Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в России День эколога праздник со слезами на глазах?


Ирина Лагунина: 5 июня, во Всемирный день окружающей среды, в России отмечается день эколога. О том, легко ли в России заниматься экологической деятельностью, в эфире Радио Свобода рассуждают представители различных природоохранных организаций. Рассказывает Вера Володина

Вера Володина: Всемирный день окружающей среды для российских экологов стал профессиональным праздником по указу президента Владимира Путина от 21 июня 2007 года. Исполнительный директор "Гринпис России" Сергей Цыпленков накануне дня Эколога напоминает о другой годовщине

Сергей Цыпленков: Праздник, что называется, со слезами на глазах. Потому что мы кроме Дня эколога должны отмечать еще и 10 лет начала развала государственной системы экологической. 10 лет назад, в мае 2000 года начался тот самый развал. 17 мая был подписан указ о ликвидации Госкомэкологии и Гослесхоза. Если посмотреть на все официальные цифры, которые можно получить, мы видим, к чему это привело. Например если с учетом инфляции посмотреть уровень бюджетных расходов на природоохранные мероприятия, то мы увидим, что за последние 10-12 лет в два раза упала эта цифра. С чем это связано было? На мой взгляд, это было связано с неправильной оценкой наших властей по поводу того, что нужно сделать, чтобы развивать экономику. В конце 90 очень много говорилось о том, что развитию экономики мешают различные административные барьеры. Судя по всему, единственный административный барьер, который был снят – это всевозможные экологические нормативы, экологические требования. Если вкратце посмотреть на то, что было отменено за последние 10 лет, волосы дыбом встают. Сразу же после этого указа о ликвидации в 2001 году у нас фактически был разрешен ввоз радиоактивных отходов на захоронение. Мы стали единственной страной, которая позволяет зарубежные радиоактивные отходы захоранивать на своей территории. В 2006 году у нас фактически была отменена обязательность проведения Госкомэкспертизы. Чтобы это было понятно, я хотел бы проиллюстрировать следующим примером. Фактически на сегодняшний день у любого из нас во дворе может быть построено опасное химическое или какое-либо другое производство и каких-то легальных рычагов остановить это производство из-за того, что оно вредно, будет влиять на жизнь и здоровье людей, которые будут проживать рядом, этих рычагов нет. То есть все наработки, которые были сделаны до этого в экологическом законодательстве, барьеры, они были сняты. Мне кажется, основной момент, о котором все экологи должны говорить в этот праздничный день. То, что сейчас у многих на устах – ситуация с Байкальским комбинатом, решение, которое позволяет сбрасывать промышленные отходы непосредственно в озеро Байкал, на мой взгляд, точно лежит в концепции той, которая была выбрана 10 лет назад, то есть рост экономики, готовы платить любую экологическую цену за рост экономики. В принципе на словах в последние пару лет власти начали говорить о том, что да, они это понимают. Про энергоэффективность начали говорить, начали понимать, что не энергоэффективная экономика никогда не выживет на мировом рынке. Но, к сожалению, это все пока остается словами. На последнем Госсовете несколько дней назад президент произнес буквально следующую фразу, что за последние 7 лет правительство не сделало ни фига, цитирую господина президента. На мой взгляд, за последние 7 лет правительство сделало все, что можно, для того, чтобы убрать экологические барьеры, сделало все, чтобы качество окружающей среды у нас в стране ухудшилось. Вот такой у нас получается праздник со слезами на глазах.

Вера Володина: Сергей Цыпленков приводит официальные данные: сегодня качество окружающей среды признается неудовлетворительным на 15% территории России, где проживает более половины населения страны. Рост образования токсических отходов за последние опережает рост экономики, и признается, что более 10 млн граждан России употребляют питьевую воду, не соответствующую нормам. В эти дни заканчивается международный сбор подписей под обращением к Генеральному директору ЮНЕСКО с призывом защитить Байкал. Около 80 000 человек уже присоединились к требованию отменить авантюрное решение о возобновлении работы Байкальского целлюлозно-бумажного комбината в режиме разомкнутого водооборота
Коалиция общественных организаций "За Байкал" предлагает руководству России преподнести гражданам, и всему миру подарок - отменить Постановление № 1 от 13 января 2010 г, разрешающее сброс промышленных стоков в уникальное, признанное общечеловеческим достоянием озеро Байкал. Основатель организации "Байкальская экологическая волна" Марина Рихванова на вопрос, легко ли быть экологом в России, отвечает просто

Марина Рихванова: Конечно, трудно. Но в то же время удается добиться серьезных результатов.

Вера Володина: Защитники Байкала остановили планы кампании ТРАНСНЕФТЬ по прокладке нефтепровода на расстоянии менее километра от озера

Марина Рихванова: Тогда сказал, что если есть хоть малейшая угроза Байкалу, то надо ее минимизировать и устранить. А в данном случае с БЦБК наоборот получается. Вместо того, чтобы двигаться вперед, решать эту проблему с пользой для людей и таких решений есть масса вариантов, почему-то идет откат назад и возврат к деятельности БЦБК, причем, со сбросом сточных вод, что вообще ставит вопрос, а что же это была за программа перепрофилирования, которая вроде бы выполнялась и государство за ней следило и по этой программе должен был быть переход на замкнутый цикл водопользования и развитие альтернативных производств в Байкальске. Получается, столько много лет государство водило за нос, такая фикция была.

Вера Володина: С другой стороны на защитников Байкала продолжают давить спецслужбы, напомню, экологов обвинили в использовании нелицензионных продуктов, конфисковали компьютеры, возбудили уголовное дело в отношении – все еще - неопределенного круга лиц, суды отказываются рассматривать заявления экологов, рассказывает Марина Рихванова

Марина Рихванова: Мы передали фотографии компьютеров, когда была наклеена лицензия, на одном из них она была содрана. Было видно, что еще есть, на другой видно, что остатки лицензии держатся на корпусе, а сейчас у них хранятся в качестве вещдоков, на них уже нет следов. Мы предъявили все документы, свидетельствующие о приобретении лицензионного программного обеспечения, все финансовые документы. Пока мы не знаем, как дальше все ведется. Мы подали иск в суд на незаконные действия сотрудников милиции. Арбитражный суд нам отказал в возбуждении дела, потом суд общей юрисдикции тоже отказал. Мы теперь жалуемся на суды, что они отказывают незаконно. Я так расцениваю, что никто не хочет связываться с этим делом явно заказного характера.

Вера Володина: Легко ли быть экологом в России- говорит Исполнительный директор "Гринпис России" Сергей Цыпленков

Сергей Цыпленков: Наверное, и да, и нет. И легко, поскольку работы непочатый край, за что ни возьмешься, все требует тех или иных усилий именно общественных организаций, поскольку за эти годы госструктуры показали свою полную импотентность в этих вопросах. С другой стороны, вы абсолютно правы, сложно, поскольку в первую очередь бюрократы используют квази-патриотические лозунги, объявляют экологов врагами отечества, мира, вселенной и так далее. Несколько лет назад, в 2006 году достаточно сильно прозвучала борьба экологов против строительства нефтепровода на берегу Байкала. Как только экологов и в чем их ни обвиняли до тех пор, пока 26 апреля 2006 года господин президент, в то время это был Владимир Путин, согласился с требованиями экологов, отодвинул нефтепровод за пределы водосборного бассейна. Экологи шутят: знаменитый фломастер Путина. Год, больше даже, поливали экологов грязью, после того, когда что-то у них не сработало, передвинули нефтепровод. Что любопытно, что после 26 апреля количество борцов настолько увеличилось. Оказывается, все наши ведущие партии спали и видели, как отодвинуть нефтепровод от берегов священного озера. Хотя, если посмотреть на 25 число, то есть за сутки до этого решения Путина, все эти партии занимались тем, что клеймили экологов.

Вера Володина: Ученый-эколог, профессор Алексей Яблоков вспоминает историю развития экологического движения, ставшего первым разрешенным, протестным общественным движением периода перестройки, не с первых дней, и не в период эйфории, когда принимались важные для защиты окружающей среды законы

Алексей Яблоков: С 95 года начался откат. Крупный капитал, которому совершенно невыгодны были эти экологические требования, экологические законы, экологические нормы, они потихонечку брали власть и начали прижимать. Особенно это началось с 98 года, политика деэкологизации общества и государства. Апогей это политики в период правления Путина. Один из первых указов Путина был ликвидация природоохранного ведомства. С этого началось. В это же время запрет экологии в средней школе, в это же время запрет экологической милиции, в это же время тотальная проверка всех экологических организаций Генеральной прокуратурой и так далее. Мы потихонечку приходим к нашему времени. Сейчас изменены все законы природоохранные, изменены в худшую сторону.

Вера Володина: Так профессор Яблоков, руководитель экологической фракции партии ЯБЛОКО отвечает на вопрос: "Опасно ли быть экологом в России"

Алексей Яблоков: Конечно, опасно. Нападки начали в начале 2000 года, когда пришел Путин. Была команда генеральным письмом, мы знаем, эти документы есть, я в свое время их собирал, всем прокурорам на местах проверить все экологические организации, чем они занимаются, негодяи такие и так далее. Посадили перед этим Никитина, чуть ли не дали ему 10 лет, в 99 году. Удалось доказать, что обвинение абсурдное. Потом Пасько, журналист, который за свою экологическую деятельность попал в тюрьму, провел два-три года, удалось его оттуда вытащить. Постоянно идут нападки. Та же самая "Байкальская волна" дважды подвергалась нападкам со стороны спецслужб. Напали на совершенно замечательную организацию "Планета надежд" в Озерске. Вы из грантов должны чуть ли не 40% отдать государству, заплатить как налоги – бред. Слава богу, удалось отбиться недавно. Но это очень типично. У нас были случаи, когда членов партии выгоняли с работы, они были преподавателями, профессорами. Их преследовали просто потому, что оказались членами партии "Яблоко". Медведев пришел в 2008 году, стали говорить больше об экологии, но только разговоры. Надо восстанавливать государственную экологическую экспертизу, надо восстанавливать государственный экологический контроль. Где вы были раньше, 3-4 года, когда вы все это рушили, крушили? В России в 91 году на охрану окружающей среды тратилось около полпроцента бюджета, в путинское время это сократилось до одной десятой, а сейчас до одной сотой процента бюджета. Вот вам, пожалуйста, все. Япония тратит 5% бюджета, Соединенные Штаты около 2, а мы тратим около сотой. Нет экологического мониторинга, нет экологического контроля, не общественного экологического движения, потому что в этих условиях не можем выполнять ту социальную функцию, которые общественные организации экологические должны выполнять.

Вера Володина: Говорил профессор Алексей Яблоков. Его коллега Сергей Цыпленков, назвавший день эколога праздником со слезами на глазах, немного помечтал

Сергей Цыпленков: 5 июня премьер и президент отменяют постановление № 1 и начинают работу по развитию региона южный Байкал по экологически устойчивому пути с решением всех социальных, экономических вопросов. Есть все наработки, разработки Сибирского отделения академии наук, что там можно сделать для того, чтобы люди имели рабочие места и мы не уничтожали озеро Байкал, сохраняли его и для нас самих, и для потомков.

Вера Володина: Отменить постановление № 1, разрешающее сброс стоков в уникальное, признанное общечеловеческим достоянием озеро Байкал предлагает и коалиция общественных организаций "За Байкал", где считают, что если экологию не защищает государственная система России, то подарок не только своим гражданам, но и всему миру могло бы во Всемирный день защиты окружающей среды сделать российское руководство.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG