Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Сталинский шпион-любовник" - продолжение рассказа о головокружительной карьере Дмитрия Быстролетова


Ирина Лагунина: На прошлой неделе в пятницу мы начали рассказ о том, что в США вышла в свет книга "Сталинский шпион-любовник". http://www.stalinsromeospy.com/ Ее написал литератор, профессор нью-йоркского Хантер-колледжа Эмиль Дрейцер. О герое книги – советском разведчике Дмитрии Быстролетове – с Эмилем Дрейцером беседовал наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Абаринов. Сегодня – продолжение рассказа.

Владимир Абаринов: Главным шпионским талантом Дмитрия Быстролетова был талант вербовки. Агенты советской разведки были, как правило, идейными шпионами. Но вербовщики пользовались и шантажом, и подкупом. Особое место в их арсенале занимало сексуальное обольщение. Сами бывшие разведчики неохотно говорят на эту скользкую тему, но кое-какие сюжеты все же получают огласку.
В одной из наших программ я рассказывал о том, как гражданская жена и курьер руководителя советской агентурной сети в США Якова Голоса Элизабет Бентли после смерти мужа впала в депрессию, и резидент просил Центр прислать ей нового мужа, но Центр замешкался, и Бентли выдала властям всю сеть. Другой пример – дочь американского посла в Берлине Марта Додд, завербованная сотрудником советской разведки Борисом Виноградовым, в которого она страстно влюбилась. Можно вспомнить и донжуанские похождения англичанина Джона Саймондса, который в начале 70-х годов сам предложил свои услуги КГБ в качестве шпиона-любовника. В своей автобиографической книге Саймондс с упоением вспоминает уроки профессионального мастерства, полученные им от двух очаровательных русских инструкторов женского пола. Одна из крупных кинокомпаний приобрела в прошлом году права на экранизацию книги Саймондса, только еще не решила, кто будет играть главную роль – Дэниэл Крейг или Джадд Лоу.
Англичане еще только собираются экранизировать, а Быстролетов уже экранизировал свои амурные приключения в далеком 1973 году в фильме "Человек в штатском".

- Граф? Говорит Изольда фон Остенфельзен. Граф, мне скучно!

Владимир Абаринов: Дмитрий Быстролетов отличался авантажной внешностью, был молод, прекрасно одевался и имел подход к женщинам. На склоне лет он не без гордости вспоминал свои мужские победы. Первую из них он одержал еще в Праге. В своих записках он называет даму, с которой познакомился по заданию резидента, графиней Фьореллой Империали.

Из записок Быстролетова: Я начал работать. Но вскоре пришла страстная любовь к другой женщине — Иоланте. Она мне ответила взаимностью, и мы поженились. Несмотря на
женитьбу, я продолжал разрабатывать порученное... И ночи в двух постелях продолжались. В одной я спал как муж. С другой — как помолвленный жених.
Наконец, настало страшное мгновение: я потребовал от Фьореллы доказательств бесповоротности её выбора… Через несколько дней она ухитрилась привезти пакет, в котором оказались все шифровальные книги посольства, умоляя:
— Только на час! На один час!

Владимир Абаринов: Впрочем, по сведениям Эмиля Дрейцера, пышный титул своей пассии Быстролетов выдумал – на самом деле это была скромная секретарша французского посольства. В книге Кристофера Эндрю и Василия Митрохина "Меч и щит" названо подлинное имя этой женщины – Элиана Окутюрьер. Ей было тогда 29 лет.

Эмиль Дрейцер: Сначала он занимался тем, чем обычно занимается разведка – читал газеты в поисках информации, которая могла пригодиться. И вот тогда его первый раз привлекли, так как он был хорош собой... Он мне сказал прямо, когда мы с ним встречались: "Я, - говорит, - был молод, хорош собой и знал, как обращаться с женщинами". Это его буквальные слова.

Владимир Абаринов: Еще одна цитата из записок Быстролетова – страстный роман с любовницей румынского генерала.

Из записок Быстролетова: За столиком с шампанским во льду мы, вероятно, казались весьма живописной парой — она в глубоко декольтированном платье, я во фраке. Мы шептались, как юные влюбленные. "Если вы меня предадите, то будете убиты, как только высунете нос из Швейцарии", — говорила она мне в ухо, сладко улыбаясь. Я улыбался еще слаще и шептал ей в ответ: "А если вы меня предадите, то будете убиты вот здесь в Цюрихе, на этой самой веранде, над синей водой и белыми лебедями".

Владимир Абаринов: Но Эмиль Дрейцер считает, что на самом деле интимных связей со шпионскими целями у Быстролетова было не так уж много.

Эмиль Дрейцер: Я думаю, что он это использовал с этой француженкой и еще была только жена английского агента, который сам, кстати говоря, пришел в советское посольство - Олдэма. И то там была другая ситуация: она сама проявила инициативу, потому что ее муж был алкоголик, и она была совершенно в отчаянии. Так что я не думаю, что так уж много было таких... если уж говорить "герой-любовник"... ну две-три женщины. Единственное, что меня действительно поразило, это его тонкое знание психологии – пожалуй, даже не женской, а человеческой психологии вообще, которое он проявил, когда он смог завербовать немку, офицера гестапо.

Владимир Абаринов: Операция разработки шифровальщика британского МИДа капитана Эрнеста Олдэма стала крупнейшей профессиональной удачей Быстролетова. В августе 1929 года Олдэм пришел в советское посольство в Париже. В разговоре с резидентом ОГПУ Владимиром Войновичем он не назвал себя настоящим именем и предложил продать британский дипломатический шифр за 50 тысяч долларов. Войнович сбил цену до 10 тысяч и договорился о встрече с Олдэмом в Берлине в начале следующего года. На встречу отправился Быстролетов. Именно тогда он стал выдавать себя за венгерского графа, попавшего в сети советской разведки, и вступил в интимные отношения с женой Олдэма Люси, чтобы крепче привязать к себе супругов.
Отголосок этого сюжета есть в фильме "Человек в штатском", где Люси Олдэм превратилась в жену полковника генерального штаба вермахта баронессу Изольду фон Остенфельзен. Ее сыграла Ирина Скобцева. Третий участник сцены – сотрудник гестапо Кемпнер, в свою очередь разрабатывающий графа. Эту роль исполнил Олег Голубицкий. Ну а графа Перельи де Киральгазе, он же разведчик-нелегал Сергей, играет Юозас Будрайтис.

Шум ресторана, музыка.

- Вы знаете, граф...
- Добрый вечер, баронесса.
- Господин Кемпнер! Как я рада видеть вас! Познакомьтесь.
- Я очень рад видеть вас, баронесса. Вас тоже, граф. Давно в Берлине?
- Около месяца.
- С какой целью прибыли в нашу столицу?
- Хочу поучиться юриспруденции у светил Германии...
- Прекрасно.
- ...впитать эмоционально-политический заряд, который фюрер обрушивает на свой народ...
- Замечательно!
- Полюбите его, Кемпнер! Он такой милый, знатный! Но вот должен зарабатывать себе на кусочек хлеба.
- И бокал шампанского.

Владимир Абаринов: И наконец, история с женщиной – офицером гестапо. Рассказывает Эмиль Дрейцер.

Эмиль Дрейцер: Она была не просто уродлива – у нее было обожженное лицо, в детстве она попала в автомобильную катастрофу. И конечно, было невозможно подойти к ней так, как, скажем, к француженке, сделать вид, что в нее влюбился. Француженка была хороша собой и молодая, а этой было около 40 и она была совершенно обезображена. Но он нашел способ, психологический ключ. Она была ярой нацистской, и он пытался все время расспрашивать, как бы подзадоривать: а что такого особенного в этом господине Гитлере, в Геббельсе? Я венгр, жил в Америке и не понимаю, почему у вас в Германии такой большой ажиотаж. И он смог ее убедить в том, что он такой наивный молодой человек, который не знает европейской истории. И так постепенно он смог ее соблазнить и стать ее любовником. Вот это, пожалуй, высший класс. Я ничего подобного не представлял себе.

Владимир Абаринов: В картине "Человек в штатском" роль штурмфюрера СС Дорис Шерер играет Людмила Хитяева.

- Вы должны понять, граф, что скоро господином мира станет германская северная раса.
- Дорис, а что вы обещаете нам, венграм?
- Радость и честь трудиться под руководством нордического человека.
- А что ожидает меня лично?
- О, для вас все будет к лучшему. Мы вернем вам земли, замки, на ваши белые мягкие руки наденем железные перчатки. Вы будете властелином!

Владимир Абаринов: Между тем в сталинском Советском Союзе разворачивался Большой террор. В сентябре 1936 года был снят с поста наркома внутренних дел Генрих Ягода. Его сменил Николай Ежов. Начались аресты руководителей Иностранного отдела. Отзывались в Москву сотрудники загранаппарата разведки. Обратно из Москвы никто не возвращался. В 1937 году получил вызов нелегал Игнатий Рейсс, но решил остаться во Франции и в том же году был убит в Швейцарии в результате специальной операции НКВД. Его друг и коллега Вальтер Кривицкий тоже остался на Западе. Руководитель лондонской нелегальной резидентуры Теодор Малли вернулся и был расстрелян. В том же 1937 году получил приказ вернуться и Дмитрий Быстролетов.

- Насколько я понимаю, он знал Игнатия Рейсса, знал Малли, знал, видимо, Кривицкого...

- Да.

- Ведь эти все люди... ну, Малли вернулся, а Рейсс и Кривицкий – невозвращенцы. Быстролетов не мог не думать на эту тему, он знал, конечно, что происходит с теми разведчиками, которые отозваны были в Москву. Он ожидал того, что с ним произойдет, надеялся оправдаться? Как это было?

- Я думаю, что все-таки он до конца не верил, что при всей самоотверженности, которую он проявил... Я думаю, что он был наивен в этом смысле, не понимал до конца причины Большого террора. Он думал, что все-таки это ошибка. Даже когда его арестовали, после ареста. Как многие другие, кстати говоря. В этом смысле он был как раз тот самый контрик, политзаключенный, которых Солженицын описывает, которые были уверены, что это просто ошибка.

- На самом деле ведь почти все разведчики вернулись. Рейсс и Кривицкий – это редкое исключение. Они все, как кролики в пасть удава...

- Быстролетов верил, что блокировало его сознание, как я это понимаю, - на самом деле он не мог не вернуться в Россию. Его внутреннее психологическое состояние было такое, самоощущение – вне страны, в которой он родился, он себя ощущал ничтожеством. Понять это было нелегко, я консультировался и с психиатрами, и с психоаналитиками. К сожалению, вот так это бывает у людей, которые в детстве травмированы, корень их существования травмирован. Он это понимал. У него есть глава, в которой он описывает психологические отклонения своей матери, деда, бабушки и так далее. Он это понимал. Он говорил об этом прямо.

Владимир Абаринов: В фильме "Человек в штатском" вернувшегося в Москву разведчика с почетом, по-отечески принимает руководитель разведки – его играет Владимир Кенигсон.

Бой курантов.

- Так вот вы какой: доктор прав, доктор медицины, граф Переньи де Киральгазе, барон фон Остенфельзен... Здравствуйте, дорогой наш товарищ Сергей. За выполнение задания, за материалы барона и Дорис Шерер – вам благодарность.
- Спасибо, товарищ комкор.

Ирина Лагунина: О том, каким было реальное возвращение Дмитрия Быстролетова, о его прозрении и мучительных раздумьях последних лет жизни – в следующей, заключительной части.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG