ему оставаться еще круг на оптимальном режиме двигателя.

Уэббер, а также те, кто его поддерживает, а это почему-то в первую очередь представители команды "Макларен", говорят, что Феттель совершил опасный маневр, сдвинувшись вправо, когда там вплотную и несколько сзади двигался Уэббер. Феттель заявляет, что прошел Уэббера, и начал готовиться к прохождению поворота, для чего сдвинулся вправо, а Уэббер продолжал прижимать его к кромке, вместо того, чтобы уступить пространство. Руководство команды, заявившее, что гонщики могут бороться друг с другом, но должны давать друг другу пространство для маневра, фактически поддержало Феттеля.
Через несколько месяцев будет трудно ожидать, что гонщики оставят позади свое эго, если обнаружат себя примерно равными, в чемпионских машинах, в двух шагах от титула, в условиях, когда судьба чемпионата может быть решена небольшим движением руля

С моей точки зрения, тут есть некий фатализм в историческом духе Льва Толстого – они столкнулись, потому что не могли не столкнуться. Уэббер, проиграв позицию, не мог смириться с этим, поскольку как раз к нынешнему этапу поверил в то, что может претендовать на лидерство в команде, на победы и чемпионский титул. Поэтому, уступая партнеру-сопернику, продолжал бессмысленно теснить его, прижимая к внутренней стороне трассы, откуда ни одному из гонщиков не было бы возможности найти хорошую траекторию поворота. Феттель, внезапно выпавший из роли вундеркинда, подающего самые большие надежды, и вынужденный отвоевывать позиции и в команде и в чемпионате, не мог не проявить твердость, пройдя Уэббера – по мнению немецкого гонщика, тот должен был уступить, признав проигрыш позиции, и в этом признании и было все дело.

Что касается рискованности маневра Феттеля – мне кажется, это не случайная вещь, а проявление внутренней установки на максимальную жесткость. Нечто подобное произошло и в Китае, где гонщик "Макларена" Льюис Хэмилтон устроил гонки с Феттелем на пит-лейн. Феттель тогда точно так же не уступил. Нынче, кстати, Хэмилтон, несший по меньшей мере половину ответственности за тот инцидент, решил вдруг осудить немецкого гонщика за рискованный маневр. Не уверен, что его суждение выглядит полностью объективным. Удивительно выглядит и высказывание главы "Макларена" Мартина Уитмарша, заявившего, что когда гонщики одной команды могут сделать дубль, они должны отставить свое эго в сторону и не предпринимать ничего опасного. Дело даже не в том, что его собственные пилоты в этой же гонке обменялись обгонами, сделав, впрочем, это очень аккуратно. И не в том, что тут подозрительно близко до team order. Дело в том, что стремительно нагоняющий "Ред Булл" "Макларен" скоро может оказаться в сходном положении – к концу чемпионата, если гонщики команды обнаружат себя в непосредственной близости от титула, от аккуратности может не остаться и следа.

Имена Айртона Сенны и Алена Проста уже произнесены – над сегодняшней Формулой вновь поднялась тень легендарных внутрикомандных боев "Макларенов" 20-летней давности, причем сейчас потенциально сразу в двух командах – и в "Макларене" и в "Ред Булл". Сейчас, конечно, руководство "Ред Булл" войну остановит, примирив своих гонщиков – уже смягчен тон, Уэббер и Феттель сели за стол переговоров и заключили мировое соглашение, ведь до конца сезона далеко, и с внутрикомандными распрями ни к какому титулу не подобраться. Но через несколько месяцев будет трудно ожидать, что гонщики оставят позади свое эго, если обнаружат себя примерно равными, в чемпионских машинах, в двух шагах от титула, в условиях, когда судьба чемпионата может быть решена небольшим движением руля.

И именно сегодня, после гран-при Турции, вспоминаются недавние обвинения в скуке в адрес нынешних формулических гонок. Дело не в количестве обгонов. Дело в том, что в Формуле движение руля оказывается движением души.
XS
SM
MD
LG